Воздушные рабочие войны

15 Январь 2019 2784

Экипажи лёгких «кукурузников», стремительных истребителей, мощных бомбардировщиков несли на крыльях смерть для врагов и надежду для своих. Гулом авиамоторов добавляя аккорды в мужество страны и постепенно вплетая в грозную мелодию войны победные ноты.

«В лобовую»

С какой тревогой вслушивались матери в приближающий самолётный гул и как облегчённо вздыхали - «наши». «Бомбардировщики! На задание пошли, теперь фрицам конец», - авторитетно припечатывали мальчишки и девчонки, давно и практически безошибочно научившиеся по звуку определять тип крылатых машин. Как ждали в партизанских лесах самолёт с Большой земли, что приносил весточки, доставлял продовольствие и боеприпасы, забирал раненых. Как по количеству сбитых фашистских самолётов аккуратно рисовали лётчики и механики на фюзеляже звёздочки, не для баловства, не гордыни ради - это был авиационный счёт войны, знак того, что не отступят. Как уходили в лобовую атаку, шли на таран. Воздушный, как в другую Великую войну с немцами, Первую мировую, 8 сентября 1914-го на Юго-Западном фронте совершил Пётр Нестеров, лишь пятью месяцами ранее показывавший в небе над Севастополем фигуры высшего пилотажа. Или наземный, как спустя четверть века после подвига Нестерова, 5 августа 1939-го во время конфликта с японцами на реке Халхин-Гол совершил Михаил Ююкин. Считается, что штурманом у него был Николай Гастелло, чудом тогда спасшийся, чтобы вместе с экипажем совершить свой наземный таран в Великую Отечественную 26 июня 1941-го. В тот же день геройски погиб и экипаж его однополчанина Александра Маслова. Лётчики проявляли героизм с первого мига войны: 22 июня в воздухе таранили фашистские самолёты Дмитрий Кокарев, Иван Иванов, Леонид Бутерин, Пётр Рябцев, на вражескую танковую колонну направил объятый пламенем самолёт Пётр Чиркин… Всего за годы Великой Отечественной совершено около (точное число не узнать, ведь многие подвиги просто забылись, затерялись со временем и свидетелями) 595 воздушных таранов, «в лобовую на врага», 666 таранов наземных целей и 16 морских.
С первых часов Великой Отечественной приняли бой и лётчики авиаполков Военно-воздушных сил Черноморского флота, базировавшихся на крымских аэродромах. Проводили операции по бомбёжке на морских путях противника, долетая до портов Румынии - союзника фашистов. Во время обороны полуострова поддерживали огнём с воздуха 51-ю армию, а потом и Приморскую, проявили героизм при обороне Севастополя. Потом становились «весточками» с Большой земли для крымчан, привозя боеприпасы партизанам, разбрасывая с воздуха номера «Красного Крыма», как тогда называлась наша газета. При освобождении полуострова поддерживали 4-й Украинский фронт и Отдельную Приморскую армию. В честь авиаторов-черноморцев названы улицы во многих городах и посёлках Крыма, да и не только его.
В Севастополе есть два памятника лётчикам: на Малаховом кургане лётчикам 8-й воздушной армии - первый появившийся в освобождённом 75 лет назад городе, и авиаторам-черноморцам на проспекте имени генерала Николая Острякова, лётчика, Героя Советского Союза, командующего авиацией Черноморского флота. На последнем памятнике - почти тысяча триста имён - лётчиков, штурманов, стрелков, радистов ВВС флота, погибших за Родину. И фамилии шестидесяти одного лётчика и штурмана, удостоенных звания Героя Советского Союза.

Первый в Крыму

Николаю Титовичу Хрусталёву, чьё имя носят улицы в Севастополе, Грозном и Малосадовом Бахчисарайского района, а шлем хранится в музее флота, звание Героя Советского Союза не присвоили - лишь наградили орденом Отечественной войны первой степени. Посмертно. В ноябре 1941 года капитан, замкомандира 2-й эскадрильи 11-го штурмового авиаполка совершил первый в авиации Черноморского флота наземный таран. О нём нам рассказала семиклассница Анна Владимирова из Бахчисарайского района.
- У нас родились и погибли, защищая небо Севастополя, всего Крыма, немало лётчиков - героев Великой Отечественной. В том числе и Герои Советского Союза: совершивший почти 200 боевых вылетов на бомбардировку вражеских объектов Абдраим Решидов из села Мамашай (ныне Орловка) и погибший 14 августа 1944-го участник Московской и Сталинградской битв Николай Самохвалов из Шакула (ныне - Самохвалово). Но есть у нас ещё один герой - лётчик района, который по праву заслужил Золотую Звезду, но так и не был к ней представлен: в материалах о нём говорится, что посмертно наградили орденом Отечественной войны I степени, но я пока не нашла сведений об этом в базе данных «Память народа». Лишь сведения о захоронении в селе Малосадовое обнаружила. Эта могила находится на улице Хрусталёва, неподалёку от дороги на Куйбышево. Скромная небольшая стела, на которой надпись: «Тут 12 ноября 1941-го погиб смертью храбрых лётчик-черноморец капитан Хрусталёв Николай Титович, направивший горящий самолёт в скопление вражеской техники». Возможно, на памятнике ошибка в дате, потому что во всех известных мне источниках день подвига указан 5 ноября.
Николай Титович родился в станице Ермоловская в 1908 году - ныне это территория Чечни. Школу оканчивал уже в Грозном, потом строил нефтепровод до Туапсе. Но мечтал о небе: поступил в авиаучилище в Ленинграде. С 1938-го служил у нас в Крыму, В Севастополе готовил к знаменитому беспосадочному перелёту Севастополь-Архангельск Валентину Гризодубову, Полину Осипенко, Марину Раскову. Потом служил в Краснодарском крае. С первых дней войны стал направлять рапорты командованию, чтобы отправили на фронт. Оказался в 11-м авиаполку, который перед наступлением фашистов на Крым перебросили на полуостров.
- Пожалуй, крупнейшее воздушное сражение во время обороны Крыма было 18 октября 1941-го, - написала читательница. - В небе над Перекопом дрались более 150 истребителей с обеих сторон. У фашистов машины были мощнее, но наши лётчики - мужественнее, ведь дрались за Родину. В том бою Николай Хрусталёв принял вызов 4 фашистских «мессер­шмиттов». Сбил один, но и его крылатая машина загорелась - спас тогда парашют. А в ноябре две группы авиаполка вылетели на штурм скопления фашистов в долине Бельбек. Вначале всё шло удачно: сбросили бомбы, что крепились под крыльями, обстреливали из пулемётов. Потом «подтянулось» фашистское прикрытие. Два вражеских самолёта с ходу атаковали ведущего группы Николая Хрусталёва. Его крылатая машина загорелась. Как на Перекопе, парашют уже не мог спасти: внизу - фашисты, а значит, плен. Николай Титович в крутом пике направил объятый пламенем самолёт в скопление вражеской техники. Первый в истории авиации Черноморского флота наземный, как тогда говорили, огненный таран.
Несколько недель враги потом не подпускали местных к месту гибели лётчика - настолько серьёзными были их потери. А память о герое жива. Уже несколько лет как имя Николая Титовича носит гимназия в Севастополе, расположенная на одноимённой улице.
А вам, читатели, есть что рассказать о защитниках и освободителях полуострова в грозные годы Великой Отечественной? Пишите. Мы ждём.

Весной 2019-го исполнится семьдесят пять лет освобождению полуострова от фашистов. Более чем 2,7 года боёв, подвигов, потерь - с 24 сентября 1941-го, когда враг штурмовал наши позиции на Перекопе, до 12 мая 1944-го, когда последних гитлеровцев пленили на Херсонесе. Мы предлагаем вспомнить героев этих трудных дней, вспомнить, как жил и боролся полуостров. Ждём ваши письма, рассказы о родных, работавших здесь перед войной, эвакуировавших заводы и колхозы.
О сражавшихся за Крым, о живших и погибавших в оккупации. О местах боёв, братских могилах и памятниках той войны. О тяжёлых сороковых прошлого века, которые нельзя забывать.

Николай Хрусталёв.

Наталья ПУПКОВА.