Женя - партизан

29 Июнь 2019 153
Евгений Егоров.
Евгений Егоров.

Женя - это тогда, в 1941-м, под Москвой, ныне - Евгений Васильевич. Феодосиец на 10 лет моложе «Крымской правды» - 17 февраля 91 год исполнился нашему постоянному читателю и автору. В газете он, бывший борттехник 986-го отдельного авиационного полка специального назначения авиации ВМФ, рассказывает о друзьях-авиаторах, о лётчиках - героях Великой Отечественной, о покорителях космоса, с которыми довелось общаться, когда они только готовились к полётам. О себе скромный мужчина рассказал лишь однажды, неохотно - больше даже о каше. Но о какой - партизанской! Сегодня в нашей стране отмечается День партизан и подпольщиков.

Памятная дата

Утром к памятнику в Симферополе легли живые цветы.
В честь партизан, ушедших в лес, в горы, подпольщиков, оставшихся в населённых пунктах. Их нельзя разделить, тогда они помогали друг другу и вместе - Красной Армии, Родине. Они вместе и сейчас - в застывших фигурах монументов по стране. В этом году у памятной даты - 10-летний юбилей, а поводом для её появления стала директива Совета народных комиссаров СССР и ЦК ВКП(б) партийным и советским организациям в прифронтовых областях. В ней предписывалось «в занятых врагом районах создавать партизанские отряды и диверсионные группы для борьбы с частями вражеской армии.., создавать невыносимые условия для врага и всех его пособников, преследовать и уничтожать их на каждом шагу, срывать все их мероприятия». Появилась директива 78 лет назад - 29 июня 1941-го. На нашем полуострове многонациональное движение народных мстителей зародилось официально 23 октября 1941-го, когда решением областного комитета ВКП(б) был сформирован Центральный штаб партизанского движения. Хотя подготовка к борьбе в тылу врага началась у нас ещё в августе, когда закладывались продуктовые и оружейные базы (позже, по доносам предателей, большинство было разграблено оккупантами), отбирались надёжные люди. Командиром  партизанских отрядов Крыма утвердили Алексея Мокроусова, командовавшего партизанами ещё во время гражданской вой­ны, комиссаром - секретаря Симферопольского горкома партии Серафима Мартынова, начальником штаба Ивана Сметанина (менее чем через месяц его из-за неважного здоровья заменят). Руководство и структура партизанского движения в Крыму менялись неоднократно. Изначально лес был разбит на 5 (к концу 1942-го их останется 3, потом появятся 2 сектора) районов, в которых планировалось разместить 29 партизанских отрядов. Ещё 3 должны были остаться в каменоломнях Керченского полуострова. Однако отряды там появились только в Аджимушкайских и Старокарантинских каменоломнях, в Караларских выработках, катакомбах Ленино и Ак-Моная организовать борьбу не удалось. В лес 1 ноября при­шли лишь 24 отряда, 3 созданы позже из остатков воинских частей. Всего в ноябре 1941-го в лесах Крыма оказалось почти 3,5 тысячи партизан. К концу 1943-го появится 8 бригад, объединяющих 33 отряда. В начале 1944-го создадут Северное (командир Пётр Ямпольский, комиссар Николай Луговой), Южное (Михаил Македонский, Мустафа Селимов), Восточное (Владимир Кузнецов, Рефат Мустафаев) соединения, объединившие 7 бригад и 27 отрядов. В Симферополе первые подпольные группы появились в конце ноября, спустя несколько недель после оккупации города фашистами. Их возглавили Фёдор Беленков (в некоторых источниках - Колонков) и Иван Лексин, чуть позже появилась первая молодёжная группа командира Николая Долетова и комиссара Бориса Хохлова. Всего же на полуострове было около 200 подпольных организаций. За два с половиной года борьбы партизаны уничтожили почти 30 тысяч фашистов, а это были не только воины 11-й, потом и 17-й германских армий, но и румынские, итальянские, словацкие подразделения, да и свои предатели находились. Сотни фашистов, множество военной техники в диверсиях, устраиваемых подпольщиками, не досчитались враги. Около 4 тысяч народных мстителей жизнями заплатили за освобождение Крыма. Всего на оккупированной фашистами территории Советского Союза действовало более миллиона партизан и подпольщиков. Многие - геройски погибли. Сегодня день их памяти и  славы.

Связной-разведчик

Евгению Егорову воевать с врагом довелось не в Крыму - он был партизанским связным в центре страны и однажды принёс в отряд долгожданную весть о том, что фашистов задержали на подступах к Мос­кве.
- Первые дни декабря 1941-го выдались очень холодными и снежными, - вспоминал однажды наш земляк. - Я, 13-летний партизан, только что вернулся с задания: принёс командиру отряда документы от будущего Героя Советского Союза Павла Ротмистрова, полковника, командира 8-й танковой бригады, что контролировала Ленинградское шоссе Медное - Калинин (ныне - Тверь). Немного отдохнул, как вновь позвал командир: «Сынок, ты хорошо знаешь местность и Калинин. Надо сходить в город к немцам. Придёшь и расскажешь, что там видел».
На рассвете ушёл с товарищем в город, передвигались скрытно, обходя и наши окопы, и немецкие. Над головами бесконечно кружили самолёты - воздушные бои. Довелось видеть, как с рёвом, объятые огнём, врезались в землю и наши, и фашистские. Чуть вдалеке - канонада дальнобойных гаубиц.
- Подошли к волынскому кладбищу, где в 1935 году был похоронен мой отец, - продолжает ветеран. - Обогнули церковную ограду, прошли мимо церкви на улице Волынской, спустились к речному вокзалу. Мотоциклов на улицах было столько, что казалось, что солдаты вермахта, одетые в нарядные мундиры, пешком не ходят. А если и идут, то гремят гроздьями котелков и поддают ногами ворохи неопрятной соломы, которой почему-то очень много оказалось в городе. По улицам бродили беспризорные кони, подбирая и жуя эту солому, безнадёжно прислонялись к забору. Рядом с ними мотоциклисты выглядели особенно внушительно. Прошла колонна танков, грохоча по мостовой. Несколько грузовых автомашин с солдатами двигались в сторону аэродрома Мичалово. Мы перешли скованную льдом Волгу, поднялись к кинотеатру «Звезда», минуя его и городской парк, вышли на площадь Революции. Здесь я расстался с напарником. Он пошёл искать своих родителей, которые не успели уйти из города. А я видел, как на площади стали расти «грядки» белых свежевыструганных крестов с прибитыми к ним рогатыми касками. Догадался, как идут сражения под городом. Пройдя дальше, увидел на площади Ленина у здания горисполкома группу немецких офицеров и солдат, несколько легковых автомашин и танки. У взорванного нашими при отступлении моста через Волгу - вражеские зенитки. Запомнил всё, что видел в городе и по пути. Понял, что задержали фашистов на подступах к Москве мужественные, бесстрашные воины моей Родины, армейские части и партизаны. Считавшие себя непобедимыми, фашисты узнали, что уязвимы.
К вечеру паренёк вернулся в партизанский отряд. Усталые ноги еле несли, желудок сводило от голода, а от холода, казалось, даже ресницы заиндевели. Но это ничего - ведь главное было узнано, понято - не пробиться врагу к Москве.
А значит, будет когда-нибудь наш день Победы. Командир отряда внимательно выслушал юного разведчика, поблагодарил и поручил накормить.
- Принесли целый котелок партизанской гречневой или гороховой каши - не помню. После обеда меня сморило. С той поры прошли десятки лет, за свою жизнь съел много каши. Но слаще и вкуснее партизанской каши 1941-го никогда не было. Ведь это была еда наших патриотов, заставивших дрогнуть фашистов под Москвой.
Тогда, в декабре 1941-го, до Победы оставалось ещё много дней. Страна трудилась в тылу для фронта и вела ожесточённые бои. В Крыму у нас, к примеру, вовсю боролись партизаны, погибая в боях, вражеских прочёсах и от голода; фашистам, к сожалению, удалось уничтожить некоторые первые подпольные группы, но на смену павшим, как и по всей стране, приходили новые народные мстители - порою - совсем юные. У всех была одна цель - спасти Родину.

Фото редакции газеты «Победа» (Феодосия).

Наталья ПУПКОВА.