«Не дадим поставить Диму на колени»

13 Январь 2021 135
Дмитрий Павлов вместе с родителями верят в то, что пристройку удастся оставить.
Дмитрий Павлов вместе с родителями верят в то, что пристройку удастся оставить. Фото из открытых источников.

В Евпатории разгорается скандал. Один из жителей города обратился за помощью к руководству Республики Крым. Инвалид уверяет, что его заставляют за свой счёт снести конструкцию, необходимую для комфортного выхода на улицу. Однако мнения разделились. И всё потому, что конструкцией оказалась пристройка с балконом почти на 20 кв. м.

«Буду существовать, а не жить»

Дмитрий Павлов - инвалид, у него ДЦП. Выход на улицу для него - такая же пытка, как и для многих других людей в его положении. Безбарьерная среда - это слова, которые зачастую ничем не подкреплены. Если в крымских городах и начали появляться удобные съезды и заезды на дорогах, то во дворах всё намного хуже. Многие люди с ограниченными физическими возможностями не могут банально выбраться из подъезда без посторонней помощи.
Семья Дмитрия Павлова нашла решение - купили квартиру на первом этаже и сделали удобную пристройку. Она позволяет инвалиду на коляске свободно передвигаться по квартире, выбираться на улицу. В подъезде, где живёт Дмитрий, пандус есть, однако у него слишком высокий наклон. И это тоже типичная ситуация для Крыма и России в целом.
Родители Дмитрия говорят, что всё делали для сына. Дали ему образование, заботятся о нём, пытаются создать условия, чтобы ему было комфортно жить, когда их не станет. Поэтому и появилась пристройка с удобным выездом. Дмитрий получил все разрешительные документы от администрации Евпатории. Но внезапно оказалось, что один из соседей категорически против.
- Я просто буду не жить, а существовать, если пристройку снесут, - объяснил Дмитрий. - Сосед настроен негативно, пытался ему дозвониться, но он не берёт трубку, всё время сбрасывал. Не знаю, почему он так поступает, это не по-человечески.
Проблема не только в том, что снос требует денег. Да и в целом средства, потраченные на пристройку, пропадут. Дмитрий тогда будет вынужден снова передвигаться на коленях, как и раньше. По словам родителей, его ноги превращались в настоящее кровавое месиво - так натирались о пол. Если пристройку оставят, он сможет свободно двигаться на коляске.
- С нами согласовывали проект, знаем: всё построено по проекту, - рассказывает соседка Оксана Евтушенко. - Видели много заключений, актов, что постройка соответствует заявленному проекту. И удивлены, что кто-то может бороться с инвалидом.
Но сосед сверху - юрист по образованию. Он обратился в суд с претензией, что в его квартиру смогут теперь проще забраться воры. И такая опасность, справедливости ради, есть. Тем более что выяснилось - администрация Евпатории согласовала проект и дала разрешение на перепланировку. Только перепланировка - это не пристройка.

Закон один для всех?

Имя соседа никто не называет. Якобы он запретил упоминать себя, обещая иначе засудить. По словам соседей, таинственный мужчина - профессиональный юрист, который приезжает в Евпаторию только летом. О пристройке ему стало известно, когда её возведение завершилось. Пос­ле этого мужчина приступил к активным действиям. Цель у него одна - избавиться от конструкции под своей квартирой.
И пока ему это удаётся. Суд постановил снести самодельную пристройку к квартире инвалида-колясочника. Дмит­рий Павлов уже обратился в Верховный суд страны, однако ему сообщили, что решение не будет пересмотрено. При этом городской суд Евпатории встал на сторону Дмитрия, но апелляцию, а затем кассацию Павлов проиграл. Обвинение заявило, что он сделал не перепланировку, а реконструкцию. А на неё городские власти давать разрешение не уполномочены.
- Закон один для всех. Разрешение на перепланировку было, а не на пристройку, - делится мнением крымчанка Екатерина Данилова. -
С землёй под пристройкой тоже не решили вопрос... Нельзя просто так взять и построить, что тебе хочется.
Но есть и другое мнение. Некоторые крымчане не понимают, почему одним у нас разрешают строить в парках многоэтажки, гостиницы в водоохранной зоне, коттеджи в заповедниках, но при этом так сурово настроены по отношению к инвалиду.
И тем не менее закон обязывает сносить пристройки. Гражданский кодекс, статья 222 регулирует порядок действий в этом случае.
Суд постановил снести пристройку 10 января. Законодательством определено, что «срок для сноса самовольной постройки устанавливается с учётом характера самовольной постройки, но не может составлять менее чем три месяца и более чем двенадцать месяцев».
К слову, в Севастополе в 2016 году власти отказались от намерения снести детскую площадку, построенную на придомовой территории дедушкой маленькой художницы-инвалида Алисы Егорочкиной. Чиновники намеревались в 10-дневный срок снести ограждение палисадника и все находящиеся там замки и малые архитектурные формы. Их создал дедушка юной художницы, чтобы девочка видела хоть что-то красивое, кроме стен своей квартиры.
В ситуации с Дмитрием Павловым это пока невозможно. Вполне вероятно, что пристройку ему всё же придётся снести. Это, с одной стороны, правильно по закону, но с другой, насколько это правильно с человеческой точки зрения?

Валентина БУЙЛОВА.