Хватит либеральничать

С кем, как и зачем объединяться

9 Июль 2020 691
Шавкат Мирзиёев, Касым-Жомарт Токаев, Эмомали Рахмон и Александр Лукашенко в Москве.
Шавкат Мирзиёев, Касым-Жомарт Токаев, Эмомали Рахмон и Александр Лукашенко в Москве.

Мы уже не раз писали, что слово «глобализация» само по себе не ругательное. Глобальных проектов человечество уже видело много. И сегодня, несмотря на очевидный крах очередного проекта глобализации (условного Pax Americana), вопросы с кем и на каких условиях объединяться не только не утратили своей актуальности, а напротив, на фоне разрушения и банкротства прежних наднациональных конструкций встали ещё острее, чем раньше.

Большая часть прошлого века прошла в соревновании двух западных глобальных проектов - колониально-капиталистического и условно-социалистического. Воплощённые в жизнь в условиях одной отдельно взятой России идеи западноевропейских тео­ретиков дали неожиданные результаты. С одной стороны, «мировая революция», в топке которой собирались сжечь останки Российской империи господа марксисты, не случилась ни в результате Первой, ни в результате Второй мировых войн. С другой стороны, адаптированные к российской реальности идеи Маркса позволили построить первое в мире государство нового типа, провести невероятные для Европы экономические преобразования, совершить в невиданные сроки масштабнейший технологический прорыв и разгромить объединённые вооружённые силы подавляющего большинства европейских стран. Хотя канонический социализм так и не был построен (о чём свидетельствуют в частности материалы XXVII съезда КПСС), условно «социалистическая» система оказалась эффективнее самого мобилизационного варианта капиталистической - фашистской. В ходе послевоенной очевидно неравной конкуренции в условиях «холодной войны» преимущества новой системы лишь подтвердились. Однако за 70 лет система показала и очевидные недостатки, наличие которых позволило части советских элит, посчитавшей западный проект более привлекательным для себя и своих детей, начать демонтаж «развитого социализма», что в итоге привело к распаду СССР и всей социалистической системы, включая её военную составляю­щую. «Победивший» Запад взялся реализовывать на постсоветском пространстве приснопамятный план «Ост», но, как и в прошлом веке, столк­нувшись с непредвиденными вызовами, увяз и забуксовал. Оставшийся в одиночестве «миролюбивый» блок НАТО начал неистово расширяться, развязал несколько десятков войн в разных частях света и оказался совершенно неготовым к ситуации, когда боевые действия могут в любой момент начаться между членами самого альянса. Быстро деградировавшая в условиях отсутствия реальных противников натовская бюрократия оказалась неспособной отвечать на вызовы времени.
Нечто похожее происходило в рамках выросшего на руинах Третьего рейха Европейского союза, расширение которого за счёт поглощения экономически более слабых стран на кабальных условиях интеграции сначала дало неплохой экономический эффект, но затем привело к целому ряду неразрешимых проблем. «В начале 90-х, когда в Европе эйфория от создания ЕС была максимальной, более прагматичные американские эксперты полагали, что в ближайшие 20 лет возобладает одна из двух тенденций: или ЕС продолжит расширение, и трудно сказать, где на восточных границах оно закончится, или произойдёт исчерпание импульса расширения и возникнет состояние пата, - отмечают эксперты российского Института международных политических и экономичес­ких стратегий (РУССТРАТ). - Истекшее двадцатилетие показало, что второй сценарий оказался более реальным, чем первый». Построенный на основе англо-американской зоны оккупации Евросоюз полноценным политическим игроком так и не стал (с таким расчётом строились и его управляющие органы). После Brexit ЕС остаётся политичес­ким вассалом США, но обострившиеся противоречия уже давно видны невооружённым глазом.
«Кризис эпидемии коронавируса показал эфемерность единства в ЕС даже ядра его стран-основательниц. Центробежные силы не смогут полностью разрушить ЕС, но они уже заблокировали процесс его политической консолидации, Брексит стал прецедентом дезинтеграции ЕС. Элиты ЕС расколоты на суверенные и компрадорские. Первые ищут путей сближения с Россией и Китаем, вторые препятствуют этому и тянут Европу в орбиту США, - отмечают эксперты. - До 2025 года в среднесрочной перс­пективе в ЕС продолжится борьба двух направлений, где выражены интересы разных групп европейской буржуазии - глобалистской и национальной. Ни одна из этих групп не сможет добиться победы, создавая неопределённость и турбулентность в европейской политике. Для России и Китая расширяется спектр возможных инструментов воздействия на интересы разных политических групп ЕС в целях продвижения своих национальных интересов. Ситуация свидетельствует о сокращении возможностей США монопольно определять политику ЕС. Кризис в США становится катализатором кризиса ЕС».
Казалось бы на фоне кризиса ЕС его восточная альтернатива ЕАЭС во главе с Россией выглядит более привлекательно. Увы, нет. Уже третий год интеграция очевидно буксует, а объёмы торговли сокращаются. Более того, элиты наиболее близких союзников, в том числе «братской» Белоруссии и связанной с Россией не только экономическими но и военными связями Армении демонстративно от нас отдаляются.
«Евразийское экономическое сообщество (ЕАЭС) было создано на тех же либерально-демократических принципах, что и Европейский союз. После окончания «холодной войны» и распада СССР доминирующей считалась мысль о неприемлемости государственной интеграции территорий силой оружия. Возможным полагалось только добровольное объединение независимых государств в некий наднациональный союз в результате взаимной диффузии как результата расширения масштабов взаимовыгодной торговли и увеличения взаимных экономических связей. Разве что ЕС всё перечисленное декларировал официально, а Москва позиционировала ЕАЭС только в качестве взаимовыгодного добровольного союза независимых соседей. При этом оба союза имеют ряд принципиальных различий. Прежде всего в масштабе объединённых экономик. По итогам 2019 год ВВП ЕС составил 19,1 трлн. долларов, ВВП ЕАЭС - 2,42 трлн. долларов. Не менее существенным оказывается и разница в экономическом весе входящих в союзы стран. Из 26 членов ЕС 42% совокупной экономики формируется 8 крупнейшими странами; из 5 членов Евразийского союза 67,1% общего ВВП формируется одной Россией. Вследствие чего интеграционный путь, на который Евросоюзу потребовалось 30 лет, ЕАЭС прошёл менее чем за 10», - отмечают эксперты РУССТРАТ.
Проблема не в том, что Москва делает что-то не так, а в том, что Россия изначально рассматривается бывшими советскими республиками, не обладающими полноценной политической субъектностью, как страна-донор, за счёт которой можно и нужно решать все свои проблемы, спекулируя «братством» и готовностью к «интеграции». Очевидно, что либеральная модель построения союза себя исчерпала.
«Изменить тенденцию возможно лишь в результате коренного пересмотра базовой стратегии ЕАЭС, - считают эксперты. - Необходимо начать формирование чётких и жёстких однозначных явных понятийных связей. Сотрудничать с Россией выгодно. Сотрудничество возможно только на условиях однозначной дружбы. Дружба достижима только при безо­говорочном исполнении чётких и однозначных условий.
С любым несогласным Россия готова сохранять нормальные добрососедские отношения, но строго на общих экономичес­ких основаниях, а также при условии геополитического и военного нейтралитета. Любой другой вариант ЕАЭС для России перспективы не имеет».

Николай ФИЛИППОВ.