Без посадки. С юга на север

12 Июль 2021 348
Так наша газета рассказала о лётчицах.
Так наша газета рассказала о лётчицах. Автора.

«Москва, Кремль, Иосифу Виссарионовичу Сталину. Беспосадочный перелёт Севастополь - Архангельск выполнен. Готовы выполнить любое Ваше задание». Эту телеграмму из дома отдыха в Лахте (ныне Катунино) Архангельской области вечером 2 июля 1938-го отправили три героини, лишь несколькими часами ранее посадившие самолёт. Полина Денисовна Осипенко, Марина Михайловна Раскова и Вера Фёдоровна Ломако, советские лётчицы, поставившие сразу несколько мировых рекордов - на дальность по прямой, на скорость, время, без посадки в пути… 2416 километров, 10 часов 33 минуты и молодые женщины, 24, 26 и 30 лет, из-за трудных метеоусловий летевшие почти наугад. На гидросамолёте над сушей: если что не так - верная гибель, не посадить крылатую машину. Это история страны, но и история Крыма - ведь вылетели в Архангельск они из Севастополя.

«Амбарчик» на взлёт

В Государственном архиве республики сохранился номер нашей газеты, тогда «Красного Крыма», за 5 июля 1938-го, почти вся 3 страница под заголовком «Севастополь - Архангельск на гидросамолёте. Блестящая победа советских лётчиц товарищей Осипенко, Ломако, Расковой». Среди материалов и небольшой рассказ нашего корреспондента (увы, кто им был - не удалось узнать, подписи под материалом нет, но знаем, что в конце тридцатых в Севастополе работал от «Красного Крыма» Леонид Абрамович Дубнов, пришедший в газету со службы на Балтике, на подводной лодке, волей судьбы в Великую Отечественную он стал уже корреспондентом газеты черноморских лётчиков, неоднократно вылетая с ними на боевое задание). «3 часа утра. У пристани катер, к которому закреплён покачивающийся на волнах гидросамлёт - МП-1 бис конструкторского бюро Георгия Михайловича Бериева. (Эти летающие одномоторные лодки изначально были только военными МБР-2, морской ближний разведчик, но позже появились и гражданские. А для
рекорда лётчиц модернизировали боевую машину, сняли вооружение, переоборудовали, добавив баки с горючим, изменив систему топлива, увеличив полётный вес. - Ред.). Командир экипажа старший лейтенант Полина Осипенко по военному уставу и традиции рапортует о готовности командующему Черноморским флотом флагману флота второго ранга (такое звание было до 1939-го. - Ред.) Ивану Степановичу Юмашеву. Он принимает рапорт и с гордостью говорит, что ещё ни один лётчик Чёрного моря на морской машине не совершал таких длительных полётов над сушей . «Машина готова к полёту», - докладывает командир экипажа. Теперь всё зависит от нас. Партия и советское правительство доверили нам совершить этот рекордный перелёт во имя Родины, мы оправдаем доверие. Оправдаем!».
Девчатам, что и говорить, повезло - старт назначен на раннее утро, в приморском Севастополе ещё не так жарко, а ведь они одеты не по-летнему: унты, меховые комбинезон, шлем, пальто-реглан, тяжёлые перчатки, унты - на высоте в почти 5 тысяч метров, что предполагалось одолеть, ещё и холодновато будет. Команда «В самолёт!». И вот уже «амбарчик», как называли лётчики деревянную конструкцию летающей лодки, покрытую фанерой, обтянутой полотном, заскользил по воде к гидроаэро-
дрому. Под марш авиаторов, исполняемый флотским оркестром: «Мы рождены, чтоб сказку сделать былью,/ Преодолеть пространство и простор./ Нам разум дал стальные руки-крылья,/ А вместо сердца - пламенный мотор»…

«Всё в порядке»

То торжественное построение с рапортом и маршем, о котором писал наш коллега, было 1 июля, а потом - несколько безуспешных попыток взлететь: гидросамолёт того времени машина немного капризная, да и ветер подходящий переменился - просто скользили по воде, не отрываясь. Штурман Марина Раскова в воспоминаниях говорила, что 1 июля - единственная не удавшаяся дата старта, а вот наш коллега Николай Качук из «Советской Белоруссии», рассказывая о землячке, втором пилоте герои-
ческого экипажа Вере Ломако, пишет, что попытки были ежедневные с 27 июня. Взлёт всё же состоялся 2 июля - Полина Осипенко сумела оторвать от воды тяжёлую машину перед самыми створами выхода из Севастопольской бухты - приборы отметили историческое время 4 часа 36 минут. И вскоре первая радиограмма: «Всё в порядке. Ложимся курсом на Киев». И ещё воспоминания о Крыме: «Слева море, справа - берег - западное побережье Крыма. В предрассветных сумерках пролетаем Евпаторию. Восход солнца встречаем над Каркинитским заливом. Прощаемся с Севастополем, с Крымом, где прошли три месяца подготовки».
Впрочем, полуостров стал для героинь, отважившихся на такой рекордный полёт, своим задолго до того: Полина Осипенко и Вера Ломако учились здесь - Качинская 1-я авиационная школа Красной Армии, Марина Раскова работала штурманом Черноморской аэрографической экспедиции и участвовала в воздушных гонках Москва - Севастополь - Москва. Здесь Марина и Вера учили плавать свою подругу Полину, чтобы уже окончательно стала «морским авиатором». «Вот уже первые лучи заиграли в волнах моря. Мы летим».
И неизменные радиограммы на сушу - «Всё в порядке» - как иначе, ведь Полина Осипенко всё подготовила в Крыму к полёту, задуманному ею годом ранее, Марина Раскова, спешно обучившись ещё и радиотелеграфированию, проложила маршрут, Вера Ломако уже выбрала под Архангельском место для приводнения - озеро Холмовское. А то, что в полёте, беспосадочном - Севастополь - Киев - Новгород - Архангельск - им приходилось мучиться от головных болей, то надышавшись бензином, то от перепадов высоты от 5000 до 50 метров; что сердца тревожились о родных, о воевавших в Испании мужьях-лётчиках (женщин на ту войну не взяли), о маленькой дочке штурмана - ни слова в радиограммах. О том, как во время страшной болтанки Веру, проверявшую в хвосте самолёта расход бензина и масла, бросило на край бензобака - рассечена правая бровь, вмиг наполнившаяся кровью, смешавшейся с топ-
ливом, - тоже молчание. И о том, как попадали в грозовой фронт, трепавший деревянный одномоторный самолётик, о сплошной облачности, когда выручало лишь штурманское чутьё и опыт пилотов, - тоже ни слова. «Мы рождены, чтоб сказку сделать былью».
На Холмовском озере севший севастопольский гидросамолёт осмотрели спортивные комиссары, зафиксировали рекорды. А девчат доставили на берег, где они, загорелые под южным крымским солнцем, с восторгом оглядывали буйную северную зелень, радовались подаренным северным цветам и тому, что под ногами уже всё-таки твёрдая суша: как ни любили небо, как ни привыкли к воде, но берег был ближе. И приветствовал их «отважных советских лётчиц Осипенко, Ломако и Раскову». А потом, после краткого отдыха, был Архангельск, где в газете «Правда Севера» прочли ответную телеграмму: «Горячо поздравляем славных лётчиц товарищей Полину Осипенко, Веру Ломако и Марину Раскову с успешным выполнением беспосадочного перелёта на гидросамолёте по маршруту Севастополь - Архангельск.
Гордимся мужеством, выдержкой и высоким мастерством советских женщин-лётчиц, вписавших своим блестящим перелётом ещё один рекорд в историю советской авиации. Крепко жмём Ваши руки. Иосиф Сталин, Вячеслав Молотов, Клим Ворошилов, Михаил Калинин, Лазарь Каганович». На приёме в Кремле 6 июля Полина Осипенко, Вера Ломако и Марина Раскова награждены орденами Ленина. Вообще-то полагалась бы Золотая Звезда Героя Советского Союза за такой перелёт на деревянном самолёте, но женщинам тогда ещё эту награду не вручали. Лишь в сентябре того же года Полина Осипенко (второй пилот) и Марина Раскова (штурман) вместе с командиром экипажа двухмоторного АНТ-37 «Родина (бомбардировщика ДБ-2) получили первые в стране женские Золотые Звёзды - за дальний перелёт Москва - Дальний Восток.
Судьбы участниц беспосадочного перелёта Севастополь - Архангельск сложились по-разному. Полина Осипенко погибла в авиакатастрофе 11 мая 1939-го, отрабатывая вместе с Анатолием Константиновичем Серовым, начальником главной лётной инспекции Военно-Воздушных сил, полёты «вслепую». Марина Раскова погибла 4 января 1943-го вместе с Кириллом Ильичём Хилем, Николаем Николаевичем Ерофеевым и Владимиром Ивановичем Кругловым, перегоняя самолёт с одного аэродрома на другой. Но до этого, благодаря ей, появились женские авиационные полки, в том числе «ночные ведьмы», как называли фашисты, «Небесные ласточки», как говорили у нас - 588-й ночной бомбардировочный (46-й Гвардейский ночной бомбардировочный Таманский Краснознамённый ордена Суворова) авиаполк, освобождавший наш полуостров. Вера Ломако обороняла Москву и вместе с подругой создавала женские авиаполки, позже освобождала Белоруссию, была командиром отдельной авиаэскадрильи связи 4-й Воздушной армии, ушла из жизни 14 октября 1984-го.
В память об их героическом перелёте в июле 1938-го в посёлке Лахта позже был установлен памятный знак, а вот в Крыму о том событии вспоминают почему-то редко.

Кстати

В Крыму, на генеральной репетиции того исторического полёта, Полина Осипенко, Вера Ломако и Марина Раскова установили и ещё один мировой рекорд для женского экипажа по круговому беспосадочному маршруту Севастополь - Евпатория - Очаков - Севастополь - 1749,2 километра за 9 часов 23 минуты… И были в миге от гибели тогда: топливо в основных баках закончилось, сразу переключиться на дополнительные второму пилоту, отвечавшему, в том числе и за топливо, не удалось. Двигатель остановился, деревянный самолёт стал падать… Лишь у самой земли удалось восстановить подачу топлива, запустить двигатель и выровнять машину.

Наталья БОЯРИНЦЕВА.