Выстрел «Авроры»

7 Ноябрь 2020 544
Наша газета разыскала комиссара крейсера «Аврора» Александра Белышева.
Наша газета разыскала комиссара крейсера «Аврора» Александра Белышева.

О том, что Великая Октябрьская Социалистичес­кая революция 25 октября (7 ноября) 1917-го началась со знаменитого выстрела крейсера «Аврора», люди, рождённые в СССР, знают. А вот имя человека, отдавшего приказ о том выстреле, знали лишь единицы. «Крымская правда» 55 лет назад решила восстановить историческую справедливость: наш корреспондент Георгий Марков разыскал в Ленинграде Александра Белышева, первого комиссара крейсера.

Георгий Маркович вспоминал, что на встречу ему вышел невысокий, но крепкий, широкоплечий мужчина. «Синие, точно крымское небо, глаза, красивое волевое лицо. Только густая копна седых волос выдавала в нём человека, много вынесшего на жизненном пути». Пожилого человека - дедушку двух внучек Ирочки и Оленьки. Александр Викторович, узнав, что корреспондент к нему приехал из Крыма, был очень рад, но с сожалением отметил: «Пока не удалось побывать у вас, особенно бы хотелось в героическом Севастополе».
Жителю героического Ленинграда было о чём рассказать журналисту: «Не задумываясь, называет даты, события, имена и фамилии своих боевых друзей. Какая богатая память!». Александр Белышев был председателем судового комитета, первым комиссаром легендарного крейсера «Аврора». А попал он туда за три года до революции - простым матросом.
- Он родился в 1893 году в семье сапожника, учился в техническом училище. Рабочего ткацкой фабрики из Иваново-Вознесенска на флот призвали в 1914-м, - рассказывал Георгий Марков. - Служба была хоть и нелёгкая, но интересная, а вскоре подружился с революционно настроенными моряками, рабочими Франко-русского и Обуховского заводов, передававших ему большевистскую литературу, которую тайком распространял среди моряков. В апреле 1917-го вступил в партию.
«О, это был великий год, - вспоминал Александр Викторович. - Петербург бурлил, дышал революцией. Подавляю­щее большинство команды «Авроры», а у нас было свыше 600 человек, горячо поддерживало лозунги большевиков, всем сердцем было на стороне Ленина. Помнится, это было 23 октября (по старому стилю) часа три дня. Меня и членов судового комитета пригласили в Смольный. Нас радушно встретил Яков Свердлов (сек­ретарь ЦК партии. - Ред.), стал подробно расспрашивать о настроении моряков, о делах на судне, о его вооружении. Яков Михайлович заявил, что необходимо назначить комиссара на крейсер. Товарищи предложили мою кандидатуру. Свердлов согласился.
Один из руководителей революции заполнил и подписал мандат. «Дан военному моряку товарищу Белышеву Александ­ру Викторовичу, комиссару Военно-революционного комитета «Авроры». Комиссар уполномочен распоряжаться крейсером и действует только по указанию Военно-революционного комитета».
«Предстоят важные события, - заявил в заключение Яков Михайлович. - И вам надо хорошо к ним подготовиться». Ушли мы взволнованными, окрылёнными, полными великих ожиданий, - вспоминал комиссар крейсера. - На следующий день к нам приехал Владимир Антонов-Овсеенко, секретарь Петроградского военно-революционного комитета, он распорядился всем быть на местах и ждать дальнейших указаний. «Аврора» стояла тогда далеко от центра города, и судовой комитет постановил перевести её поближе. Пошёл я к командиру корабля (Николаю Эриксону. - Ред.) и передаю наше решение.
А он ни в какую: не позволяет, мол, фарватер, чего доброго, можно сесть на мель. Но мы раскусили командира. В ночь на 24 октября Сергей Захаров с группой товарищей сел на шлюпку и проверил глубину реки. Через несколько часов он доложил мне, что крейсер сможет пройти. Я немедленно сообщил командиру, однако он снова не дал согласия. Приш­лось арестовать его и ещё несколько офицеров».
На рассвете «Аврора» стояла возле Николаевского моста, её грозные орудия были направлены на Зимний дворец. Ветеран революции называл те мгновения «счастливыми». 25 октября на крейсер опять приехал Владимир Антонов-Овсеенко, рассказавший, что Временному правительству будет предъявлен ультиматум. При непринятии его «Аврора» в 9 вечера должна произвести выстрел по Зимнему дворцу. Сигналом послужит огонь, заж­жённый на Петропавловской крепости.
«Мы ждали этого с нетерпением, - вспоминал комиссар. - Каждый то и дело бросал взгляд на крепость. И вот на Петропавловке вспыхнул свет. Правда, было это не в 9, а в 9 часов 45 минут. Я тут же отдал команду комендору Евдокиму Огневу (он погибнет через год в бою с белоказаками на Дону. - Ред.). Грянул знаменитый в истории залп. Я безмерно счастлив, что был участником тех великих событий. А ещё я не раз видел Владимира Ильича Ленина, слушал его пламенные речи, был в числе авроровцев, встречавших вождя на Финляндском вокзале».
Холостой выстрел с крейсера «Аврора» послужил сигналом к штурму Зимнего дворца, революция, изменившая жизнь страны, началась. Пос­ле выст­рела три группы моряков с крейсера сошли на берег для поддержания порядка в городе. А по радио с «Авроры» передали на берег воззвание «К гражданам России», написанное Владимиром Ильичом Лениным. Александр Белышев после вернулся в Ивановскую область, работал слесарем на заводе, был председателем губернского совета транспортных рабочих. Потом перебрался в Ленинград, работал механиком на заводе «Красная Заря», замдиректора научного учреждения - лаборатории подводной связи. Окончил промышленную академию, стал инженером в научно-исследовательском институте. Пережил блокаду города-героя фашистами в Великую Оте­чественную, работая главным механиком «Лен­энерго» - ковал победу в городе на Неве. На пенсию вышел в начале шестидесятых….
- Пора уходить, крепко жму руку собеседника, ветерана революции, - вспоминал Георгий Марков. - Он просит передать привет крымчанам, особенно морякам Севастополя, и дарит на память свою фотографию времён службы на крейсере «Аврора».
Первого комиссара знаменитого крейсера не стало в 1974-м, а его имя теперь носит улица в Санкт-Петербурге, есть в городе и улица, названная в честь комендора «Авроры». Сам крейсер, участник не только Октябрьской революции, но и Русско-японской войны 1905-го, Первой мировой и Великой Отечественной - был в системе противовоздушной обороны Кронштадта, по-прежнему находится в родном городе - на стоянке у Петроградской набережной.

Евдоким Павлович Огнев - комендор, выстреливший на «Авроре» по Зимнему дворцу.

Кстати

7 ноября для полуострова памятно ещё трижды. 100 лет назад Советская власть начала возвращение в Крым, 79 лет назад около 10 тысяч человек погибли на санитарном транспорте «Армения».
Чтобы выбить из Крыма Белую гвардию Петра Николаевича Врангеля, части Красной Армии Михаила Васильевича Фрунзе форсировали Сиваш - коварный залив, где много топких ям. В проводники выбрали 43-летнего Ивана Оленчука. Иван Иванович вначале отказывался, ведь у них с женой Харитиной было 7 детей, но потом решился: 7 ноября 1920-го в 22 часа повёл первый отряд в 270 коммунистов и комсомольцев во главе с Александрой Александровной Янышевой. Из соседнего села отряд вёл Алексей Тимофеевич Петренко. Шли в тумане, по грудь в ледяной воде, сразу в бой, чтобы 9 нояб­ря на Перекопской крепости взвилось красное знамя, а через неделю Крым стал советским. Кстати, в 1943-м, правда,
5 нояб­ря, Иван Оленчук и ещё один проводник, Василий Кондратьевич Зауличный, вели через Сиваш отряды для освобождения Крыма от фашистов.
Фашистские бомбы 7 ноября 1941-го уничтожили санитарный транспорт «Армения», которым командовал Владимир Яковлевич Плаушевский. Теплоход вышел из Ялты в 11.25, погиб через 4 минуты. На борту были раненые и персонал нескольких госпиталей, санатория, часть медиков двух армий, оборонявших Крым, гражданские, эвакуирующиеся из Севастополя и Ялты. Огромная братская могила, что лишь в этом году найдена на глубине полутора километров.
А ещё 7 ноября - день нашего первого парада в Великую Отечественную. Точнее даже 3 - в Куйбышеве (Самара), в Воронеже и, самое главное, в Москве, где на трибуне был глава государства Иосиф Виссарионович Сталин, а войска уходили на оборону столицы.

Наталья БОЯРИНЦЕВА.