Первые бои за Крым

11 Сентябрь 2019 39
Их много на полуострове - памятников погибшим землякам.
Их много на полуострове - памятников погибшим землякам.

Жизнь удивительно переплетает исторические даты: для Крыма начало сентября - время, когда с разницей в 87 лет начались две его обороны. Первая, в 1854-м, в войну с Османской, Британской, Французской империями и Сардинским королевством, коснулась в основном Севастополя. Вторая, в 1941-м, во время сражения с фашистской Германией и её союзниками из Румынии и Италии, - уже всего полуострова. Битва за него 78 лет назад началась 12 сентября на дороге к Армянску.

Как 78 лет назад фашистов сдерживали

О юбилее и войне

«С Новым годом, годом 20-летия Крымской республики!» - так наша газета, тогда «Красный Крым», приветствовала жителей полуострова
1 января 1941-го. Юбилей орденоносной (в 1934-м награждена орденом Ленина) Крымской АССР жители многонационального полуострова (а это, по данным Всесоюзной переписи населения 1939 года, более 1,1 миллиона человек) готовились отметить в октябре. Как повелось - трудовыми успехами.
В промышленности к этому году в 11 раз превышен показатель 1913-го, самого лучшего года в развитии полуострова в составе тогдашней Российской империи. Из более чем тысячи колхозов 22 уже стали миллио­нерами, а 287 - участниками Всесоюзной сельскохозяйственной выставки - тогда это звание дорого стоило. Практически в каждой сфере деятельности объявлялось социалистическое соревнование: чтобы «лучше, качественнее, больше, быстрее - на благо Крыма и Советского Союза». Увы, многим планам не суждено было осуществиться - 22 июня 1941-го в жизни крымчан, как и в жизнь всего советского народа, вероломно вмешались фашисты. Крыму, Севастополю суждено было принять их первый удар с воздуха 22 июня, за час до официального объявления войны. Спустя сутки газета опубликовала телеграмму Крымского обкома ВКП(б) горкомам и райкомам партии о военном положении. «Введено боевое угрожаемое положение. Приведите в боевую готовность партаппарат, все средства воздушной обороны. Поднимите отряды самообороны,<> организуйте сеть постов наблюдения за самолётами и парашютными десантами, усильте охрану предприятий, важнейших объектов.<>Усильте ход важнейших работ предприятий, совхозов, колхозов». Крымчане, как и вся страна, встали на борьбу с врагом.
Он был ещё далеко. Лишь в воздухе, неся смертоносный груз, появлялись самолёты с чёрными крестами, да в сводках «Совинформбюро» всё чаще звучали близкие к полуострову населённые пункты. Но он, казалось, трудился, как и прежде: убирали хлеб (на полмесяца раньше, чем год назад), лили металл, выпускали консервы… Только делали всё это теперь для фронта. На промышленных предприятиях наладили выпуск гранат, на швейных фабриках - шинелей. И всё меньше выходило на работу мужчин - их, мобилизованных, ушедших добровольцами, заменяли женщины, старики, подростки. Началась эвакуация промышленных предприятий, угонялись вглубь страны стада. Формировалось народное ополчение, только на 3 августа 1941-го в него записалось более 130 тысяч крымчан - строили блиндажи, рыли окопы, противотанковые рвы, учились воевать. Пройдёт меньше двух недель, и эти не закончившие формирование 4 крымские дивизии народного ополчения вместе со 106-й, 156-й, 271-й и 276-й стрелковыми и 40-й, 42-й и 48-й кавалерийскими дивизиями войдут в состав созданной на полуострове 51-й Отдельной армии.
Первый бой её воины приняли 12 сентября. 156-я и 276-я стрелковые дивизии при поддержке Азовской флотилии сорвали попытки фашистов с ходу прорваться в Крым. Первыми в этот день в бой с оккупантами на дороге Чаплинка - Армянск вступило боевое охранение 417-го полка 156-й стрелковой дивизии. «Двенадцать дней (с 12 по 24 сентября) в Армянске, на Перекопском валу и в «Червонном чабане» всё гремело, гудело и содрогалось под бомбёжками и артиллерийским огнём противника», - вспоминал зам­командующего 51-й Отдельной армией Павел Батов. А Михаил Муцит, спецвоенкор «Красного Крыма», писал оттуда: «Младший лейтенант Василий Куцый с небольшой группой бойцов в районе станции Пятиозёрная вступил в бой с батальоном гитлеровцев. Куцый, павший смертью храбрых в этом бою, уничтожил более полутора десятка фашистов. Командир взвода Сорока, сержант Петров, командир отделения Шестопалов, красноармейцы Олесин, Сидоров, Слуев уничтожили каждый по пять-шесть гитлеровцев. На помощь группе отважных пришли воины соседних частей. В схватке немцы потеряли убитыми и ранеными около двухсот человек». «Драться до последнего, лучше умереть, но врагу не сдаться», - решила разведрота лейтенанта Доскина. Отбив более десяти атак гитлеровцев, уничтожив до трёхсот вражеских солдат. В одном из боёв израсходован последний снаряд, в живых остался лишь командир орудия Фролов. Окружённый фашистами, он взорвал пушку, при этом погиб и сам». Почти сутки защищали один из островков в Сивашах морские пехотинцы Фёдор Кроль и Панас Братченко - несколько десятков гитлеровцев скосили они из своего пулемёта, отбивая яростные атаки. Храбрых воинов доставили на перевязочный пункт полевого госпиталя в тяжёлом состоянии. Один был без сознания. Второй едва слышно прошептал: «Передайте командиру: мы приказ выполнили».
Их, выполнивших приказ, осталось немало на поле боя - по сей день в земле, изрезанной осколками, находят останки защитников Крыма в 1941-м. 26 сентября фашисты прорвались через Перекопский вал, 20 октяб­ря - через Ишуньские позиции. Началась почти тысячедневная оккупация большей части полуострова.

Один из первых

Если к осени 1941-го потери крымчан на фронтах, вдали от полуострова, были ещё не очень значительные, то в сентябре-ноябре гибель наших земляков стала массовой. Они отдали жизни, защищая не только общую Родину, но и свою малую - 51-я Отдельная армия формировалась в основном из наших земляков. Об одном из них, погибшем 2 ноября 1941 года на окраине села Ислам-Терек (Кировское), нашей газете рассказал краевед, создатель Книги Памяти Восточного Крыма Владимир Ширшов. Накануне из села ушла последняя группа партизан, а за ними отступал на Феодосию поредевший в боях стрелковый батальон и несколько местных жителей из истребительного. Расположились на отдых в районе хутора, комбат направил в Ислам-Терек на разведку полуторку с двумя офицерами. Водителем был местный - Федосий Владимирович Богомолов. О его гибели 45 лет назад в газете «Трудовая Слава» вспоминал фронтовик Н. Погожин: «Наш стрелковый батальон 51-й Армии отходил последним на Феодосию - Керчь вдоль железной дороги. Мы пятимся, но не сдаёмся. Немцы наступают, но сдержанно. Получилось так, что наши разведчики и немецкие выехали к вокзалу почти одновременно. Завязалась перестрелка. И как назло заглох мотор в полуторке. Лейтенанты залегли, начали отстреливаться, а Федосий Богомолов полез смотреть мотор и был сражён фашистским выстрелом. Лейтенанты (один был ранен) всё же смогли завести машину и, стреляя на ходу из ручного пулемёта, оторвались от противника, колонна которого уже разворачивалась к бою. Наш батальон отошёл на Новопокровку и занял оборону». Погибшего земляка местные жители лишь через сутки, когда стихли выстрелы, смогли похоронить на сельском кладбище.
Несмотря на сопротивление 51-й армии, потерявшей большую часть бойцов, на пришедшую на подмогу из Одессы Приморскую армию, враг двигался по Крыму, один за другим в последний осенний месяц
1941-го оккупируя города и сёла - до июля 1942-го держался лишь Севастополь. На полуострове началась иная жизнь, полная страха, слёз, предательств, смертей и подвигов оставшихся в оккупации жителей, многие из которых сражались в партизанских отрядах и подполье.
Война, начавшаяся в Крыму на рассвете 22 июня 1941-го, полностью овладела полуостровом - вплоть до 12 мая 1944-го.

Наталья БОЯРИНЦЕВА.
Фото автора.