Бороться любой ценой

28 Май 2019 1786
Леонид, Владимир Боронаевы и их явочная квартира.
Леонид, Владимир Боронаевы и их явочная квартира.

На город опускается ночь. Двое тревожно всматриваются в темноту. Они боятся пошевелиться, чтобы не нарушить тревожное безмолвие. Нельзя пропустить страшные шаги патруля, звук припозднившегося автомобиля. Надо следить, сберечь, предупредить! Ведь там, в доме, их сын и брат, его товарищи. Быть может, сейчас они планируют диверсию. 78 лет назад, 2 ноября 1941 года, в Симферополь ворвались фашистские орды. Кто-то из горожан постарался затаиться, не высовываясь из подвала своего дома. Кто-то нацепил повязки полицаев, предавая друзей, родных, знакомых. Но всё-таки большинство боролось, веря и приближая победу. Жуткие два с половиной года оккупации, оплаченные ценой десятков тысяч жизней, разрушенных зданий, выдержал Симферополь. Благодаря тем, кто не сдался, боролся, порой до последнего вздоха, но не предал город, спас Родину. Одни из них - Володя и Лёня, их мама Евгения Ивановна Боронаевы, погибшие за миг до освобождения Симферополя.

Мир и война

Они не были коренными крымчанами, родившись в белорусском городке Горки, переехали в Симферополь в 1936-м. Отец, Елисей Яковлевич, окончивший Московскую сельскохозяйственную академию, преподавал в Крымском институте специальных культур. Евгения Ивановна работала на швейной фабрике, Володя учился в 1-й Симферопольской школе, в 1938-м первоклассником стал и Лёня.
Володя, как вспоминал позже отец, был старостой группы, редактором классной стенгазеты. Да и учился с лёгкостью, всегда помогал одноклассникам с трудными задачками. Не отставал от брата и Леонид. По воспоминаниям друзей, - спокойный, выдержанный, он всегда придумывал интересные занятия и был авторитетом в компании. Братья зачитывались книгой о Павке Корчагине, бегали купаться на Салгир, заботились о сестрёнке Надюшке, родившейся в 1940 году. Планы дружной семьи нарушила война.
Елисей Яковлевич ушёл воевать, семья осталась в Симферополе, чтобы отнять у фашистов уже ставший любимым город. Вначале 16-летний Володя действовал в одиночку, срывая немецкие приказы, агитируя знакомых сопротивляться. Вскоре удалось связаться с подпольщиками. Теперь на месте приказов стали появляться листовки, с переписанными сводками Совинформбюро, призывом к борьбе и заверением - «Крым был и будет Советским». Часто вечерами у Боронаевых - на конспиративной квартире - собирались подпольщики, приходили партизаны из леса, унося не только важные сведения о расположении вражеских частей и количестве техники, но и тяжёлые свёртки с продуктами и оружием. Хлеб, консервы, папиросы Володя доставал в немецком железнодорожном магазине, куда устроился работать в 1942-м. Оружие помогал доставать десятилетний Лёня, часто вместе со школьными друзьями Лёней Архиповым, Димой Новиковым и Геной Клейтманом (во время вой­ны еврейский мальчик носил другую фамилию). Потайным ходом забирались в вагоны на вокзале, в подвал мединститута. В здании эвакуированного института фашисты хранили бое­припасы. Кинжалы, мины, патроны, автоматы, газету «Красный Крым» (так называлась в то время «Крымская правда») семья Боронаевых прятала в ямах, вырытых во дворе, и под полом одной из комнат. Здесь же для сбежавших военнопленных хранились паспорта - их Володя делал с другом Юнусом, у них был фотоаппарат.
Владимир Боронаев в совершенстве знал немецкий язык, возможно, именно поэтому начальство магазина доверило сопровождать в Севастополь вагон с продуктами. Симферопольские подпольщики не преминули воспользоваться возможностью связаться с «коллегами». Во все поездки, через каждые пять дней, парень брал оружие, литературу, листовки, а из Севастополя привозил другие. Нередко в вагоне удавалось провезти сбежавших пленных. По дороге распространял листовки, узнавал места расположения и количество немецких сил, закладывал мины. Враги недоумевали, когда то под Альмой, то под Бахчисараем вдруг взлетали в воздух эшелоны с боеприпасами и живой силой. Скромный парень никогда не хвастался совершённым, лишь иногда, возвратившись из поездки, спрашивал у тёти Таси, тоже работавшей в магазине: «Слышали, опять взорвали? Это наши ребята дают жару». А ещё комсомолец Володя мечтал после освобождения полуострова «добровольцем уйти на фронт», пионер Лёня - «громить врага до Берлина». Мальчишки, как могли, приближали освобождение. Пока старший брат был в поездках, младший с друзьями брал тележки для чистки обуви и отправлялся по городу. Никто не догадывался, что у тележек двойное дно, куда засовывают сорванные немецкие приказы, где хранят листовки и самодельные «ежи», которые надо разложить на пути вражеских машин. Лёня с друзьями не просто бродит, а собирает сведения о немецких расположениях.
Мальчишки не играли в войну, они в ней жили. Подпольщик Леонид Архипов вспоминал первое «дело». «Когда эвакуировали завод «Серп и молот», не успели вывезти со склада бутыли. Мы с Лёней Боронаевым пришли на берег Салгира, на нашу любимую полянку недалеко от склада и вдруг увидели эти бутыли. Лёня предложил их уничтожить, чтобы фашистам не достались. Разбили бутыли камнями. Это был как салют маленькой победы».

Наградить посмертно

Услышать настоящий салют Победы братьям не пришлось. 6 февраля 1944-го Владимир Боронаев сопровождал вагон, вёз мины, чтобы выполнить задание по подрыву немецкого эшелона с боеприпасами, отправляемого к Перекопу. Но кто-то предал парня, полевая жандармерия арестовала подпольщика в Севастополе. Очевидно, предательство было не одним: утром следующего дня симферопольская тайная полиция приехала арестовывать Владимира в магазин, где он работал. По воспоминаниям очевидцев, фашисты были удивлены севастопольскому аресту - у них парень проходил по другому делу. По нему уже были брошены в гестаповскую камеру на улице Студенческой мама, брат и крохотная сестрёнка Володи. Предатель указал и место, где патриоты прятали оружие и литературу. Маленькую Надежду вскоре отпустили, её взяла к себе одна из вышедших женщин. Два месяца жесточайших пыток не сделали Евгению Ивановну, Владимира и Леонида предателями. Их молчание спасло многих подпольщиков. А маму и сыновей фашисты расстреляли в лагере совхоза «Красный» за считанные часы до освобождения Симферополя. В мае 1944-го вернулся с фронта Елисей Боронаев, но встреча с семьёй не принесла радости - тела родных как раз достали из ямы, куда фашисты сбрасывали патриотов.
Члены Симферопольской комсомольско-молодёжной подпольно-патриотической группы Владимир, Леонид и Евгения Боронаевы посмертно награждены медалями «За отвагу».
О том, что в военной судьбе Симферополя были юные подпольщики Владимир и Леонид Боронаевы, горожанам напоминает мемориальная доска на фасаде школы - сейчас это гимназия имени И. Курчатова. На доме по улице Казанской, 32, где была явочная квартира, склад оружия, откуда в вечность ушли подпольщики, памятной доски нет. Впрочем, жильцы всё же знают, что во время войны здесь жили «братья-подпольщики».

Наталья ПУПКОВА.
Фото автора.