Ванюшок и Надюша

11 Сентябрь 2021 251
Иван и Надежда Согоновы - их связывала настоящая любовь.
Иван и Надежда Согоновы - их связывала настоящая любовь.

В эти дни они отметили бы «коронную» свадьбу, 75 вместе, а ещё Иван Сергеевич отметил бы в декабре 96-летие, а Надежде Ивановне исполнилось бы 94… Какие тяжёлые и безнадёжно-невозвратные две буквы, частица «бы»… Но нет, если любили, были вместе на земле, то и там, в лучшем из миров, на небесах, вместе навсегда. «Потому что любим!» - они произносили это в унисон, не задумываясь, лишь с нежной лаской переглянувшись и крепче сжав ладони друг друга. Наши верные читатели и надёжные друзья газеты Иван и Надежда Согоновы, Ванюшок и Надюша.

Тогда часто приходилось писать о  многолетних читателях «Крымской правды», отмечавших семейные даты. Сколько судеб, историй выслушали мы с фотокорреспондентом Олегом. Искренних, красивых и, что греха таить, показательных, «для печати». Это чувствуется, когда входишь в незнакомую квартиру, есть ли в ней любовь, когда муж и жена по-настоящему две половинки одного целого, а не прос­то красуются, не лицемерят. Всегда чувствуется, как бы ни старались хозяева закамуфлировать душевный хаос…

В доме Надежды и Ивана Согоновых, Ванюшка и Надю­ши, как любя они называли друг друга, царили любовь и счастье, неброские, скромные, как и хозяева, но настоящие. Впервые об этой паре рассказали их друзья, ещё детства Ванюшка, - Анатолий, Толик, Кирсанов и Владимир, Володя, Капитонов, написавшие в редакцию письмо к дню рождения друга -  искренние строки и упоминание, что «свою любимую Надюшу Ванюшок встретил в 1945-м». Захотелось рассказать о паре, что познакомилась в победном году, наверняка - участники Великой Отечественной, те, благодаря кому живём. Они долго отказывались по телефону, скромные Иван Сергеевич и Надежда Ивановна: «Да, в 1945-м, мы встретились. И «Крымскую правду» давно выписываем, но зачем о нас рассказывать - нескромно это как-то. Вот лучше о нашей соседке расскажите, Екатерине Васильевне Селищевой, фронтовой медсестре, в Крыму воевала и в библиотеке работала, человек замечательный, самая лучшая соседка». О Екатерине Васильевне, Кате-Солнышко, рассказывали, и она тоже вначале не соглашалась говорить о себе: «О боевых друзьях лучше напишите, или о соседях замечательных моих, Согоновых, прекрасная пара, и за Победу они боролись». Вот такие скромные люди поколения Победителей.

Но нам нужен был рассказ именно о паре, отмечавшей 65-летие совместной жизни, Железную свадьбу: уговорили Ивана Сергеевича и Надежду Ивановну. Приехали - в жизни они такие же скромные оказались, как и при телефонном разговоре. (Потом ещё несколько раз приезжали, прос­тите, Надежда Ивановна и Иван Сергеевич, что только по работе: когда надо было получить комментарии надёжных людей для сложных газетных тем). Вы всегда были искренние, настоящие: нехитрое домашнее угощение, «Ведь весь день мотаетесь - перекусите, ребята» - не специально готовились, как иногда бывало в подобных ситуациях, а от души, чтобы приятное сделать. Скромная, уютная квартирка в многоэтажке, чистая и озарённая добрым светом любви.

О себе снова рассказывали мало, стесняясь: теперь вот жалеешь, что даже имён родителей не узнали - ведь это их примером, наверняка, такая крепкая пара получилась. А ещё, общаясь тогда с теми, на чью долю выпала Великая Отечественная, поняли, что именно война наложила отпечаток на дальнейшую семейную жизнь пар, где хоть один прошёл фронт, а второй познал оккупацию или труд в тылу. Они научились ценить жизнь, каждую её секунду, беречь тех, кто рядом…

Рано повзрослели: Ванюшок (так ещё мама его называла, кажется) был, как писали его друзья, 9-м ребёнком в семье крестьян из села Чириково Саратовской области. На каникулах ребята работали в колхозе: «на сенокосе, на уборке урожая, Ваня отвозил зерно от комбайна на паре гнедых, очень любил лошадей, часто бывал на конюшне». После начала войны и «вовсе стало не до учёбы - работал трактористом по две смены, заменили подростки ушедших на фронт». Он тоже ушёл, едва исполнилось 17 - самый активный комсомолец села, не могу поступить иначе (три брата погибли на фронте, причём двое, как мы узнали из военного архива, Даниил и Василий в 1941-м уже, один умер от ран). Не могла иначе поступать и Надюша, девчушка из Вольска той же области, что в 14 лет копала окопы, дабы не пропус­тить фашистов в Сталинград, а потом вязала рукавицы и шила кисеты для махорки - пусть хоть такие мирные подарки уходят защитникам на фронт. «Я всем сердцем верила в нашу Победу», - рассказывала читательница и добавляла, что эта вера помогала жить, когда становилось совсем тяжко и страшно. «Знаете, хоть и нелёгкая жизнь выпала нашему поколению, но счастливая. Мы научились уважать, любить, дружить - вот с Ванюшиными друзьями детства, Толиком и Володей, их семьями тесно общаемся. И если снова начать, мы бы хотели прожить всё именно так, ни о чём не жалея, любя и доверяя».

Эта была любовь с первого взгляда: случайная встреча, растянувшаяся в жизнь вместе. День Великой Октябрьской социалистической революции стал для них личным праздником: 7 ноября 1945-го Иван, лишь недавно вернувшийся с фронта и поступивший в Могилёвское пехотное училище (находилось в эвакуа­ции в Вольске), пришёл с другом в кинотеатр. «У нас была увольнительная, Николай предложил сходить в кино», - улыбался Иван Сергеевич и Надежда Ивановна подхватывала: «Тот Николай подсел ко мне, пытался разговорить, но я отвечала односложно, тогда он крикнул в сторону: «Иван, иди сюда, с тобой она точно заговорит. И прав оказался: с Ваней мы сразу нашли общие темы. Словно почувствовала его сразу: добрый, искренний, ответственный, с обострённым чувством справедливости. Надёжный парень». Она ласково гладила его руку, а он улыбался на эти слова: «Как раз для Надежды». И сразу становился серьёзным, проникновенно делясь: «Надюша - она моя путеводная звезда по жизни, как в песне, знаете: «Надежда - мой компас земной». Она очень добрая, заботливая, хозяюшка. Сколько мы с ней по гарнизонам помотались, пока служил (тогда он уже был полковник в отставке. - Ред.), сколько всего пережить довелось, никогда не роптала.

И что бы со мной ни случалось, какие бы неприятности ни настигали по службе, позже по работе (выйдя в отставку, Иван Сергеевич почти четверть века работал начальником снабжения в ремонтно-монтажной службе, а Надежда Ивановна работала в троллейбусном парке, потом в «Спортивных лотереях»). Как бы ни тревожились мы за детей, Тамару и Сергея (Сергей Иванович, кстати, симферопольский историк), внуков Аню и Мишу (он тоже воевал - в Афгане), всегда знал, что у меня есть надёжный тыл. Есть дом, пусть даже он был крохотной комнатушкой иногда, но именно Дом - где ждут, где уют и спокойствие, мир, созданный любимой».

На свадьбе в сентябре 1946-го, они сказали друг другу да, решив  делить всё поровну, на двоих, и радости, и печали - чувствовали, что так легче.

И почему-то сразу поверилось в их слова, что за все годы «никогда не ругались, не повысили друг на друга голос» - это чувствовалось по отношению, по ласковым, искренним взглядам и прикосновениям к любимому, по единству. Казалось, что рядом сидят и рассказывают не два человека, мужчина и женщина, а один - Семья. «Уступаем, советуемся - все решения принимаем только вдвоём, ведь мы - муж и жена. Награда друг для друга!». Многие ли пары могут произнести эти слова искренне, от души? Не знаю, прочтёт ли это сын супругов, Сергей Иванович, но ему просто повезло, что в жизни его родителей была (есть!) настоящая любовь. А нам, журналистам, повезло встретиться с такими настоящими людьми.

Наталья БОЯРИНЦЕВА.