Не забыть войну и папу

29 Май 2021 933

Ей уже за 80 лет, много больше, чем было любимому папе на момент гибели - точнее, по документам, на тот миг, когда «пропал без вести». Девочка, мама и братик, что лишь считанные дни мог видеть отцовскую улыбку - родился незадолго до начала войны, так надеялись, что это ошибка, что вернётся… И она, наша давняя читательница Эмилия Илларионова, в девичестве Осетрова, всё ещё ждёт хоть какую-то весточку о папе. Признаётся, что не может забыть ни его, ни войну.

Павел Осетров. Фото из архива Эмилии Илларионовой.

Войну, фашистскую оккупацию она с мамой, Евгенией Михайловной, и братиком, пережили в Минске. В памяти навсегда осталась страшная дорога в этот город из Хороша, куда перевели на службу отца, Павла Павловича. В ночь на 22 июня, когда началась война, он успел отправить любимых из городка, но машину, забитую семьями военных, разбомбили в пути. Счастье, что убитых не было, за миг до этого все чуть отошли от полуторки, чтобы осмотреться, передохнуть - только осколками посекло. Шли пешком, под бомбёжками, от гитлеровцев скрывались в болоте, потом в Минске вместе со всей страной переживали ужас, голод, боль Великой Отечественной. А ещё в памяти последняя мирная суббота 21 июня

1941-го: папин выходной, когда обустраивали свою квартирку в Хороше, как раз пришли вещи, распаковывали, шутили…

- Папа прибивал карнизы, вешал шторы, говорил, что скоро по полу затопают ножки братика, а я, будущая первоклассница, стану сидеть за письменным столом и готовить уроки, - вспоминает читательница. - Ночью папу вызвали в часть, а потом лишь на миг забежал, чтобы отправить нас в Минск вместе с другими матерями, жёнами и детьми сослуживцев. Все вещи, даже фотокарточки остались в новой квартире, куда потом так и не вернулись. И папу я тогда видела в последний раз… Счастье, что у его сестры Антонины Павловны в Кирове (Вятка) всё же сохранилось несколько папиных карточек - я снова могу видеть любимое лицо, такое родное и, увы, уже далёкое...

Какая прекрасная была та последняя мирная суббота, вспоминает читательница. «На танцплощадках кружатся пары под популярный мотив: «Рио-Рита, крутится фокстрот на площадке танцевальной - 41 год». Вчерашние десятиклас­сники прощаются со школой, веселятся на выпускных балах, мечтают о взрослой жизни, а я, наоборот, жду, чтобы скорее в первый класс. Впереди выходной, ничто не предвещает беды…».

А потом, за миг до воскресного рассвета, самолёты с чёрными крестами на крыльях сбросили смертоносный груз на Севастополь (он первым в стране подвергся налёту), Минск, Киев, Каунас…

«И западную границу перешли фашисты, почти полтысячи наших погранзастав вступили в бой. И 6-й, 11-й механизированные корпуса… Началась Великая Отечественная война. В полдень 22 июня было выступление по радио наркома иностранных дел Вячеслава Молотова. И заветные слова: «Наше дело правое. Победа будет за нами». О, как много отдано, чтобы однажды появились иные слова: «Мы победили!».

- Мирная жизнь сразу разделилась на «до» и «после» войны. В каждый дом на долгие 1418 дней пришла беда, - продолжает Эмилия Павловна. - Правда поётся в песне: «Нет в России семьи такой, где б не памятен был свой герой». Миллионы семей не дождались своих близких. Не дождалась папы и я. Павел Осетров, не вернулся с войны в 32 года. Он был кадровым военным, батальонный комиссар, замкомандира по политчас­ти 7-й танковой дивизии 6-го мехкорпуса.

Дивизия эта почти вся погибла в первые месяцы вой­ны на белорусской земле: из 400 танков осталось три, небольшие отряды пехоты и конница… Прорывались из окружения к Полесью, где-то там в июле 1941-го пропал без вести батальонный комиссар… Его друг и комдив Семён Васильевич Борзилов так и не рассказал об этом родным товарища - выведя остатки дивизии из окружения, сам погиб в сентябре того года, уже у нас, на Перекопе, начальник автобронетанковых войск 51-й армии.

- Папа пропал без вести. Это мы много позже узнали из маминых запросов в военкоматы, архивы. И о них, обо всех, пропавших без вести поэт написал: «Он навечно вписан в память земли,/ И роняют над ним тихий стон журавли./ Согревает его мать родная земля./ Спит солдат вечным сном у седого Кремля». Строчки о неизвестном солдате, похороненном в Александровском саду в Москве, что, тоже по документам, наверное, пропал без вести, не дождались родные… Могила Неизвестного солдата - памятник всем, кто «без вести»… Мои воспоминания о папе короткие. Я была папина дочка, любимая и желанная. В свободное от службы время мы шли с ним гулять в лес, что всегда был у домов в военных городках. Папа очень любил природу, мечтал, что, когда выйдет в отставку, будет лесником. 1 сентября 1941-го я должна была пойти в первый класс. Папа купил мне все школьные принадлежности, очень хотел, чтобы я одновременно поступила и в музыкальную школу… Увы.

Больше о папе, его детстве, девочка узнавала из рассказов мамы, его сестры и друзей по Кирову (Вятка). Дедушка, папин папа, был начальником Вятского пароходства, рано умер - простудился на работе. Бабушка, мамина мама, домохозяйка, осталась одна с двумя детьми-погодками. (Пройдёт время и так же, после гибели мужа,  одна, с двумя детьми, останется и мама нашей читательницы. - Ред.). Пришлось работать прачкой, чтобы вырастить детей. Это удалось: папина сестра окончила юридический институт, работала в прокуратурах разных городов страны, а папа стал кадровым военным. Его друзья вспоминали о нём, как об одном из самых первых вятских пионеров. Ещё и 14 лет не исполнилось Павлику, когда пионеры вятского школьного городка доверили ему важное дело -

быть председателем форпоста. А, учась в 9-м классе, комсомолец Осетров стал вожатым пионерского отряда в детском доме. После окончания школы был председателем районного бюро пионеров, потом поступил работать на чугунолитейный завод. 19 мая 1962-го местная газета «Кировская правда» опубликовала поздравление юным ленинцам (в День пионерии) от бывших пионерских работников, там были строки и о моих родителях. Авторы заметки приветствовали друзей юности - первых пионервожатых Сашу Фишера, Митю Ивановского, Женю Перевозчикову (моя мама). «Мы никогда не забудем, - писали авторы, - талантливых организаторов пионерской работы и чутких товарищей Сашу Волкова, Женю Попова, Павла Осетрова… Они много сделали для развития детского коммунистического движения в Вятской губернии».

Павла Осетрова призвали в армию в 1932-м. У его сестры сохранилась заметка из газеты «Красная Звезда»: «Синяя блуза плотно обтянула высокую фигуру кировского слесаря П. Осетрова. Он прибыл в армию по командировке райкома с характеристикой «лучший ударник завода, редактор многотиражной газеты, хороший общественник». Быстро освоился рабочий ударник в новой обстановке. Он стал отличником боевой и политической подготовки»...

- Вот таким надёжным и сильным был папа, что после срочной  службы решил стать военным. А для нас он был и остаётся самым родным и любимым, - продолжает дочь погибшего офицера. -

В память обо всех, «не вернувшихся с кровавых полей» Великой Оте­чественной, хочу привести слова поэта Вадима Шефнера о 22 июня - на всегда чёрном дне нашей страны: «Не танцуйте сегодня, не пойте./

В предвечерний задумчивый час/ Молчаливо у окон постойте,/ Вспомяните погибших за нас./ Окликать их и звать их напрасно./ Не промолвят ни слова в ответ./ Но с улыбкою грустной и ясной/ Поглядите им пристально вслед»…

 До того самого чёрного дня в истории нашей страны, когда-то мощного Советского Союза, остаётся чуть меньше месяца - 22 июня 1941-го, почти 80 лет назад, началась Великая Отечественная война. Будем помнить! Уважаемые читатели, особенно наше старшее поколение, дети войны, мы ждём ваши воспоминания об этом, рассказы о  родных.. Знаем, очень больно вспоминать, но надо: чтобы потомки, будущие поколения знали, помнили цену Победы. Всегда!

Наталья БОЯРИНЦЕВА.