Никто, кроме них, или Репортаж из ада

28 Июнь 2020 295
Врачи круглосуточно следят за самочувствием больных.
Врачи круглосуточно следят за самочувствием больных. Автора.

Врачи Симферопольской городской клинической больницы №7, в которой сейчас лечат исключительно больных с подозрением или подтверждённым диагнозом COVID-19, в шутку называют «грязные», «чистые» зоны и шлюзы медицинского учреждения адом, раем и чистилищем. Наш коррес­пондент побывал везде.

Новый штамм - новый профиль больницы

«Семёрка» сейчас полностью перепрофилирована для лечения больных с подозрением или подтверждённым диагнозом - COVID-19. Пациентов, которые были там до распространения новой коронавирусной инфекции в Крыму, перевезли в медучреждения Бахчисарая, Белогорска и других городов. Теперь больных коронавирусом привозят сюда со всего полуострова. Удобное расположение, закрытая территория, большие площади медучреждения, квалифицированные специалисты практически из всех областей медицины: хирургия, терапия, кардиология, инфарктное, неврологическое отделения, «инфекция», наличие УЗИ, компьютерных томографов, развитая лаборатория, инженерные сети - всё это было необходимо для превращения городской клинической больницы в медучреждение, предназначенное для оказания помощи больным с опасной инфекцией либо подозрением на неё. Сейчас на территории больницы действуют: инфекционный госпиталь на 414 коек, в котором лечат пациен­тов с подтверждённым диаг­нозом «новая коронавирусная инфекция», и провизорное отделение, где проводится диагностика на COVID-19. Сегодня в Симферопольской ГКБ №7 находятся 154 человека. Из них - у 140 был подтверждён диагноз COVID-19. Остальные 14 - пациенты провизорного отделения. Всего же с апреля по июнь в «семёрку» поступил 501 человек с новой коронавирусной инфекцией, 272 из них выписали.
- Коронавирусную инфекцию впервые нашли в 60-х годах прошлого века, - рассказал врач-инфекционист, заведующий инфекционным отделением №1 Симферопольской ГКБ №7 Антон Эльстер. - И до COVID-19 известно около 40 её штаммов. Раньше заражение этой инфекцией протекало, как ОРВИ. Сейчас «пришёл» новый штамм, иммунитета к которому у человечества практически не было. Когда сформируется коллективный иммунитет к COVID-19 - прослойка в 60-70% населения - тогда можно говорить об определённой степени защиты даже для тех, у кого его нет и кто находится в группе риска. В числе последних: люди преклонного возраста и имеющие сопутствующие заболевания (сахарный диабет, проблемы с сердцем, щитовидной железой, онкология, хронические заболевания, «жестокие» бронхиты, астмы). У них заражение новой коронавирусной инфекцией протекает тяжелее.

Сортировка больных

Эту медицинскую практику придумал Николай Пирогов во время Крымской войны. Прошло 164 года, как она завершилась, а его метод по-прежнему актуален, в том числе в организации госпиталей для больных с подозрением на COVID-19 или заражённых им. Как же туда попадают пациенты? У человека поднялась температура, он находится дома и вызывает участкового врача. Во время эпидемиологической ситуации все температурящие больные находятся в группе риска. Напомним: сейчас в любом медицинском учреждении проводятся общие карантинные мероприятия. На входе в них контролируют масочный режим, измеряют температуру тела, а для температурящих пациентов открыт отдельный кабинет. Там терапевт собирает эпиданамнез пациента, выясняет, какие были у него контакты, посещал ли он страны с неблагополучной эпидобстановкой. Пациент заполняет анкету. Врач осматривает его и определяет тактику лечения: амбулаторно, когда диагноз не требует дополнительного обследования, либо, если установлен контакт с пациентом инфекционного профиля, его госпитализируют в «семёрку». 

Когда участь ещё неизвестна...

Единственное в крымской столице провизорное отделение для взрослых располагается в здании бывшего инфекционного отделения больницы. Как сообщила главный врач Симферопольской ГКБ №7 Светлана Солдатенко, в нём сейчас выполняют капитальный ремонт, поэтому половина здания перекрыта. Врач-инфекционист Антон Эльстер объяснил, что это отделение оборудовано мельцеровскими боксами. До недавнего времени этот термин был известен только специалистам, пациентам инфекционных отделений и их родственникам. Теперь, в связи с пандемией коронавируса, о нём услышали многие. Это помещение для лечения инфекционных больных в условиях изоляции, чтобы исключить внутрибольничное заражение. В мельцеровском боксе предусмотрено всё необходимое для проживания и лечения пациента, в том числе ванна и туалет. В бокс есть вход с улицы. Для чего это делается? Для того чтобы больной, у которого есть подозрение на COVID-19 (в повседневной жизни - на любое другое опасное инфекционное заболевание), не ходил по коридорам медучреждения.
В свою палату пациент попадает сразу с улицы. Вход в личные больничные «апартаменты» оборудован шлюзом. Это небольшое помещение, в которое попадает медперсонал, перед тем как зайти в «грязную» зону и по возвращении из неё. В шлюзах стоят баки для обработки «грязной» одежды, специальные ёмкости с дезинфицирующими растворами, лежат коврики, пропитанные ими же, висят рециркуляторы (приборы для очистки и обеззараживания воздуха) или бактерицидные лампы.
По словам медицинских сотрудников, главное - правильно надевать и снимать средства индивидуальной защиты (СИЗ). Мне в этом помогали двое медработников. Зачем? В комплект СИЗ входит: одноразовый непромокаемый комбинезон с пропиткой, аналогичные бахилы, респиратор, маска, шапочка, очки и две пары перчаток. Надеть это всё, как положено, и быстро новичку нереально. Сотрудники делают это, конечно, сами. Особая сложность у меня была с перчатками: при наличии маникюра или длинных ногтей их буквально натягиваешь, долго расправляя. Надев капюшон на голову, поверх него - шапочку, закрывающую лоб, замотав все «стыки» скотчем, почувствовала себя космонавтом. На спине красным фломастером надпись: «СМИ. «Крымская правда». Обычно вместо этого пишут фамилию врача. 10 минут - и мы готовы. Защитные костюмы воздух не пропускают, поэтому тело в них потеет, как в сауне, мок­рым становишься быстро. То же самое касается очков. Дышать в респираторе поначалу сложно. И в такой экипировке врачи и медсёстры находятся по 4 часа. После этого они обязаны выйти в шлюз, снять с себя всё в определённой последовательности, промыв перчатки дезраствором, и положить СИЗ на обработку. И так - в две смены.

Чтобы дышали

Результаты теста на коронавирус выполняют в течение двух-трёх дней, а лечить пациентов начинают сразу. Воздушно-капельная инфекция коварна: она может внешне не проявляться, поэтому сейчас делают компьютерную томографию органов дыхания - на рентгене не всегда видны пневмонии (воспаления лёгких), вызванные коронавирусом.
В случае положительного результата на COVID-19, пациента переводят в инфекционный госпиталь, при отрицательном - оставляют в провизорном отделении до выздоровления.
В последнем случае иногда тест повторяют несколько раз во время лечения.
Ковидный госпиталь - название говорящее: там лечат пациентов, больных COVID-19. Заразить друг друга они уже не могут, поэтому лежат в общих палатах, вне зависимости от того, страдают от пневмонии или нет. Там так же, как в провизорном отделении, есть разграничение на «грязные», «чистые» зоны и соединяющие их шлюзы.
В реанимационном отделении Симферопольской ГКБ №7 на лечении находятся больные в тяжёлом и крайне тяжёлом состоянии с COVID-инфекцией, осложнённой вирусно-бактериальной пневмонией. Последних сразу переводят на искусственную вентиляцию лёгких - в отделении есть 68 ИВЛ, транспортные аппараты, которые используются ещё на этапе перевозки пациентов.
У лежащих в реанимационном отделении людей - выраженная дыхательная недостаточность, то есть их лёгкие не обеспечивают достаточное поступление кислорода, в некоторых случаях - тяжёлая сопутствующая патология.
В день нашего посещения там находились 11 пациентов: двое из них - в крайне тяжёлом сос­тоянии на аппаратах ИВЛ, многие больные - на больших объёмах кислорода, некоторые - на вспомогательной искусственной вентиляции лёгких. Это значит, что они дышат сами, на них надевают специальную герметичную маску, аппарат улавливает, когда они делают вдох и помогает им в этом, аналогично происходит при выдохе.
- Необходимо, чтобы лёгкие пациентов были расправлены, - объяснил мне врач-анестезиолог-реаниматолог Симферопольской ГКБ №7 Роман Шевченко, - чтобы было лучше насыщение кислородом, они должны быть под давлением. Вот почему больные должны 12-16 часов находиться на животе, тогда не будет застоя в лёгких.
Для лечения больных средней степени тяжести дополнительно используют концентраторы кислорода - аппараты для выделения молекул кислорода из окружающей атмосферы, их концентрации и выдачи в виде потока чистого кислорода.
С целью увеличения количества коек, обеспеченных подачей кислорода централизованно, в Симферопольской ГКБ №7 московский подрядчик ООО «Грандстрой» выполнил капитальный ремонт внутренних и наружных сетей и источников медицинского газоснабжения. Сейчас учреждение оборудовано пятью видами медицинских газов (кислород, азот, углекислый газ, вакуум, сжатый воздух) с установкой двух кислородных концентраторов, вакуумных насосов и компрессоров (первичный, вторичный, резервный), что увеличило мощность больницы до 220 точек подведённого кислорода. До оборудования нового концентратора кислорода было установлено 68 точек с подведённым кислородом.
15 июня заключён контракт на установку концентратора кислорода и подведения до 100 точек в провизорное отделение. В инфекционном госпитале действует централизованная подача кислорода.
Лечат пациентов ковидного госпиталя противовирусными и антибактериальными препаратами. Тем, кто находится на вспомогательной вентиляции лёгких, можно кратковременно снять маску, дать большой поток кислорода через нос, чтобы они сами могли поесть, а потом снова вернулись в привычное положение. Крайне тяжёлые больные, которые сами не дышат, - на зондовом питании. Выписывают из отделения стабильных пациентов, не нуждающихся в кислороде, с отрицательными посевами анализа на новую коронавирусную инфекцию.
Круглосуточно ухаживают за больными в отделении два врача-анестезиолога, две медсестры и санитарка. Работают они вахтами в две смены по 12 часов. Некоторые врачи домой после работы не возвращаются. Их ждёт автобус, который отвозит на турбазу «Таврия».
- Работать в таком режиме тяжело как морально, так и физически, что связано с постоянной нехваткой кислорода и затруднённой теплоотдачей из-за использования средств индивидуальной защиты, - рассказал Роман Шевченко.
И при этом врачи и медсёстры отделения улыбаются своим пациентам, бодро ходят от кровати к кровати, следя за показаниями приборов и давая необходимые лекарства, терпят колоссальные неудобства, приносимые СИЗ, потому что они нужны, потому что никто, кроме них.

Выход в шлюз «семёрки» - как в открытый космос.

Оксана ПАВЛЕНКО.