Как спасти «Ксению» и уберечь «Мечту»

24 Апрель 2013 1093

Пока симеизскими дачами пользуется фирма «Банк крови», здания разрушаются, а территория застраивается. Власти требуют восстановить памятники истории, однако их требования не выполняются. Поэтому южнобережный комплекс постараются забрать у коммерческой структуры.

Крым теряет уникальные памятники архитектуры

- Памятники уничтожаются из-за невыполнения охранного договора предприятием «Банк крови», арендующим виллу «Ксения» и дачу «Мечта» в Симеизе. Во время проверки мы с трудом попали на их территорию, окружённую высоким забором и охраняющуюся вооружёнными людьми. Памятники, скорее всего, разрушают умышленно, они в ужасном состоянии: кедровые балки растащили, окон нет, на крышу «Ксении» кипарис упал, но никто ничего не исправил. Поэтому пользователь строений оштрафован нами на 17 тысяч гривен, - рассказывает Лариса Опанасюк, председатель Республиканского комитета по охране культурного наследия.

«Банк крови» обещал разработать в 2006-2007 годах документацию для реставрации объектов и согласовать её с Рескомитетом, провести работы и благоустроить территорию в 2007-2010 годах. Однако требования или выполнены частично, или не исполнены вообще. Следующий шаг крымских властей - расторжение арендных договоров.

- Председатель правительства АРК Анатолий Могилёв уделяет пристальное внимание охране культурного наследия. Когда я докладывала ему о ситуации с «Ксенией» и «Мечтой», он сказал: «Будем ставить вопрос о передаче объектов в сферу управления Совета министров», - подчёркивает Лариса Опанасюк.


Вилла «Ксения» построена в 1904 году в стиле «шотландского шале» по заказу помещицы
Варвары Чуйкевич. Фото с сайта commondatastorage.googleapis.com


Дача «Мечта» построена в 1910-20 годах в псевдомавританском стиле.
Проектировалась техником Александром Померанцевым. Фото с сайта geolocations.ws

Генеральный директор ЗАО «Банк крови» Анатолий Магитов не согласен со столь категоричными заявлениями главы Рескомитета по охране культурного наследия. По его словам, реконструкции «Ксении» и «Мечты» мешают объективные причины - незаконное проживание на виллах крымскотатарских семей и ведение ими самовольного строительства на территории памятников культуры.

- Есть пять решений судов о выселении этих людей, о сносе самовольно построенных зданий, которые они сдают отдыхающим. Но решения судов самозахватчиками не выполняются. Представители Рескомитета не приходили на суды и не поддерживали законного арендатора. Скажите, как мне вести стройработы, если из-за самостроя, где живут курортники, подрядная организация не может поместить тяжёлую технику? - недоумевает Магитов.

- Мы можем начать работы хоть завтра. Но на территории Ялтинского горсовета запрещено строительство в курортный сезон - с мая по сентябрь, поэтому процесс может затянуться до полутора лет, - поясняет гендиректор «Банка крови».

В июле 2002 года Кабмин создал ЗАО «Государственный научно-производственный комплекс заготовки и хранения аутологичной крови и её компонентов». Соучредителем выступил Фонд госимущества. Академии медицинских наук и Министерству охраны здоровья поручили определить частных инвесторов и сформировать имущество, которое войдёт в уставный фонд предприятия для обеспечения его работы.

Со стороны бизнеса учредителями стали киевские ООО «Аватек» и «Биомедтранс», получившие на двоих 49% акций стоимостью 3,43 миллиона гривен. ФГУ достался контрольный пакет - 51% акций стоимостью 3,57 миллиона гривен.

«Банк крови» в 2003 году разместили на базе Научного центра радиационной медицины и Института травматологии и ортопедии в Киеве. Площади вошли на десять лет в уставный фонд «кровеносной фирмы», но не использовались ею для уставных целей - обеспечения страны компонентами крови.

- Несмотря на то, что прошло девять лет с момента создания, «Банк крови» так и не создан, а переданные помещения используются не по целевому назначению, - утверждал в 2011 году Юрий Андреев, руководитель общественной организации «Союз Чернобыль Украины», в письме президенту Академии медицинских наук.

«Научно-производственный комплекс» фактически не функционирует и часть помещений передал в аренду третьим лицам, отмечала в 2012 году Счётная палата Украины.

- Я не согласен с такой оценкой! «Банк крови» существует и прекрасно работает. У нас есть разрешения от ФГУ на сдачу части помещений в аренду третьим лицам, - уверяет Магитов.

В 2006 году «Банк крови» с благословения Минздрава Украины заключил с Фондом имущества АРК договор аренды. Компания получила на 49 лет виллу «Ксения» (618 кв. м), дачу «Мечта» (388 кв. м), лабораторию (157 кв. м), магазин-бар (386 кв. м), клуб (282 кв. м), три сарая, туалет. Они находились на балансе санатория «Южнобережный» МОЗ Украины.

Тогда же «Государственный комплекс крови» обратился к Фонду имущества АРК за разрешением реконструировать помещения, заодно заключить дополнительное соглашение по сделанным улучшениям. Но ведомство не согласилось с предложенной редакцией допсоглашения и захотело подписать свою редакцию документа - и только потом одобрить реконструкцию. Такая позиция не понравилась «Банку крови», и он подал иск в Хозяйственный суд АРК, который обязал Фонд имущества позволить проведение ремонта.

В 2007 году фирма через Хозсуд АРК заставила Симеизский поссовет прекратить пансионату «Южнобережный» пользование участком площадью 0,74 га и разрешить разработку проекта землеотвода для обслуживания и эксплуатации упомянутого выше комплекса строений - якобы для учреждения здравоохранения и социальной помощи. Попытки МОЗ Украины, Прокуратуры АРК, Фонда имущества АРК разорвать договор аренды не увенчались успехом.

В феврале 2011 года один из соучредителей, ООО «Аватек», подал иск в Окружной административный суд Киева с требованием обязать Фонд имущества Украины продать ему 51% акций «Государственного научно-производственного комплекса заготовки и хранения аутологичной крови и её компонентов». Суд удовлетворил иск ООО «Аватек», однако в 2013 году Высший административный суд отменил приватизацию госпредприятия.

- Фонд госимущества внёс нас в перечень госпредприятий, подлежащих приватизации. Акции компании находятся в свободной продаже, и любая фирма может на них претендовать, правда, у акционеров есть право первоочередного выкупа ценных бумаг, - говорит Анатолий Магитов, гендиректор ЗАО «Банк крови».

Алексей ЛОХВИЦКИЙ.