Мечта семи султанов

8 Апрель 2021 498
Коллаж автора.
Коллаж автора.

Проект альтернативного проливам прохода между Чёрным и Средиземным морями, лоббируемый президентом Турции Эрдоганом, вызвал нешуточные споры в самой Турции. Впрочем, по мнению специалистов, альтернативный Босфору рукотворный канал стал, скорее, поводом для выхода на поверхность давно накопившихся внутриэлитных противоречий.

Турецкие амбиции глобального масштаба

Эксперты Фонда стратегической культуры напоминают, что идея принадлежит ещё султану Сулейману Великолепному (1494-1566), при котором Оттоманская Порта достигла наивысшего расцвета. Последователи величайшего из династии Османов также мечтали о канале, однако дальше проектов дело не заходило. Проект, продвигаемый Эрдоганом с 2011 года, предусматривает прокладку канала «Стамбул» через водохранилище и три озера в европейской части Турции. Длина канала 45-50 километров, ширина 150 метров, глубина 25 метров. К 2023 году строительство предполагается закончить. По предварительным оценкам, канал сможет пропускать до 85 тысяч судов в год (через Босфор проходит 45-50 тысяч судов ежегодно, к 2030 году этот показатель возрастёт до 65 тысяч, к 2050 - до 78 тысяч). Окупаемость проекта - около 2 лет, а предполагаемая выручка составит 6-8 миллиардов долларов в год. Ещё один канал протяжённостью 55-60 километров планируется проложить параллельно Дарданеллам, однако проект ещё находится в стадии разработки.
Противники проекта опасаются, в частности, что канал уничтожит исторические реликвии древнего Стамбула и естественные водные ресурсы города. Пострадают экосистемы Чёрного и Мраморного морей. Сторонники проекта указывают на перегруженность Босфора, напоминая о повышенной опасности катастроф, в том числе экологических. Но главный вопрос - откажется ли Турция, которая при Эрдогане совершила явный поворот от республики Ататюрка обратно к временам империи, от подписанной в 1936 году конвенции Монтрё, обеспечивающей свободу судоходства, и мирный статус Чёрного моря? Каналы ведь пройдут по суверенной турецкой территории, не подпадающей под действие Международного морского права. На прошлой неделе более сотни турецких флотоводцев в отставке выступили с коллективным обращением против строительства канала и пересмотра конвенции Монтрё. Подписантов задержали по обвинению в попытке нарушения конституционного строя. Эрдоган назвал поведение адмиралов возмутительным, их также осудили спикер парламента Турции Мустафа Шентоп, вице-президент Фуат Октай и несколько турецких министров. Тем не менее жители Стамбула относятся к идее, мягко говоря, неодобрительно: по данным соцопросов, идею строительства канала поддерживают менее 8% респондентов.
5 апреля с заявлением в поддержку обращения отставных адмиралов выступила группа бывших турецких парламентариев. «Невозможно обсуждать основные характеристики нашей республики, - цитирует их заявление Eurasia Daily. - Мы считаем неправильным настаивать на строительстве канала «Стамбул», который будет служить амбициям других государств против Турции, и открыть конвенцию Монтрё для обсуждения». Как сообщила оппозиционная электронная газета Турции Duvar, ранее с аналогичными протестами выступили некоторые отставные турецкие дипломаты.
«Проект строительства канала «Стамбул» призван усилить права Турции над суверенитетом пролива Босфор.
И те, кто выступает против этого проекта, являются истинными врагами нашей республики, - цитирует ТАСС выступление Реджепа Эрдогана. - Конвенция Монтрё - важное свершение для Турции в тот период. И мы собираемся продолжить выполнять положения конвенции Монтрё, по крайней мере, до тех пор пока не появится подходящая замена». Вот эта небольшая оговорка о возможной «замене», по мнению аналитиков, многое объясняет. «В переводе на русский это означает прямое приглашение к торгу, - считает эксперт Института международных политических и экономических стратегий (РУССТРАТ) Александр Запольскис. - По мере ослабления международного, в том числе военного, влияния США и ведущих европейских стран (в первую очередь Франции и Британии) на Средиземном море у турок появляется шанс прибрать к рукам статус «главной таможни на дороге». Взяв себе право полностью самостоятельно устанавливать условия и расценки на прохождение по водной артерии, соединяющей два стратегически важных моря. Смогут ли они им в полном объёме воспользоваться - вопрос отдельный, однако только что Анкара дала понять «всем заинтересованным сторонам», что вопрос статуса «проливов» больше не является «неизменным». Он может быть пересмотрен. Или не пересмотрен, это уж «как договоримся».
Торг объявлен. Состоялись переговоры Эрдогана с главой Еврокомиссии Урсулой фон дер Ляйен и председателем Евросовета Шарлем Мишелем.
«Турции Кемаля Ататюрка больше нет, есть Турция Реджепа Тайипа Эрдогана. Так что менять её он будет под себя как ему угодно и никакая конституция его не остановит. Благо, пока что действующий президент выиграл все раунды противостояния со старой элитой, в том числе военной. Ни свергнуть его, ни ограничить его власть военным не удалось, так что и саму Турцию, и её внешнюю политику Эрдоган меняет, как ему заблагорассудится. Доказательств чему более чем достаточно. И, с его точки зрения, он совершенно прав. Он строит новую Оттоманскую Порту, едва ли не более могущественную, чем прежняя, и сносит всё, что так или иначе её и его лично ограничивает, - отмечает президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский. - Прежнюю Турцию, в том числе её военную элиту, США превосходно контролировали. Новую контролировать им Эрдоган не даёт, не говоря уже о его отношениях с Путиным, которые Вашингтон дико раздражают, поскольку что им делать с этим сотрудничеством-соперничеством, они не понимают. В этом контексте особенно забавно звучат ссылки на то, что благодаря «конвенции Монтрё» Чёрное море является «морем мира». Кто-кто, но США с их провокациями по части Крыма, последние, благодаря кому это пока что так. Опять же, кто сказал, что Эрдоган заинтересован в сохранении сложившегося положения дел? После Карабаха и попыток выстроить под себя «единую тюркскую нацию из шести государств»?! Другое дело, что для России инициативы турецкого президента несут существенную угрозу. Однако разрешение российско-турецких противоречий пока что опирается и во всё большей мере будет опираться впредь на отношения двух стран и их лидеров, а не на международные конвенции. Реальность именно такова, нравится это или нет. Что до соперничества на море, свободы судоходства и всего такого, до той поры, пока Россия сможет обеспечить защиту своих интересов силовым путём, до того они и будут защищены. А как не сможет, поздно будет обижаться. ХХ век закончился, на дворе ХХI, а он, насколько можно судить, будет куда больше похож на XIX или XVIII столетие, чем на мечты Горбачёва. Ну, в конце концов, Синопское и Чесменское сражения в нашей истории тоже были».
Напомним, что в 12 войнах с Турцией на счету России
7 побед. А стратегическое значение Крыма от способов прохода натовских кораблей в акваторию Чёрного моря не меняется ничуть.

Николай ФИЛИППОВ.