Грудью на дзот

12 Май 2022 974
Номер «Красного Крыма» с рассказом о героях боёв за полуостров.
Номер «Красного Крыма» с рассказом о героях боёв за полуостров. Фото автора.

Наверное, так поступить могут только самые отважные в момент, когда не остаётся иного выхода, когда обязательно надо продвинуться вперёд, а вражеский пулемёт из узкой щели дота (долговременная огневая точка из бетона) или дзота (деревянно-земляная огневая точка) строчит не переставая, заставляет прижиматься к земле, забирает товарищей… Отважных принято называть «матросовцами» - по имени Александра Матросова, что в феврале 1943-го, у ныне несуществующей деревни Чернушки (теперь там памятник герою) Псковской области бросился на амбразуру фашистского дзота, ценой жизни подарив товарищам мгновения для атаки. Посмертно 19-летнему парню присвоили звание Героя Советского Союза. В истории войн он был не первым таким героем, и не всех «матросовцев» медалью «Золотая Звезда» отметили, и приказа «щель закрыть собой» не отдавал никто… Это просто настоящее мужество, патриотизм и верность долгу, когда знаешь, что через миг для тебя всё, скорее всего, окончится, но делаешь рывок, чтобы другие смогли дошагать до Победы. Такие герои были и в боях за наш полуостров. Вспомним.

Решают секунды

У поэта и писателя Владислава Крапивина есть строчки: «До атаки, до ярости,/ До пронзительной ясности,/
И, быть может, до выстрела,/ До удара в висок -/ Пять минут на прощание,/ Пять минут на отчаянье,/ Пять минут на решение,/ Пять секунд на бросок…». Эти самые секунды броска, принятые в отчаянном мужестве, зачастую и решали исход атаки: когда герой наваливается на щель огневой точки, пулемёт захлёбывается, противнику надо время, чтобы скинуть помеху, а у товарищей есть время для наступления.
В Великую Отечественную, зная самоотверженность советских людей, гитлеровцы даже специальную инструкцию разработали, а в каждой огневой точке, как вспоминали фронтовики, у немцев была длинная гладкая палка: «если советский солдат ляжет на амбразуру, надо длинным шестом оттолкнуть тело подальше». Около 400 таких «если» известны в истории Великой Отечественной и Второй мировой (она считается у нас с 9 августа 1945-го, времени начала боевых действий против японских милитаристов - в соответствии с обязательствами, взятыми Советским Союзом на Крымской конференции).

Впрочем, патриотизм всегда был частью людей, что родом с русской земли, как бы ни называлось государство.
В 1919-м, летом у Петрограда, в разгар Гражданской войны красноармеец Пелевин, увы, имя в истории забыто, бросился на пулемётную точку белогвардейцев. 24 августа 1941-го закрыл собой вражеский пулемёт 24-летний политрук Александр Панкратов с Вологодчины - в бою за Кирилловский монастырь близ Новгорода. «Стала вечною славой мгновенная смерть», звание Героя Советского Союза присвоили в марте 1942-го. 28 лет было морпеху с Ярославщины Александру Мясникову, что закрыл собою амбразуру на будущем плацдарме Невский Пятачок - 22 сентября 1941-го, а красноармейцу Николаю Сосновскому, погибшему так спустя 2 дня в Новгородской области, исполнилось всего 19. О посмертном награждении первого героя ничего неизвестно, второй стал кавалером ордена Ленина спустя

6 лет после гибели.

В конце первого года войны бросились на амбразуру 26-летний сержант из Москвы Вячеслав Васильковский, 40-летний красноармеец из Вятки Яков Падерин, красноармейец Кузьма Кривенков и лейтенант Степан Куликов - тяжелораненые, тогда всё же выжили. Первый посмертно награждён орденом Ленина, второй - медалью «Золотая Звезда», о поощрении иных - неизвестно. Три девушки, закрывших собой товарищей от фашистского пулемёта, - политруку Александре Назадзе из Абхазии было 28, лейтенанту медслужбы из Ивановской области Нине Бобылёвой - 22, разведчице-партизанке из Белоруссии Римме Шершнёвой, посмертно награждённой орденом Красной Звезды, - 17.

Герою Советского Союза Султану Баймагамбетову из Казахстана было 23, партизану Михаилу Белушу из Белоруссии, посмертно награждённому орденом Отечественной войны, было 16, разведчику сыну полка Анатолию Комару из Краснодарского края - 14, когда они бросились на амбразуру… В августе 1945-го в сражениях с японскими милитаристами этот подвиг совершили красноармеец Алексей Шеленосов, ефрейтор Владимир Бульба, старшина первой статьи Николай Вилков, матрос Пётр Ильичёв.

Бои на полуострове

В архиве нашей газеты, тогда «Красного Крыма», за 28 января 1944-го небольшая заметка о боях на Керченском полуострове - герои Керченско-Эльтигенского десанта заняли и удерживают плацдармы для будущей Крымской наступательной операции. «Героический подвиг комсомольца Кочменко. В решительную минуту боя поднялся младший лейтенант Зебиров. «За Родину, за родной Крым - вперёд!», - воскликнул он и первым бросился в немецкие траншеи. Завязалась ожесточённая схватка. Советские воины штыком и гранатами истребляли гитлеровцев, отвоёвывая метр за метром родной Крымской земли. Продвижению наших бойцов мешал вражеский пулемёт. Комсорг роты кавалер ордена Славы Кочменко своей грудью закрыл амбразуру вражеской пулемётной точки. Пулемёт замолчал. Наши войска продвинулись вперёд». О младшем лейтенанте Зебирове удалось найти информацию в базе данных «Память народа», созданной по документам Центрального архива Министерства обороны страны. 23-летний уроженец Чечено-Ингушетии Саид Зебиров был, судя по документам, комсоргом 327-го стрелкового батальона 255-й Краснознамённой Таманской морской стрелковой бригады. В тех боях был ранен, спасая жизнь товарищу, которого вытащил с поля боя. Награждён орденом Красной Звезды.

А вот о комсомольце Кочменко узнать не удалось - в той же бригаде служил 21-летний старший лейтенант Григорий Кочменко, командир разведроты из Запорожской области, но он числится погибшим в сентябре 1943-го в боях за Новороссийск. Зато среди наградных листов бригады находим представление к ордену Красной Звезды на ещё одного парня, 19-летнего сержанта Зию Исянова из Пензенской области, который бросился блокировать огневую точку противника, но секунд на рывок не хватило - «очередью из пулемёта был тяжело ранен».

Так что среди официально известных героев, что в боях за полуостров закрыли собой амбразуры - пулемётные щели вражеских огневых точек ни командир отделения Зия Исянов, ни комроты (Григорий) Кочменко не значатся. Всего же считается что крымских «матросовцев» - 9. Все они, кстати, стали Героями Советского Союза.

Последним, в 1991-м, награждён посмертно 25-летний гвардии казак из Карачаево-Черкесии Александр Калоев, а вот подвиг такой он совершил в Крыму первым из известных. 3 ноября 1943-го в боях у села Перекоп Красноперекопского района он, ранее награждённый орденом Отечественной войны, чтобы открыть путь товарищам, скрытно подобрался к вражескому доту, бросил гранату, а для вернос-
ти закрыл собой амбразуру. Героя похоронили на поле боя, позже, считается, что перезахоронили в Армянске. В селе Суворово Красноперекопского района есть улица имени Александра Калоева, а в Армянске - школа.

Возможно, упомянутый в нашей газете 78-летней давности кавалер ордена Славы Кочменко, закрывший собою амбразуру вражеской огневой точки, на самом деле - Павел Костенко. 26-летний главстаршина из Днепропетровской области - морпех из 142-го отдельного батальона морской пехоты. Орден Славы у помощника командира взвода - комсорга - был 3-й степени. По информации нашего коллеги Дмитрия Холендро, вскоре побывавшего на месте совершения подвига - на высоте 164.1 (по иным данным - 125.6), мыс Тархан на Керченском полуострове, - парторг роты, первым поднявшийся 11 января 1944-го в атаку на вражеский дзот на высоте. Но ни стрельбой из автомата, ни гранатой не удавалось заглушить бивший из щели пулемёт. Тогда главстаршина бросился на амбразуру, подарив товарищам мгновения для атаки. Его похоронили на северо-западе деревни Баксы - Глазовка Ленинского района. В мае 1944-го посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. Так что, возможно, в январском номере нашей газеты за 1944-й просто неточно указана фамилия воина.

В любом случае, решиться пожертвовать собою ради удачной атаки товарищей могут только очень сильные духом люди. О других крымских «матросовцах», отдавших жизни за освобождение полуострова - в следующем выпуске рубрики. «Пять минут на решение - пять секунд на бросок».

Наталья БОЯРИНЦЕВА.