Страну заслонили собой

22 Июнь 2021 265

«Пламя ударило в небо! - ты помнишь, Родина? Тихо сказала: «Вставайте на помощь...» Родина». Реквием Роберт Рождественский напишет в 1962-м, вспоминая невернувшегося отца, маму, прошедшую всю Великую Отечест­венную, вспоминая всех, кто остался там, на войне, и кто пришёл весной 1945-го. Всех, для кого был очевиден выбор: «Я или Родина», кто ни на миг, 22 июня 41-го, не засомневался в решении заслонить собой Отчизну. Сегодня - 80 лет, как жизнь большинства разделилась на «до и после». Войны, Великой Отечественной, народной боли.

Решительная и верящая, зовущая и мужественная - образ Родины-матери, что просит о помощи, в плакате в конце июне 1941-го воплотил художник Ираклий Тоидзе. Сколько их потом будет таких образов матерей, символов Родины, скорбящих, плачущих, гордых, победивших. Мама и Родина - два святых слова для каждого, кто шёл в атаку, кто трудился в тылу, выживал и боролся в оккупации. Они были неразделимы, как неразделим был и многонациональный советский народ в стремлении к Победе. С какой надеждой люди тогда, открыто, из репродукторов на столбе, или тайком, в оккупации, собрав приёмник, ловили слова сводок, что читал по радио Юрий Левитан. Он стал родным для всех, Юрий Борисович, голос Родины, а её сердце там, в Москве, отождествляли с Иосифом Виссарионовичем - Сталин, Ставка Верховного главнокомандования.

Горечь отступления и страшные цифры потерь, подвиги, порой совсем молодых ребят, и ужас фашистских застенков, сож­жённые населённые пункты и мужество защитников. Ещё 21 июня никто не мог себе представить, что впереди у страны, у народа долгие и мучительные шаги, ползки, рывки к Победе, 1418 дней войны. «Ещё чуть-чуть. Минуты до рассвета./ Наступит вскоре самый длинный день <> / Вот рассветёт,/ И всё пойдёт не так./ Короткий миг остался до восхода,/

И столько же до яростных атак», Александр Сидоровнин из послевоенного поколения. И Виталий Леонов тоже: «Эшелон повзрослевших ребят,/ Замер строй, правый край чуть не ровен./ Я не знаю, в чём я виноват,/ Перед ними я в чём-то виновен». Мы нынешние, много больше знаем о той войне, знаем главное: была Весна Победы. Но перед теми, кто шёл к ней, кто погиб за неё, сражался и трудился, кого 80 лет назад на защиту тихо позвала Родина, мы, действительно, не знаем ни грамма. Им не нужны слава и почести, они шли дорогами войны «не умирать, а жить», как писал погибший «под Ельней в 1941-м Евгений Березницкий, «чтоб Родина любимая жила», как был уверен Татул Гурян, павший в 1942-м в Севастополе. Им только и нужно: Родина и память. Наша память, чтобы не забыли, чтобы не предали, сохранили. Давайте, постараемся, земляки!

Ваша «Крымская правда».