Cёла «федерального значения»

28 Декабрь 2018 321
Поворотное. Без слёз на пейзаж не взглянешь.
Поворотное. Без слёз на пейзаж не взглянешь.

«В Севастополе-то богатые!». Такое мнение можно услышать в степных районах полуострова. Город федерального значения и сёла рядом с ним некоторым кажутся крымским раем. Но это не так. Здесь тоже есть проблемы с водой, газом, даже с электричеством. Можно попасть в почти забытые сёла, в которых соседи видят друг друга несколько раз в год.

Почти бомжи

Если вы отправитесь из центра Крыма в Севастополь, то обязательно проедете дорожную развязку на Любимовку и аэропорт Бельбек. Поднимаясь затем в небольшую гору, посмотрите направо. Зимой, когда деревья стоят голые, вы увидите дома. Это село Поворотное. Многие севастопольцы даже не догадывались о его существовании до 2017 года. Тогда из-за дорожного оползня через Поворотное прошла дорога-дуб­лёр. Внезапно жители и гости Севастополя увидели, что тут есть жизнь.
- Вы что! Тогда у нас был центр города! - с ностальгией вспоминает Геннадий, который живёт в Поворотном около десяти лет. - У нас всё было по красоте. Автобусы туда-сюда ездили, мы могли уехать, куда хотим. Потом, как дорогу сделали, всё стало, как и прежде. Автобус здесь появляется только в будние дни, в праздники и выходные транспорта нет.
Услышав такое, поначалу не веришь. Всего в нескольких десятках метров туда-сюда носятся автомобили, село расположено примерно в 16 километрах от Севастополя. Но слова Геннадия подтверждают другие жители села.
- В выходные мы никуда выбраться не можем, - добавляет Элла. - Многие уезжают на Северную или в Севастополь на работу. Трудятся два через два, если отдых выпадает на праздники или выходные, то домой только на автобусе могут уехать.
В селе нет не только регулярного автобусного сообщения с другим миром, но и газа. Обещают, что голубое топливо появится в 2019-2020 годах. Ждут жители села и освещение. По вечерам на их улицах хорошо себя чувствуют разве что маньяки.
- У нас поставили детскую и тренажёрную площадки, этому все рады, - добавляет Геннадий. - Но вот старую площадку перенесли к другим домам, а на её месте уже три недели грязища - к дому не подойти. Вечером, когда освещения нет, тут целое приключение добраться до входной двери.
Дом Геннадия - общежитие. Здание появилось не так давно, как и всё село. Поворотное построили в середине XX века, когда работал совхоз «Заря свободы». Позже были построены дома, которые принадлежали совхозу имени Софьи Перовской и предназначались для работников предприятия. Но люди не получали документы на проживание. По сути, они были бомжами.
- «Хорошо» нам тут живётся! Совхоз дал жильё, а узаконить его не можем, - возмущается Марина из Поворотного.
-У меня прописка в Белогорске. Если справку надо, я отсюда еду аж в Белогорск, там беру справку и везу назад сюда.
В Поворотном живу лет 15, а узаконить жильё не могу. Теперь ещё веселее. Внучка моя должна в садик пойти, живёт она тут с мамой, дочкой моей. И что вы думаете? По очереди она в садик должна ехать в Белогорск, там ведь прописаны все. Это как вообще? Я Аксёнову буду писать!
Мы объясняем, что глава правительства Крыма сделать ничего не сможет - это не его территория. Помогут только в Севастополе. Что и обещают сделать чиновники города-героя. Ситуация в Поворотном хорошо знакома. На данный момент разработана дорожная карта, предоставлены необходимые документы от жителей домов.
В течение 2019 года общежития должны внести в реестр. И для людей в Поворотном это будет событие века.
Но есть и другая проблема - медпункт. В прошлом году его не было, в этом устанавливают яркий и даже праздничный ФАП. Только медсестры в нём не будет.
- У нас народ сейчас на ВИР (соседнее село. - Ред.) ходят, но там в гору надо, - объясняет Марина. - Пока сердечник какой взберётся, там и помрёт на ступеньках. А сюда медсестра сказала, что не пойдёт работать - прописанных на всё село три калеки, народу мало.
Жители Поворотного добавляют, что все блага они «выгавкали». Только так можно чего-то добиться. Но одного пока нет - клуба с кружками для молодёжи. И те, кто постарше, пессимистично вздыхают: «Сопьются молодые и делов».

Севастопольские отшельники

Яма, снова яма, очень глубокая яма и разбросанные по холмам домики. Так выглядит село Камышлы. В середине XX века тут было около 500 жителей. Сейчас едва наберётся 30. Улицы неровные, огибают холмы, словно широкие ленты на женском наряде. Вдоль них видны дома. Но в трубах нет дыма - кажется, что тут никого нет. Внезапно нам улыбается удача - в одном из домиков видно дым.
Гостей тут не ждали. Невысокий мужчина смотрит поначалу настороженно, выслушивает дежурную фразу о цели приезда. Всего через полчаса мы будем улыбаться друг другу так, будто давно знакомы. И во многом это заслуга удивительно очаровательной Диляры - хозяйки дома.
История этой семьи похожа на тысячи других в Крыму. Диляра родилась в Бахчисарае в 1939 году, в 1944, после депортации крымских татар, отправилась в Ферганскую область Узбекистана. Там прожила 49 лет. В 90-е она узнала, что можно вернуться домой. Не раздумывала ни минуты.
Свой дом в Бахчисарае она нашла, но там давно поселились другие люди, двор застроили. Много лет она жила в разных уголках Крыма. Её сестра осталась в Урожайном, дочка обосновалась в Элеваторном. Сын Халит получил участок земли в Камышлы и начал строить дом. Сам собирал камни, возводил стены, как в старину. Говорит, что строил и наконец построил. Теперь живёт здесь с мамой.
- У нас тут тихо, людей нет почти, - рассказывает Диляра. - Магазин и поликлиника только в ВИРе, а туда три километра пешком. Пока ноги ходили, это было небольшое расстояние, а сейчас сложно. Мы хлеб покупаем раз в неделю, а то и реже, обычно сама пеку. Раньше и движение какое-то было в селе, а сейчас мы соседей не видим, сидим тут сами. Так удивились, когда вы пришли!
Её сын добавляет, что хорошим подспорьем был огород. Халит выращивал помидоры, огурцы, картошку, возил в ВИР на базар, продавал. Но последние два года в селе нет воды. Она почти ушла из колодцев. По какой причине, Халит не знает.
- Бывало, пить не находил воды, - вздыхает мужчина. - Мама стирала дождевой водой, а пить мы в магазине покупали. Но так было не всегда. Камышлы было большое и богатое село, 250 семей. Овец тут много было, у нас порода коров была, что к нам приезжали из соседних сёл покупать.
Постепенно село угасало. Сейчас дома пустуют, людей почти нет. Но гостеприимные Диляра и Халит не грустят из-за этого. Кажется, что им удивительно хорошо в своём мире. Только бы гости заезжали, поговорить было бы с кем…
- Главное, чтобы войны не было, дочка, - говорит Диляра. - Да и суета сейчас везде, суетятся люди, бегают туда-сюда, нет покоя. А самое важное - мир и здоровье.
Халит с мамой согласен.
И добавляет, что дорогу надо сделать в селе. Тогда бы и жизнь тут появилась. Житель Камышлы много лет мечтает, чтобы за детьми из села приезжал школьный автобус. Но он тут пока не появился…
На прощание мы сделали фото с Дилярой. Скоро ей исполнится 80 лет, но она не выглядит на свой возраст. Глядя на неё, улыбаешься. Непонятно, почему. Просто улыбаешься, на душе сразу становится легко и тепло. И хочется, чтобы такие люди в забытых крымских сёлах были счастливы. Их не испортили города и суета, они остались настоящими: искренними, доб­рыми, открытыми.

Валентина ВАСИЛЬЕВА.