Почётный симферополец

8 Декабрь 2020 675
Георгий Христофоров и храм гимназии.
Георгий Христофоров и храм гимназии.

Среди множества мемориальных досок на здании старейшей симферопольской школы - гимназии №1 имени Игоря Курчатова (ранее - Константина Ушинского) есть та, которая рассказывает не о знаменитых учениках и преподавателях, а о гимназическом храме, заложенном 140 лет назад. «На этом месте в 1882 году была построена гимназическая церковь во имя Святого Александра Невского. Храм был заложен 19 февраля 1880 года в день празднования 25-летнего юбилея царствования императора Александра II Николаевича. Храм возвёл на свои средства Симферопольский почётный гражданин Георгий Николаевич Христофоров. Церковь Святого Александра Невского при Симферопольской мужской гимназии была освящена 24 октября 1884 года. Церковь была разрушена в 50-е годы XX века». Тогда снесли просто здание, ни икон, ни креста не было уже давно - «ведь не дело, чтобы рядом с советской школой находился религиозный объект», на его месте вскоре возвели новый корпус учебного заведения. Наверное, тогда «за ненадобностью» исчезли и останки почётного гражданина города, ведь похоронили его в 1902-м том самом храме.

Благодетель Георгий

Георгий Николаевич родился в 1833-м (по иным данным - годом ранее) в купеческой семье, и сам когда-то окончил Симферопольскую мужскую казённую гимназию, старшие сыновья его, Глеб, Георгий и Ксенофонт, там обучались. Так что решение о строительстве гимназического храма было неслучайным: создать проект крымский грек доверил недавно переехавшему в Симферополь русскому немцу Оскару Андреевичу Клаузену. Построенный храм, как, впрочем, и всё учебное заведение Георгий Николаевич опекал по мере возможностей. Наверное, именно здесь в 1894-м служили панихиду по его супруге и младшим детям, которые, как пишет историк Цент­ра греческих исследований имени Василия Христофоровича Кондараки Афина Папаниколаки, погибли при крушении парохода «Владимир» (27 июня 1894-го он затонул неподалёку от мыса Тарханкут, столкнувшись со встречным судном. Погибли 76 человек. - Ред.), тела родных симферопольца так и не нашли. Неизвестно, завещал ли Георгий Христофоров похоронить его у гимназической церкви во имя Святого Александра Невского или же так благодарные жители города решили отблагодарить мецената, ведь такое захоронение означало постоянную молитву за его душу, тем более что Святейшим синодом ещё в 1833-м было разрешено захоранивать в церквах прихожан, в благодарность за создание этого храма. Зато известно, что в память о симферопольском благодетеле в гимназическую церковь «поместили образ Георгия Победоносца в рос­кошной ризе» - небесного покровителя умершего.
Мужская гимназия была не единственной, которой помогал Георгий Христофоров: городская больница, женская казённая гимназия, что одно время располагалась в переулке Гимназическом (ныне улица Ушинского), позже - на Дворянской (ныне Горького, 18). Считается, что и первый в городе каменный мост через Салгир, тот самый, что возле кинотеатра «Симферополь», по которому проходит проспект Кирова в сторону Куйбышевского рынка, тоже появился благодаря Георгию Христофорову. На самом деле всё-таки нет, когда между городом (позже его будут называть «старая часть») и территорией, где симферопольцы держали дачи и огороды (позже - «новая часть»), появился каменный мост, мальчику было всего два года. Если кто-то и вложил из семьи деньги в его создание, то, наверное, всё же отец будущего почётного симферопольца Николай Христофоров. А проект каменного моста взамен обветшавшего деревянного предложил в 1832-м инженер Корпуса от путей сообщения подполковник Пётр Васильевич Шипилов, тот самый, благодаря которому появилась дорога на Южный берег. Хотя, наверняка, став взрослым и создав на территории нынешнего Куйбышевского рынка и окрестностей крупнейшее винодельческое предприятие, заботился о состоянии моста и Георгий Николаевич - ведь это была дорога к его любимому детищу, по которой и рабочие шли, и заказчики проезжали, да и сам он тоже, ежедневно.
А жила семья, как предполагают исследователи, в двухэтажном доме на нынешней Турецкой, где на фасаде сохранились буквы «Х. Д.».

Пороховые погреба

Когда Георгий был маленьким, семья занималась торговлей табаком, а вот сын решил попробовать себя в виноделии - своих виноградников не было, занялся производством и продажей вина. Причём, несмотря на то, что до него виноделием в Крыму уже занимались многие, стал первым в Российской империи, кто начал торговать вином собственного производства.
Россия уже вступила в Восточную войну, но боевые действия ещё не перекинулись на полуостров. Трагедия ещё не стала Крымской войной, но то, что перекинется она и сюда, военные не сомневались: решено было создать в населённых пунктах стратегические запасы пороха. Погреба для него устроили на улице Гостиной (позднее - Салгирная, проспект Кирова), ближе к Феодосийской дороге (теперь это территория на углу проспекта Победы и Киевской). Но место оказалось для пороха крайне неудачным - он просто размокал из-за обилия грунтовых вод. Боеприпасы вывезли, а оставшиеся подвалы Георгий Николаевич выкупил под винное производство (кстати, часть продукции он безвозмездно передавал в воинские госпитали - ведь в малых дозах его напитки были очень полезны). Купец создал «Фирму Г. Н. Христофоров и Ко», начал скупать сырьё в южнобережных виноградарей. К отбору и производству подходил очень серьёзно, сразу задав планку - «вино от Христофорова должно быть лучшим».
- Так и получилось, - рассказывает Наталья Кравченко, заместитель директора Государственного архива Респуб­лики Крым. - Крымское вино Христофорова вскоре стало продаваться в собственных магазинах купца I гильдии в Санкт-Петербурге, Москве, Киеве, Одессе. Он стал поставщиком Императорского двора, а в 1898-м устав «Товарищества виноторговли Христофорова» с капиталом в полмиллиона рублей золотом император Николай II утвердил лично. Реклама: «Всегда - дома ли, в дороге, для себя и для гостей - покупайте вина товарищества Г. Н. Христофорова и Ко. Чудные на вкус, совершенно натуральные неизменные для здоровья». Особенно успехом для поправки здоровья пользовалось «Южнобережное крымское вино №37 херес». В Крыму у Георгия Николае­вича его начали производить первым в нашей стране - до этого напиток, привозимый из Испании, был доступен только очень богатым людям в столице. Теперь же в Крыму выпускали свои херес, мускат чёрный, кагор густой, портвейн - цены на свою продукцию купец не задирал, старясь, чтобы доступны они были многим. Вина из бывших пороховых погребов заслужили на различных выставках, в том числе и международных, более 200 золотых медалей. А «Южнобережное крымское вино №37» на международной выставке в Париже в
1904-м взяло гран-при. Доходы Георгий Николаевич тратил не только на семью, развитие товарищества, но и на любимый Симферополь, на благо людей, к примеру, построив для сотрудников дом (ул. Киев­ская, 75). И люди отвечали ему благодарностью, присвоив винопромышленнику, меценату, гласному городской Думы звание Почётного гражданина города, хлопоча для купца (огромная редкость) дворянство за его благие дела. Император принял такое решение 2 июня 1902-го, но Георгий Николаевич, ранее награждённый орденом Святого Владимира, об этом, увы, уже не узнал - его не стало в этот день. У нас в архиве сохранилась метрическая книга Греческой церкви с записью об этом. Увы, ни построенная его заслугами церковь во имя Святого Александра Невского у мужской гимназии, ни могила там почётного симферопольца не сохранились.
В городе не было улицы имени Христофорова - он сам возражал, когда предлагали такую память.
Память об отце и его деятельности сохраняли в городе сыновья, продолжившие его дело. После Октябрьской революции 1917-го им не нашлось места в родном Крыму, чудом успели эвакуироваться, иначе бы стали жертвами «красного террора», как и многие их одноклассники - Гражданская война развела бывших учеников мужской гимназии по разные стороны баррикад. «Товарищество» тогда национализировали, но не уничтожили - появился Симферопольский экспериментальный винодельческий завод №1, вначале часть Южсовхоза, потом Крымвинтреста. Винодельческая слава полуострова продолжалась, даже в фашистскую оккупацию часть коллекции удалось сохранить: их смогли оценить участники Ялтинской конференции 1945-го Иосиф Сталин, Франклин Рузвельт и Уинстон Черчилль. В девяностых годах прошлого века бывшее купеческое и советское предприятие стало частным винзаводом, сохраняя память о «Товариществе Христофорова», увы, в наши дни и это предприятие закрыто. Так что память о Георгии Христофорове осталась только в самом городе, для которого он, его почётный житель, сделал очень много.

Наталья БОЯРИНЦЕВА.