Крымская Победа

12 Апрель 2017 510
Специальный выпуск нашей газеты за 12 апреля 1944-го и Т-34 в освобождённом Севастополе 12 мая 1944-го.
Специальный выпуск нашей газеты за 12 апреля 1944-го и Т-34 в освобождённом Севастополе 12 мая 1944-го.

Он вновь прибывает на перроны крымских городов - паровоз с красной звездой, гербом с серпом и молотом, буквами СССР на фронтоне, открытые платформы с грозной техникой военных лет и вагон-теплушка - музей, в котором почти всё, как было в те трудные сороковые годы: плакат «Родина-мать», солдатские каски, вещмешки и гармонь. Красноперекопск, Джанкой, город-герой Керчь, сегодня - город воинской славы Феодосия, завтра - Симферополь… Наш полуостров отмечает 73-ю мирную весну, дни, когда воины Красной Армии и моряки Черноморского флота, партизаны и подпольщики освободили Крым от фашистов. О том, как встречали ту весну, вспоминают наши читатели.

Полуостров отмечает 73-ю годовщину освобождения от фашистов

Долгожданные залпы

Более чем 900 дней борьбы, мужества, боли, смертей, подвигов. Бои на Перекопе осенью 1941-го и Керченско-Феодосийский, Евпаторийский, Судакский десанты первой военной зимы, позволившие жителям этих городов хоть ненадолго почувствовать радость свободы. Первый бой Ичкинского партизанского отряда 3 ноября 41-го и первая рукописная листовка, выпущенная молодыми подпольщиками. Их потом будут сотни - боёв и листовок во имя Родины. Концлагерь «Красный» и «мышеловки», где обессиленных пленных фашисты избивали и расстреливали в Бахчисарайском лагере, симферопольском «Картофельном городке», ещё десятках подобных по всему полуострову. Километры расстрельных рвов вдоль крымских трасс и сотни виселиц вдоль улиц. Тысячи людей, затопленных вместе с баржами у берегов Евпатории, Севастополя, и тысячи погибших в душегубках, в застенках гестапо, в пригородных балках, в каменоломнях Аджимушкая. Взрослых и младенцев, всех национальностей и вероисповедания… Сопротивление и гибель. И осень 1943-го, наши прорывы на Перекопе, на Сиваше, на Эльтигене. Крохотные плацдармы, удерживаемые, расширяемые - всё для освобождения Крыма. Для рассвета 8 апреля 1944-го, когда почти три часа гремели на Перекопе и Сиваше такие долгожданные залпы советской артиллерии. Крымская наступательная операция 51-й армии Героя Советского Союза генерал-лейтенанта Якова Крейзера и усиленного 19-го танкового корпуса Героя Советского Союза генерал-лейтенанта танковых войск Ивана Васильева, 2-й гвардейской армии генерал-лейтенанта Георгия Захарова, командиров и бойцов 4-го Украинского фронта генерала армии Фёдора Толбухина. Вместе с ними сражалась Отдельная Приморская армия генерала армии Андрея Ерёменко, 8-я воздушная армия Героя Советского Союза генерал-лейтенанта авиации Тимофея Хрюкина, Черноморский флот адмирала Филиппа Октябрьского и Азовская военная флотилия контр-адмирала Сергея Горшкова. Вместе с ними за родной полуостров вступали в последний и решительный бой подпольщики и партизаны.
Бои, атаки, гибель и подвиги, натиск и мужество.
И вот уже к утру 9 апреля красное знамя над Армянском, 11 апреля освобождены Джанкой, Керчь, Красноперекопск, 12 - село Курман-Кемельчи (Красногвардейское), Сейтлер (Нижнегорский), Биюк-Онлар (Октябрьское). 13 - Феодосия, Карасубазар (Белогорск), Ислам-Терек (Кировское), Ак-Шеих (Раздольное), Евпатория, Саки, Симферополь, 14 - Судак, Бахчисарай, Ички (Советское), Ак-Мечеть (Черноморское), 15 - Алушта, 16 - Ялта, 18 - Балаклава. 9 мая, за год до Великой Победы, - крымская победа, город-герой Севастополь. 12 мая 1944-го последний фашист пленён на Херсонесе.

Оставались часы…

Именно часы до долгожданной свободы. Увы, немало крымчан так и не смогли прожить их в том апреле 44-го. Старый Крым, 584 человека - 200 детей, 123 старика и 261 женщину - уничтожили фашисты за пару часов, когда на подступах к городу уже шли освободительные бои.
- Уничтожали целые улицы - Сулу-Даре, Полины Осипенко, Армянскую, Северную, - написала нам Анна Розанова. - Кого успели - выгнали на улицу, кого-то, как семью моей бабушки, расстреляли прямо в доме, уже на рассвете 13 апреля, просто выбив стекло. Её мама, два младших братика-близнеца, годовалые, ещё толком ходить не умели, бабушка и дедушка - инвалид. Всех застрелили. Бабушке моей повезло - мама успела столкнуть её в подпол. Хотя разве это везение, в семь лет остаться круглой сиротой (отец погиб ещё в начале вой­ны), слышать последний крик родных и видеть, как в подвал медленно стекает их кровь.
Маму Виталия Солодова, подпольщицу, казнили, как потом скажут специалисты, 12 апреля, ближе к полудню, когда бойцы Красной Армии и партизаны уже приближались к Симферополю. Несколько дней над городом стояли зарево и дым - фашисты спешно уничтожали узников концлагеря «Красный».
- Очень много подпольщиков были арестованы меньше чем за месяц до освобождения города, - рассказывает читатель. - Нашлась сволочь, которая выдавала. Мне было всего пять, но, как сейчас, помню: за несколько дней до ареста не мог уснуть, всё смотрел на маму, переписывающую при огарке свечи листовки. Она на миг оглянулась: «Спи, сынок, скоро радость у нас. Наши уже на Керченском полуострове, газета вот пишет о победе в воздушных боях». Как она доставала эти газеты - не знаю. Название запомнилось «Красный Крым» и приписка сверху - «Смерть немецким оккупантам». Уже потом узнал, что это была ваша газета, «Крымская правда», которую самолётами с Кавказа привозили, чтобы крымчане знали о Родине и о борьбе. Сколько листовок мама переписала из этих газет. А потом она не вернулась под утро - тайком во время комендантского часа расклеивала с товарищами листовки. Их кто-то выдал, у нас был обыск, но бабушка успела всё сжечь. Мы только узнали, что мама была на Луговой в гестапо, а потом её в «Красный» отправили. После освобождения нашли её тело, сброшенное в одну из ям. Врач тогда сказал, что совсем недавно живой сброшена и закопана. Видимо, сжигать фашисты уже не успевали - наши были рядом.

Неизвестный солдат

Их тоже немало, героев-бойцов, павших за Крым в эти весенние дни 73 года назад. Завтра, 13 апреля, день памяти Анны Николаевны Ситниковой, радистки. Впрочем, девушку из Сталинградской области в полку все звали Анютой - ей было всего 20 лет. Где теперь та «безымянная высота в пяти километрах южнее Симферополя», где друзья похоронили погибшую. Сохранились ли в Остряково могилы 38-летнего Алексея Маслова из Сталинской области, погибшего 11 апреля 1944-го, 29-летнего пулемётчика из Иркутской области Василия Романова, 36-летнего Василия Кучерова из Запорожской, 19-летнего Ивана Соловьёва из Читинской, убитых в бою 12 апреля 1944-го, 19-летнего Шаткена Асанова из Южно-Казахстанской, погибшего 13 апреля. Они все из 26-й мотострелковой Сивашской ордена Кутузова
II степени бригады 19 танкового Перекопского Краснознамённого корпуса сражались за крымскую столицу. Бойцы бригады Антона Храповицкого ворвались в неё в полдень.
В Симферополе 13 апреля погибли 19-летний Николай Шрамко из Ставрополья и 20-летний Николай Лунюшин из-под Рязани - лейтенанты 26-й бригады, 25-летний сержант Илья Воронков, тоже из Рязанской области, 35-летний Василий Лысенко и 33-летний Аким Алябьев из Запорожской области. И ещё десятки наших бойцов-освободителей. Кто из них тот Неизвестный солдат, к могиле которого в парке имени Гагарина завтра принесут цветы? Сюда прах героя перезахоронили в 1975-м, а тогда, 73 года назад, воин умер на руках у сторожа кладбища Петровской балки А. Якушева, документов не было, имя тяжелораненый не мог сказать, и появилась на кладбище могила - «Неизвестный боец, 13 апреля 1944 года».
Сколько их, известных и безымянных героев, полегло в ту крымскую весну, 73 года назад. Сколько их было, партизан, подпольщиков, просто жителей оккупированного фашистами полуострова, переживавших, боровшихся! Сколько фронтовиков и эвакуированных тружеников тыла, уроженцев Крыма, сражались, работали, верили, в его освобождение, в Победу. Как верил 81-летний керчанин Кузьма Иванович Паньков, проводивший на фронт троих сыновей и всю оккупацию прятавший на груди красное знамя, чтобы 11 апреля 1944-го вывесить его над воротами своего дома. Светлая память и благодарность всем, кто верил и боролся.

Наталья ПУПКОВА.