Жизни за Крым

8 Сентябрь 2020 320
Штурмовики «Ил-2» 622-го авиаполка. На вертикальном оперении - широкие диагональные светлые полосы. На одном из них в последний бой вылетели Юрий (Георгий) Карлов и Иван Сальников.
Штурмовики «Ил-2» 622-го авиаполка. На вертикальном оперении - широкие диагональные светлые полосы. На одном из них в последний бой вылетели Юрий (Георгий) Карлов и Иван Сальников.

Ноябрь 1943-го. Керченско-Эльтигенский десант. Плацдармы для будущего освобождения полуострова. 12 ноября 1943-го наша газета, тогда «Красный Крым», писала: «Наши войска ведут успешные бои по расширению захваченных плацдармов. Наша артиллерия успешно подавляет огневые точки, наши самолёты днём и ночью штурмуют скопление немецких войск и их технику». Среди тех лётчиков были и Юрий (Георгий) Карлов, и Иван Сальников. Они погибли за наш Крым, поиск места захоронения энтузиасты ведут многие годы.

Мастера-штурмовики

- Десант в районе Эльтигена - 318-я стрелковая дивизия и два батальона морской пехоты - высадился под командованием Василия Гладкова,
17 ноября 1943-го ему, в числе других освободителей Крыма, присвоят за это звание Героя Советского Союза. Жестокая битва разгорелась на «Огненной земле». Помощь десанту оказывали штурмовики 622-го штурмового авиаполка Ивана Емельянова, звание Героя Советского Союза он получил тремя месяцами ранее, - рассказывает Владимир Ширшов, краевед Великой Отечественной по Восточному Крыму. - «Комсомольская правда» тогда писала: «Ожесточённая борьба на крымской земле всё разгорается. Немцы трижды контр­атаковали наш левый край. Они вводили в бой пехоту, танки. Третья контратака началась перед вечером. Опять немцы ничего не добились. Артиллерия Тамани и наши штурмовики даже не подпустили немцев к рубежу, занятому морскими десантниками.
В этот день наши лётчики работали без устали, помогая десанту. С аэродрома непрерывно взлетали самолёты. Капитан Карлов с восьмёркой «Ильюшиных» сделал за день четыре боевых вылета. Молодой, плечистый и очень подвижный, с белым хохолком, выглядывающим из-под шлема». Таким запомнился Юрий Карлов. В Крыму он вырос, работал механиком в одном из совхозов Старого Крыма. Здесь полюбил Валентину - работника райкома комсомола, ставшую другом жизни. На полуострове в дни оккупации находились его мама и отец.
 Данных о Юрии Карлове, крымском лётчике, в Центральном архиве Министерства обороны страны, на его портале «Память народа», мы не нашли. Зато там есть сведения о Георгии Сергеевиче Карлове, рождённом в Симферополе в 1918-м, командире эскадрильи 622-го штурмового авиаполка 214-й штурмовой авиадивизии. Сходится и имя жены - Валентина Эмильевна, в Великую Отечественную она была в эвакуации в Казахстане. Очевидно, Юрий - домашнее, дружеское имя героя. В этом авиаполку он к моменту крымского десанта воевал чуть больше года - сражался за Сталинград. Награждён медалью «За оборону Сталинграда», орденами Красной Звезды и Красного Знамени. Ещё орден Красного Знамени у капитана - за Крым. «Мужественный бесстрашный лётчик-штурмовик, - читаем в наградном листе. - С первых дней боевой работы полка по освобождению Тамани и поддержке высаженного десанта на Крымском полуострове, за период с 22 октября по 5 ноября 1943-го, товарищ Карлов произвёл 23 успешных боевых вылета (в боях за Сталинград - 27. - Ред.). в качестве ведущего групп. Товарищ Карлов водит группы точно на цель, лично сам поражает цель прямым попаданием бомб. Его боевые вылеты всегда поучительные для всего лётного состава и всегда пополняются примерами высокого мастерства вождения самолётов, мужества, отваги и геройства».
- Мастером штурмовых ударов по войскам противника Юрий Карлов стал в боях за Сталинград, - продолжает крае­вед. - Участвовал в штурмовом ночном полёте на вражеский аэродром в районе Сальска, где фашисты сосредоточили около 400 самолётов, стремясь создать так называемый «воздушный мост» для окружённой армии фельдмаршала Фридриха Паулюса. Наша шестёрка, как подтвердили очевидцы, уничтожила тогда 72 самолёта противника. Наш земляк - 9. Фашисты следили за Карловым. В последнем бою, 21 января 1944-го, в районе Багерово на его самолёт навалились 4 немецких истребителя. На месте воздушного стрелка тогда у симферопольца был майор Иван Сальников. Они смело отбивали атаки, но бой был неравным, самолёт героев подбили.
Кавалер ордена Красной Звезды Иван Сергеевич Сальников, 1911 года рождения, из Смоленской области, был непросто воздушным стрелком - замначальника политотдела 214-й штурмовой авиадивизии. Известно, что в Орске Оренбургской области его ждала жена Е. Я. Лахман и сын. В тот день, согласно документам архива, Георгий Карлов и Иван Сальников вылетели на «Ил-2» «на бомбардировку и штурмовку железнодорожного состава станции Багерово. Не дойдя до цели 3-4 километра самолёт был подбит истребителем противника. По наблюдениям экипажей, вместе вылетевших, упал в этом районе». В данных о Георгии Карлове указано, что «самолёт упал в районе противника юго-западнее 5 -7 километров Багерова. Судьба экипажа - неизвестна».

Последний бой

- Капитану удалось посадить горящий самолёт, и два коммуниста начали пробиваться к своим, - говорит Владимир Ширшов. - Поисковая группа немцев не обнаружила лётчиков у горящего самолёта. Позже бывший заместитель командира авиаполка, полное наименование - 622-й Красно­знамённый штурмовой авиационный Севастопольский полк, Александр Голубев в 1959-м попытался узнать о судьбе товарищей. На публикацию в феодосийской газете «Победа» откликнулся житель Феодосии Георгий Францевич Кемпа, давший общий ориентир, но не сумевший назвать ни деревню, ни фамилию женщины, видевшей лётчиков в последний раз. Лишь в 2006-м мне удалось разыскать её - Марию Мосол. Она и рассказала, что из-за войны из родного села Сейт-Эли (Журавки) перебралась в деревню Асанбай греческий (Маковское). В доме была явка начальника разведки партизанского отряда Куртсеита Муратова. Домик стоял на окраине деревни у дороги на Розальевку (Видное). «В деревне хозяйничали мои дальние родичи - староста Романенко и его сын - полицай. Юго-восточнее деревни немцы организовали мясо-молочную ферму, где работали под охраной офицеры-военнопленные. В конце января 1944-го поздно вечером ко мне в дом зашли два лётчика. Один в коричневом лётном реглане, среднего роста, блондин, плечистый. Второй - высокий, с чёрными волосами, в тёмной шинели. Они попросили поесть. Я их накормила. Они сказали: «Сестра, нам нужно два часа поспать и мы уйдём». Потом они, не спрашивая дорогу, пошли на юг в обход фермы, в партизанский лес. Метров в 500-600 от деревни их обнаружил немецкий патруль. Стали отстреливаться, но у них ведь были только пистолеты. Несколько фашистов смогли уничтожить. Через некоторое время в дом зашли «родичи» и сообщили, что за деревней убили двух офицеров - лётчиков. Напились самогона и легли спать. Утром я пошла с ними на место боя, где погибших наших офицеров столкнули в авиаворонку. Увидела два раздетых изувеченных тела - те лётчики, что ушли от меня искать партизан». Теперь мы можем подтвердить, что это были капитан Карлов и майор Сальников. Знаю, что более 60 лет назад жена и трое детей Юрия (Георгия) Карлова жили в Симферополе, через «Крымскую правду» обращались к жителям Восточного Крыма с просьбой помочь установить судьбу их родного человека. Была тогда публикация и в газете «Кировец». Увы, тогда ничем помочь не удалось, ведь лишь в 2006-м повезло разыскать очевидицу. А совсем недавно в село Первомайское Кировского района на отдых приехал 73-летний старожил, рассказавший, что его родные тайно похоронили лётчиков в палисаднике дома в деревне Асанбай греческий (Маковское). Случается, что поиски затягиваются на десятилетия, ведь поисковая работа - тяжкий труд. Будем всё же надеяться, что на эту публикацию откликнутся потомки нашего героичес­кого земляка Юрия (Георгия) Карлова и его боевого товарища Ивана Сальникова.
Увы, найти их фотографии не удалось - только снимок самолётов полка, сделанный над Крымом в 1944-м. Может быть, ведущий самолёт как раз тот, на котором вылетели на задание наши герои… Два лётчика, одному навеки 25, другому - 32. Два героя, отдавших жизни за Крым. Будем помнить, земляки.

Наталья БОЯРИНЦЕВА.
Фото с сайта ava.org.ru