Посиделки

13 Февраль 2020 194
Гуго Шауфлер с любимым учеником.
Гуго Шауфлер с любимым учеником.

«Душа моя осталась в Крыму»

В этом не раз признавался кандидат архитектуры, лауреат премии имени академика Петера Палласа, почётный член Крымской академии наук, член Гильдии искусств Германии художник Гуго Шауфлер.

А чтобы надолго с ней не расставаться, Гуго Вильгельмович каждый год приезжал в место «прописки» бессмертной субстанции, туда, где до отъезда к семье сына в Германию прошла большая часть его жизни. Где испытал бессчётное количество счастливых минут, сделал важные для себя и других открытия, где осталось много верных друзей, людей, которые любят и ценят творчество этого удивительного, влюблённого в жизнь и людей, человека.
Даже в свой последний приезд - в 2018 году, девяностолетним, выходил с мольбертом на пленэры, чтобы ещё раз запечатлеть любимые места. И, конечно, чтобы познакомить крымчан с новыми работами. Многим запомнились его выставки «Доброе старое время» и «Романтический Крым». Очередным подарком всем стал альбом «Крым романтический», вышедший на русском и немецком языках в 2010 году в Симферопольском издательстве «Антиква». К нему потянулась моя рука, когда из Германии пришла горестная весть. И он открылся на титульном листе с каллиграфической надписью: «Моему другу и соратнику по искусству с благодарностью». Вспомнилось, как мы вместе работали над альбомом, как он всегда делился планами, интересовался жизнью крымских художников…
Его картинами восхищались на выставках в Киеве, Москве, Екатеринбурге, Ульяновске, Саратове, Волгограде, в Германии, Болгарии, США, Уругвае, Латвии. В них впечатляет всё: выразительность авторского почерка, лиричность, живописная поэтика, переполнение особым «шауфлеровским» восторгом.
Забыть его невозможно. Встреча с таким человеком - подарок судьбы. Таким подарком судьба одарила многих. Один из них - ныне известный далеко за пределами Крыма живописец Артём Пучков, для которого Гуго Вильгельмович стал первым наставником в профессии и другом на всю жизнь. Снимок, который вы видите, передаёт их радость от очередной долгожданной встречи.
Щедрый мастер подарил целые циклы работы Русскому академическому драматическому театру имени М. Горького, алуштинскому Музею-усадьбе А. Н. Бекетова, Центральному музею Тавриды. Улицы Керчи, Феодосии, Симферополя украшают спроектированные им здания, а в селе Марьяновка Красногвардейского района, где компактно проживают крымские немцы, по его проекту создан целый жилой район.
Первая выставка памяти в Доме-музее Ильи Сельвинского «Душа, заключённая в делах», которую можно увидеть до 15 марта, наверняка не последняя. Такие люди не покидают нас, сойдя с земного круга. Их рукотворные дела и бессмертные души с нами.

Преддверие покаяния

2 марта начинается Великий Пост. Слышал, что перед ним есть особая неделя - о мытаре и фарисее. В чём её смысл?
Андрей В.
Старый Крым.

Перед Великим Постом установлены несколько подготовительных недель и седмиц. Слово «неделя» в богослужебном языке обозначает воскресный день, седмица в современном понимании - неделя. Их называют преддверием покаяния, предпразднеством воздержания, светлым предчувствием Великого Поста.
Нелишне напомнить, что церковно-богослужебная неделя (в значении семидневного цикла) начинается с воскресенья. Потому что в славянском языке «неделя» (от «не делати» - «не работать») - синоним слова «воскресенье». За воскресным днём следуют дни «седмичные».
В этом году Великий пост (Четыредесятница), начавшись 2 марта, продлится до 18 апреля. Его предваряют несколько седмиц: о мытаре и фарисее, о блудном сыне, мясопустная и сыропустная (Масленица).
Седмица о мытаре и фарисее, которая началась 9-го и продлится до 15 февраля, - сплошная: нет поста в среду и пятницу.
Протоиерей Александр Мень называл прекрасным время, когда в храме начинают петь дивный молитвенный гимн «Покаяния отверзи ми двери, Жизнодавче». Время, когда надо внимательно перечитать Притчу Христа: «Два человека вошли в храм помолиться, один фарисей, а другой мытарь. Фарисей, став, молился сам в себе так: «Боже! Благодарю Тебя, что я не таков, как прочие люди, грабители, обидчики, прелюбодеи или этот мытарь. Пощусь два раза в неделю, даю десятую часть всего, что приобретаю». Мытарь же, стоя вдали, не смел даже поднять глаза на небо, но, ударяя себя в грудь, говорил: «Боже! Милостив буди мне грешному!». Говорю вам: мытарь пошёл оправданным в дом свой более, нежели тот: ибо всякий, возвышающий сам себя, унижен будет, а унижающий себя возвысится».
Перечитать и задуматься: не фарисей ли ты?
В буквальном значении «фарисей» - чистый, отделённый. Фарисеи были авторитетными и уважаемыми в народе толкователями религиозного Моисеева Закона (Торы). Так почему же Господь неблагосклонно отнёсся к покаянным словам фарисея? Потому что фарисейство ведёт к формализму и казуистике, а не к искреннему покаянию, во время которого негоже возвышаться над другими людьми, как это сделал фарисей. Мытарями называли сборщиков податей. И считали их презренными «коллаборационистами», как состоявших на службе у римских оккупационных властей. Иудеи относились к ним с брезгливостью, считая для себя осквернением всякое с ними общение.
Александр Мень подчёркивал в своих проповедях: «Богослужебные песнопения недели варьируют эту яркую тему истинного и ложного покаяния. Высокомерие и самопревозношение, сопряжённые с унижением других, именуются «мерзким надмением» и «нелепым свирепством». Не уподобляемся ли и мы часто фарисею, не молимся ли его молитвой? Об этом уместно вспомнить не только верующим, но всем людям, притязающим на интеллигентность. Через  эту притчу мы понимаем, что имел в виду апостол Павел, когда говорил, что человек спасается, то есть приобщается к Богу, не делами (Моисеева) Закона, а только верою в Господа Иисуса Христа (Гал.2:16). Благодать Божия, милующая, прощающая, спасающая - вот наша надежда. И поэтому приходим к смирению, которое не осуждает, смирению, которое живёт в нашем сердце, рождая простоту, скромность и трезвое видение себя в ясном свете. И в этом смирении, в этой надежде будем теперь повторять слова мытаря: «Боже, милостив буди мне, грешному»!
Для обличения фарисейского поста, бессмысленного при пагубном душевном расположении, православный церковный Устав нарочито отменяет на этой неделе пост в среду и пятницу.
Отцы церкви предупреждают: опухоль фарисейской гордыни не исчезла и из современного общества. И покуда она будет в его «теле», в мире будут царить несправедливость, ненависть, страх и кровь.

Под прицелом в аквариуме

Так бы я назвал жизнь современного учителя. Мои коллеги старой закалки помнят выдающихся методистов и психологов: Антона Макаренко, Василия Сухомлинского, их замечательные «Педагогическую поэму» и «Сердце отдаю детям». Помним мы и талантливых руководителей народного образования Фёдора Штыкало, Витольда Пазинича. А сколько было замечательных крымских директоров, учителей, чей опыт изучали педагоги всей страны.

Нет, не всё было в советское время идеально в школьном образовании. Школы были разными. Та же Павлышская, где работал Василий Александрович Сухомлинский, уступала по оснащению многим учебным заведениям страны: старые парты, простенькие плакаты, из музыкальных инструментов - один баян, минимум технических средств обучения. Но там был талантливый директор, педагог, учёный, писатель. Вместе с директором Мирновской школы Симферопольского района Давидом Гордоном я бывал у него на уроках.
Учителей в те годы донимал бюрократизм сверху, проверки от всех организаций: от обкома и райкома КПСС, комсомола, облоно и Института усовершенствования учителей до местных властей разного ранга. Требовали отчёты не только о преподавании, но и о деятельности комсомольской и пионерской организаций, о производственных бригадах и о выращивании кроликов… Да, школа не только обучала, но и воспитывала, прививала любовь к труду.
Только лучшие учителя, профессионалы, способные организаторы, люди авторитетные, с незапятнанной репутацией могли быть во главе школы.
В нашей - уроки директора и за­вучей были открытыми, их могли посещать все коллеги-учителя.
Хорошо знаю многих нынешних директоров. Есть среди них бывшие юристы, экономисты, культработники. Не буду давать оценку, хорошо это или плохо. К каждому надо подходить индивидуально. Нельзя скатываться на огульность в отношении учителя. А уж опускаться до издевательства на шоу Галкина и иже с ним… Учительница на пляже показала своё прекрасное тело - ужас, кричат отправившие своих детей в «лондоны» и «парижи» дамы с силиконовыми частями тела и необъятными устами: «Как можно? Вы же учитель...».
Пожилая учительница выдернула на уроке микрофон из ушей бездельника, он ударил её, это выносится на суд безжалостной толпы: нетактично поступила, надо было как-то по-другому…
Леонид Якубович позволяет себе, как бы сочувствуя, поинтересоваться: «Так вы - училка?».
Не ученик современный со смартфонами, видеокамерами на уроках, а учитель под прицелом, он живёт, как в аквариуме. Учить ему приходится детей с разным уровнем подготовки и развития, потому что канули в Лету спецшколы для «особых» ребят. Сейчас все в одном классе. И приходится мириться с хамством недорослей, их нежеланием соблюдать нормы поведения.
Говорю об этом не понаслышке: ушёл после пятидесятилетнего с лишним стажа из педагогики в 2016-м из-за бедлама в школе, отсутствия настоящего руководства, живущего не по принципу «Как бы чего не вышло».
Вопрос о зарплате и не поднимаю. Все понимают, что она не соответствует физическим и умственным затратам учителя. Даже то, что выпускник педагогического вуза, отправившись в село, получит на обустройство миллион, кад­ровую проблему не решит. Да и к кому ехать в вымирающие сёла? Там, где обучали 600-700 человек, теперь едва 100-250 наберётся.
Уровень подготовки современного учителя - тема особая. В широком смысле. Прочитав в шестидесятые годы роман американца Джона Апдайка «Кентавр», я был потрясён тем, что на уроке из арбалета стреляют в учителя, ранят его, а директор сидит в этом классе и флиртует с пышной блондинкой-ученицей. Теперь до такого и мы докатились…
Что ж, школа - ретранслятор жизни страны, её зеркало.

Николай Готовчиков,
отличник народного
образования УССР,
бывший директор
Восходненской школы.

У языка своя логика

Меня заинтересовал разговор об ошибках в речи письменной и устной - смысловом «переборе», которым грешат и устная речь, и тексты. Кстати, сначала написал перед словом «тексты» - письменные. Потом подумал, что и это перебор: устных текстов не бывает? А вопрос основной мой: как быть с выражениями: монументальный памятник, букинистическая книга, патриот своего Отечества и подобными им?
Алексей В.
Судак.
Разберёмся сначала со словом «текст». Происходит оно от латинского textus - ткань; сплетение, сочетание. Обозначает зафиксированную на каком-либо материальном носителе человеческую мысль. В лингвистике термин «текст» используется в широком значении, включая и образцы устной речи. Так что вы не допустили бы ошибку, написав «письменные тексты». Можно было даже употребить «устные и письменные тексты».
Теперь о словосочетаниях, усложнённых смысловыми излишествами, то есть нелепыми. Ещё древние греки выделили такие словоформы в отдельную группу, назвав её «высказывание уже сказанного». Всем понятно, что «белоснежный снег» - явная тавтология, то есть речевое излишество. Вряд ли кому-то придёт в голову сказать «в начале мая грянула майская гроза», «лёд заледенил тротуары», «яблоня обильно плодоносит плодами», «у него есть серьёзный отрицательный недостаток», «во время снегопада выпало много снега».
Как-то услышал интересный разговор по поводу предложения «Красной краской красить можно, но нельзя белить белыми белилами». Ученик сказал, что это тавтология.
А учитель пояснил, что излишество здесь только во второй части высказывания. Объяснение такое: краска вообще имеет разные цвета, а красная - оттенки. Побелка же делается белилами - белой минеральной краской. Если в неё добавляется краска других цветов - это уже не побелка, а покраска.
Тавтология, вне всякого сомнения, - показатель недостаточной грамотности говорящего или пишущего, свидетельство скудного лексического запаса. Но её не надо путать с лексическим повтором - фигурой выразительности, когда слова повторяются умышленно, для усиления художественного воздействия или постановки акцента.
Об этом убедительно сказала замечательная современная поэтесса Зоя Эзрохи:
«Поэт! Не бойся тавтологий,/ Окольных троп не проторяй./ Пусть негодует критик строгий,/Ты удивлённо повторяй: /«Какое масляное масло!/ Какой на свете светлый свет!» -/ И ты поймёшь, как много смысла/ Там, где его, казалось, нет»./Как ум умён, как дело дельно,/Как страшен страх, как тьма темна!/ Как жизнь жива! Как смерть смертельна!/ Как юность юная юна!».

Весенняя косметика

Посоветуйте, как избавиться от шелушения кожи. Кремы не помогают.
Ирина В.
Судак.

Приведу несколько несложных рецептов из натуральных продуктов и трав.
Отвар липового цвета с мёдом. В 100 мл крутого кипятка добавьте ст. ложку липового цвета, настаивайте 20-30 минут под крышкой, затем добавьте четверть чайной ложки мёда. Обильно смачивайте получившимся раствором лицо в течение 15-20 минут. Улучшение наступает обычно на 4-5-й день. Есть одно «но»: мёд противопоказан при капиллярной сетке.
Масляная маска. Разогрейте 2 ст. ложки оливкового или подсолнечного масла, пропитайте тканевую салфетку, наложите её на лицо, укройте махровым полотенцем и держите 20-30 мин. Эта маска не только смягчит кожу, но и избавит от «заед» в уголках губ. Масло должно быть чуть тёплым. При жирной и угреватой коже масляная маска не рекомендуется.
А вот маска из хлеба подходит для любого типа кожи. Делается она из кусочка белого хлеба со срезанной коркой. Мякиш залить молоком, а когда он размокнет, размять до густоты сметаны. Нанести на кожу. Через 15 минут смыть тёплой водой.
Маски при обострении можно применять через день, затем - два раза в неделю.

Людмила ОБУХОВСКАЯ.