Губернаторская память

25 Февраль 2021 833

По властной табели о рангах они - губернаторы, когда страна была империей, в их честь назывались улицы. В выпусках рубрики за 9 и 16 февраля мы рассказали о покровителях Таврической области, куда входил полуостров, Екатеринославских и Таврических генерал-губернаторах Григории Александровиче Потёмкине, Екатерине Алексеевне Романовой (Софии Августе Фредерике Ангальт-Цербстской, Екатерине Великой) и Платоне Александровиче Зубове. В память о первых двух, много сделавших для появления Симферополя, в нём были улицы. Рассказали и о первом местном правителе Василии Васильевиче Каховском (Коховском - так изначально писалась фамилия), чьими заботами город стал строиться. В его честь, хоть косвенно, без указания личнос-ти, называется улица. Застраиваться город в начале своей жизни продолжал при втором правителе - Семёне Семёновиче Жигулине (Жегулине - так фамилия писалась вначале) - в его честь - микрорайон, правда, мало кто связывает название с человеком.

«Создать» - «Ликвидировать»

Решение Екатерины Великой о создании Таврической области появилось 8 февраля (по старому стилю). Семь уездов: Днепровский (с центром в Алёшках, Олешки, в советское время - Цюрупинск), Евпаторийский (Евпатория), Левкопольский (Левкополь, Старый Крым), через три года уезд станет Феодосийским с центром в Феодосии. А ещё появились Мелитопольский (селения Токмак), Перекопский (Перекоп), Фанагорийский (Тмутараканский, Фанагорийское селение, Тамань). И, конечно, Симферопольский, центр которого, Симферополь, считался и областным городом. Область считалась самостоятельным регионом, как, к примеру, и нынешняя республика, но входила в Екатиринославское и Таврическое генерал-губернаторство, сегодня называем это федеральным округом.
Таврическая область существовала, пока жива была императрица Екатерина Великая, уделявшая краю доброе внимание. Её не стало 6 ноября 1796-го, в империи появился новый руководитель - Павел Первый, сын Екатерины Великой и Петра Третьего (внука Петра Великого). Отношения у него с матерью были, мягко говоря, прохладными, а потому и поспешил отделаться от её свершений. К счастью, до отказа от Крыма дело не дошло, но вот Таврическая область исчезла, как и Симферополь. Нет, территория города, конечно, осталась, только назывался он уже не именем, что Екатерине Великой предложил Евгений (Елевтерий) Вулгарис (Булгарис), архиепископ Славянский и Херсонский. А названием османского города Ак-Мечеть, рядом с которым Григорий Потёмкин и Василий Каховский начали обустраивать областной центр. Ни Екатерины Великой, ни Василия Каховского, умершего 25 июня 1794-го, ни Григория Потёмкина, умершего 5 октября 1791-го, не было, чтобы властью и мудростью защитить крымские земли. Не было и Василия Михайловича Долгорукова-Крымского, умершего 30 января 1782-го, чьими усилиями, равно как и его солдат, полуостров получил независимость от Османской империи, - полководец единственный, чьё имя в наши дни вернули улице города. Платону Зубову заботы об области были не нужны - сам в опале. В опале оказался и Александр Васильевич Суворов-Рымникский, его слова в защиту Таврической области и России никто не слушал; полководца, чьим именем когда-то называлась улица в Симферополе, не стало 18 мая 1800-го. Придумавшего имя для города архиепископа Евгения не стало 27 мая 1806-го,
ему было 90, мнения старца также не учли. А посланника в Турции Якова Ивановича Булгакова, много сделавшего для присоединения полуострова к России, не стало 7 июля
1809-го, он хоть и получил должность губернатора Виленской и Гродненской губерний, но выказывать Павлу Первому суждения о Крыме не мог.
И стала с 12 декабря 1796 года Таврическая область двумя уездами, Перекопским и Акмечетским, в составе Новороссийской губернии.

План Таврической области.

Второй правитель

Ничего не смог поделать и второй правитель (так называлась должность) Таврической области - Семён Семёнович Жегулин. Он сменил Василия Коховского 28 сентября 1788 года, прослужил до 13 января 1797-го - передавал дела Новороссийскому губернатору Николаю Михайловичу Бердяеву.
О Семёне Жегулине (через «и» фамилию стали писать после его смерти, в ранних документах - «е»), практически ничего неизвестно, не сохранилось и портрета. Он родился в 1733 году, имена-отчества родителей и место рождения история не сохранила. На военную службу поступил в 25 лет, за 22 года дослужился до подполковника Новгородского пехотного полка. Решением Екатерины Великой за выслугу лет награждён в 1786-м орденом Святого Георгия, а через два года стал правителем Таврической области. Здесь построил дом и устроил большие сады, фруктовые, - настоящая роща. Она находилась в районе нынешнего рынка «Привоз», улиц Ракетной, Ларионова и Линейной. В начале прошлого века территорию, где симферопольцы начали строить хутора (первыми были Ломановского и Таюрского), уже называли Жигулина Роща. Здесь были и улицы имени второго правителя - 1-й, 2-й и 3-й Жигулинский проезды, теперь названы в честь Владимира Эрастовича Лавриненко, Евгения Макаровича Зубцова, Ивана Антоновича Мареша, железнодорожников, погибших в Великую Отечест-венную. А вторая Жигулина Роща, тоже фруктовые сады правителя области, находилась на берегах реки Абдалка, в сторону Феодосии. В совет-
ское время неподалёку от нынешней Объездной и проспекта Победы находился автоцентр, и нынешний микрорайон «Жигулина роща» (по правую сторону Евпаторийского шоссе, ведущего к железнодорожному вокзалу) многие связывают не с личностью главы области, а с названием автомобилей «Жигули».
Благодарен город второму правителю Таврической области за многое, к примеру, за новые здания, вдоль Салгира и в старом городе, обширные и плодоносящие зелёные территории. Вообще Симферополь и Крым славились растениями. В Государственном архиве РК сохранилось предписание Григория Потёмкина Семёну Жегулину от 27 января 1789 года «отобрать разных фруктовых деревьев до пятидесяти тысяч, тополей итальянских тысячу для сада, разводимого в Богоявленском». Исследователи Юта Арбатская и Константин Вихляев выяснили, что Богоявленское - селение неподалёку от будущего Николаева, где устроил усадьбу генерал-губернатор - рядом, под руководством Михаила Леонтьевича Фалеева, строилась верфь для кораблей Черноморского флота. Кстати, хранятся в архиве и рапорты командующего флотом Фёдора Фёдоровича Ушакова правителю Тавричес-кой области, к примеру, «о прибытии в Севастополь двух турецких судов с российскими военнопленными» (из прош-лых русско-турецких войн). В губернаторской усадьбе, спроектированной Иваном Егоровичем Старовым, садами занимался Уильям Гулд. А вот растения для них по выбору Семёна Жегулина собирали в долине Альмы (Панаиот Степанов), в садах по берегам Качи и Бельбека (Анастасий Львов), в Судаке и окрестностях (Пенович, имя неизвестно), «по обе стороны Алупки» (Степан Кондраки). Правитель области, хорошо разбиравшийся в садоводстве, особо предписывал: «Молодые фруктовые деревья и кусты вынуть из земли со всевозможной осторожностью, дабы не портить корни, и оные вместе обвёртывать в рогожи, дабы от мороза не повредить, пересыпать землёй». А ещё стараниями Семёна Жегулина появился первый план города, а в 1793-м первое учебное заведение - Главное народное училище. Четырёхразрядное (классное), где преподавали «закон Божий, русский язык, арифметику, историю, географию, рисование, языки иностранные». Возможно, там обучался и кто-то из детей правителя: их, у него и супруги Прасковьи Семёновны (в девичестве Роговиковой), было минимум семь - Анна, Николай, Мария, Пётр, Евдокия, Александра, Софья. Евдокия, жившая на углу нынешних улиц Ушинского и Пушкинской, устраивала музыкальные вечера, прекрасно пела, у неё бывал композитор Александр Николаевич Серов, чьё имя носит улица города.
С Семёном Жегулиным даже имя микрорайона мало кто связывает - не осталось памяти. Он уехал на Белорусские земли, получив от императора губернаторскую должность, но не сработался, в конце 1798-го уволен. Вернулся в Симферополь, в 1812-м был начальником ополчения Таврической губернии. Сохранилась в архиве и метрическая книга: «12 мая 1823 года умер тайный советник Семён Жигулин (уже через «и»), 90 лет», могила исчезла вместе с кладбищем на улице Кладбищенской (Крылова). Ему, тяжело переживавшему ликвидацию области, довелось немного пожить в Таврической губернии. О ней и губернаторах «Крымская правда» расскажет в следующих выпусках рубрики.

Наталья БОЯРИНЦЕВА.