Кирилл Разлогов - человек мира культуры

12 Октябрь 2021 560

Есть в нашем социуме личности столь многогранные, что не вписываются ни в профессиональные, ни в какие другие рамки. Они рождены со своим видением бытия и бытийности, духовной интуицией, позволяющей оставаться собой в любых ситуациях, и видеть то, чего не видят другие. И делиться своими мыслями и чувствами, делая зримым лишь проступающее через недомолвки и недосказки. Они кажутся небожителями, ниспосланными нам как нечто не только значительное, но и значимое.

Кирилл Разлогов. Фото Нины Кочеляевой.

Сонм их не так велик, как кажется. Вот почему для всех, кто знал Кирилла Эмильевича Разлогова, его уход - личная потеря. А знало его огромное количество людей. В том числе и профессионалов, и любителей самого демократичного вида искусств - кино.

Широкой публике он известен как директор Московского международного кинофестиваля, автор и ведущий телепередач «Киномарафон», «Век кино», «От киноавангарда к видеоарту». И, конечно, «Культ кино» на канале «Культура», где он не просто рассказывал о фильмах, а беседовал с их создателями, чтобы посвятить зрителей во все тонкости современного киноискусства.

А ещё - как человек принципиальный и бескомпромиссный. По его инициативе Гильдия киноведов и кинокритиков Союза кинематографистов России вышла из состава учредителей национальной кинопремии «Белый слон», не согласившись с присуждением специального приза «Событие года» Алексею Навальному и его команде за так называемые фильмы-расследования.

Монографии, статьи, телепередачи медиакритика и киноведа, академика Национальной академии кинематографических искусств и наук России, доктора искусствоведения, профессора, почётного члена Российской академии искусств, президента Гильдии киноведов и кинокритиков Союза кинематографистов России Кирилла Разлогова интересны самой разной аудитории: массовой и академической - преподавательской, исследовательской. В этом его не только необходимость и незаменимость, но и феноменальность.

Последний наш с Кириллом Эмильевичем разговор состоялся в Коктебеле в мае этого года во время Крымской музеологической школы «Museum studio». Надежда на встречу в октябре, на Ялтинском кинофестивале «Евразийский мост», программным директором которого он был, увы, ушла вместе с ним…

И остаётся только поблагодарить судьбу за беглые и обстоятельные беседы с ним, сохранившиеся не только в памяти, но и в диктофонных записях. Есть уже опубликованное, что-то ждало своего часа. Не такого печального, конечно, как настал…

Он дал пищи для размышлений не на один день. Прощаться с ним не хочется. Хочется читать его статьи, слушать его. И делиться тем, чем делился он.

Выбрала то, что, на мой взгляд, будет интересно нашим читателям.

На вопрос, что ему, как культурологу и как зрителю, не нравится в современном российском кино, Кирилл Эмильевич, со свойственной ему прямотой ответил:

- Официоз. Не просто не нравится - раздражает. Имею в виду заказные картины на «правильные» идеологически темы. Их придумывают в кабинетах, откуда и поступает на них заказ, и выделяются деньги. И получаются шедевры в кавычках, даже если их снимают талантливые люди. Как, скажем, «Т-34». Сделана профессионально, но смотреть её стыдно: позорная получилась картина. И не только эта. Включая уже довольно бурный поток про спорт. Коммерческий успех фильма «Движение вверх» надоумил продюсеров заняться этой темой. Но, всё, что появилось после фильма «Легенда №17», живого и незаштампованного, вторичные и неталантливые. Потому что «заказухи». «Стрельцов» - яркий пример того, что наши мастера отображают эпоху, насколько им позволяют заказчики.

- Но ведь и в советские времена были заказы? Скажем, фильм «Октябрь» - не заказ разве?

- Не без этого. И это будет всегда. Всё дело - в какой степени. Да, «Октябрь» был заказом, но это не помешало ему стать шедевром. Другой пример «заказухи» - фильм Фридриха Эрмлера «Великий гражданин» 1938 года. Гениальный фильм! Я же не утверждаю, что заказ - всегда плохое кино. Плохо, когда создаётся серия однотипных фильмов, каждый из последующих - всё хуже и хуже. Как и то, что шедевры прошлых лет стали подвергаться цензуре. Что есть глупость несусветная. Вырезать Сталина из картин тридцатых годов - это клиника. Потому что той эпохи без Сталина просто не существует. Хорош он или плох - совсем иное дело. Но в центре фильмов тех лет конгломерат Ленин-Сталин, и ничего с этим уже не поделаешь. А сейчас на это место выдвигается Яшин-Стрельцов.

- Одни и те же или разные фильмы советуете смотреть зрителям и своим студентам, будущим кинокритикам?

- Разные. Среди зрителей тёщи, бабушки, внучки. У них разные предпочтения. Надо знать их вкус. Я знаю, что надо показать хулиганам-студентам (сам таким был в своё время), и что пожилым сотрудницам нашего института культурологии. А когда мне дают список фестивальной программы с просьбой отметить фильмы, которые стоит посмотреть, я с этой точки зрения и отвечаю.

- Сейчас новые картины можно увидеть только на фестивалях, поэтому они пользуются всё большей популярностью. На тех, где вы программный директор - Московском и Ялтинском - бывают шедевры?

- Вне всякого сомнения! На каждом три-четыре абсолютных шедевра, что бы кто ни говорил. Приблизительно 15-20 - очень качественных картин, и сотня - о которых можно спорить. Когда сетуют на фестивальную программу, это не говорит о её качестве. Это значит, сетующему не повезло с выбранными для просмотров фильмами.

- Сейчас модно говорить о том, что молодым надо адресовать фильмы, формирующие правильное мировоззрение. Если советовать обобщённо, к каким фильмам отсылаете молодых вы?

- В то, что кино может формировать «правильное», не будем углубляться в этот термин, мировоззрение, я не верю. Молодому поколению советую смотреть фильмы, расширяющие кругозор, развивающие восприимчивость к искусству и к жизненным реалиям. Разные фильмы дают разные «витамины для души». Поэтому смотреть надо разные. А насмотревшись, определяться со своими пристрастиями в соответствии с интересами.

Я часто привожу пример о девочке, которая 48 раз смотрела индийский фильм «Танцор диско», о чём написала в популярный в советские времена журнал «Советский экран». Мои коллеги стали её публично высмеивать: вот вам культура и образованность молодого поколения. А я задумался: что в фильме девочку задело, если она по своей воле за свои деньги 48 раз сходила на фильм? Какие «витамины для души» она получила из этого фильма? Чем они до её души достучались? Вот о чём надо задумываться всем режиссёрам - об эффекте своих картин.

- На каждого же не угодишь. Таких девочек, думаю, во все времена не так уж много. Вкусы у всех разные. Одни уходили с картины Андрея Тарковского «Зеркало» через 15-20 минут после начала сеанса, другие смотрели по 7-10 раз, как многие мои однокурсники. Во всём должен быть вкус, «как сказал индус»?

- Вкус - понятие относительное. И не только у зрителей, но и у профессионалов. В мою молодость молодых кинорежиссёров предостерегали маститые кинокритики: «Не дай вам Бог, снять такую безобразную картину, какую снял Леонид Гайдай - опозоритесь». А фильмы Гайдая живут, как явно гениальные произведения, кроме самых последних, не совсем удачных. Но гениальность их раскрылась не сразу - много позже.

А многое из того, что в 70-е годы прошлого века объявлялось гениальным, сегодня даже киноведами не вспоминается, не говоря уже о зрителях.

- И всё же, Кирилл Эмильевич, чьи отечественные фильмы, надо смотреть безоговорочно?

- Могу только посоветовать, а не безоговорочно утверждать. Василия Шукшина, Андрея Тарковского, Андрея Кончаловского, Алексея Германа-старшего, Александра Сокурова, раннего Никиты Михалкова, сделанные в тандеме с Рустамом Ибрагимбековым, Эльдара Рязанова по сценариям Эмиля Брагинского. Интересно работают Юрий Быков, Николай Лебедев, Андрей Звягинцев. «Как Витька Чеснок вёз Лёху Штыря в Дом инвалидов» Александра Ханта - совершеннейший шедевр. На этом и остановимся пока, а то увлекусь.

«До встречи» оказалось прощальным…

Людмила ОБУХОВСКАЯ.