«Пандемия - мать родная для дистанционного обучения»

26 Июнь 2020 344
Дистанционное обучение вредно для здоровья учеников.
Дистанционное обучение вредно для здоровья учеников. Фото Александра КАДНИКОВА.

Как и что ответили критики предыдущей авторской программы Никиты Михалкова «Бесогон ТВ» «Без цензуры и изъятий: Познер, поп Гапон и Гуси-Лебеди», какие рекомендации по вакцинации россиян предпочтительны и что предполагает реализация программы «Образование 2030», рассказал телеведущий в своей новой передаче.

О чём говорил Никита Михалков в выпуске «Бесогон ТВ» «Над пропастью во лжи»

Удивительно «принципиальные» люди

Команда «Бесогон ТВ» получила огромный отклик на предыдущие программы. Посыпался вал невероятных конспирологических предположений, для чего я это делаю, почему меня изгнали из Кремля, что это вой­на кого-то с кем-то, мол, я обу­реваем политическими и диктаторскими амбициями. Люди всё время ищут потаённый смысл в передачах, у них не возникает мысли, что человек так говорит, потому что так думает, потому что его это волнует. Я никому ничего не навязываю, я задаю вопросы. И я хочу вместе со зрителями искать ответы.
Я пытаюсь делать, как герой картины «8 с половиной» режиссёра Ф. Феллини, который сказал: «Говорите правду. То, что я не знаю, то, что я ищу, но ещё не нашёл. Только так я чувствую себя живым». Выпуск «Над пропастью во лжи» - под номером 179. И разве в каком-то из предыдущих я говорил то, что мне выгодно?
Я всегда говорил то, что думаю. Поэтому нас люди и смотрели.
Я узнал из СМИ, что приблизительная цена кампании, которая была организована после показа выпуска «У кого в кармане государство?», сос­тавляет 600 тысяч долларов. Думаю, что едва ли кто-то потратил на это свои личные деньги. Но абсолютно точно знаю, что некоторым медийным персонам предложили уже после предыдущей программы приличные деньги за то, чтобы они приняли участие в новой кампании нападок на «Бесогон ТВ». Естественно, те, кто мне об этом сказал, отказались от денег, но думаю, были и те, кто согласился. А это мы сможем узнать по тому, кто же примет в ней участие.
Так, российская журналистка, обозреватель радиостанции «Эхо Москвы» Ксения Ларина сделала большое «открытие», что Михалков изгнан из Кремля, «власть явно им пренебрегла». На это появились отзывы кинокритиков в комментариях. Так, Леонид Павлючик, который очень чётко чувствует «порывы ветра», спросил: «Это предположение или установленный факт?». Уточнил так, на всякий случай, может, это фейк (фальшивая новость. - Прим. ред.)? А то так начнёшь «мочить», а потом ещё и получишь за это, а не хочется, вот и просит дать конкретную «наводку».
Другие говорили, что я теперь оппозиционер, власть меня достала, я надоел Путину. Но я неоднократно заявлял, что никогда не был в оппозиции, членом какой бы то ни было партии. У меня есть моя позиция, я могу ошибаться, но говорю то, что думаю, что меня волнует.

Реакция критиков

Не думал, что Владимир Познер будет отвечать что-либо после предыдущей передачи. Сначала он написал, что запамятовал об интервью «Эхо Москвы», потом выяснилось, что он его давал. Затем написал, что не будет сгоряча махать шашкой, а ответит, подумав. Через некоторое время он это сделал, опубликовав полностью своё письмо мне, в конце добавив: «Прошу не звонить, не писать мне с просьбой о новых высказываниях, комментариях». Я это принял и хочу верить, что наш вопрос закрыт.
Не предполагал, что иерей Георгий Максимов продолжит дискуссию. Для меня было огромной неожиданностью, что он не только это сделал, но и развил до невероятных размеров. Наша передача шла немногим более 53 минут. Батюшка же «разогнался» на час и 6 с лишним минут. Он буквально «разобрал» программу по кирпичику. Меня поразил такой труд, тем более в преддверии большого церковного праздника Вознесения Господня. Батюшка придирался к моим словам «нас мочат» (вместо критикуют), причём под «нас» он предположил не команду «Бесогон ТВ», а всю её аудиторию. Единственная моя надежда, что священник лжёт от чистого сердца, а не за вознаграждение.
У главного редактора «Мос­ковского комсомольца» Павла Гусева была возможность извиниться перед миллионами людей, которых он назвал быдляком, но он стал отрицать свои слова. Тогда руководитель «Daily Storm» Алёна Сивкова выложила аудиозапись разговора журналистки издания с ним, где он произносит эти слова. Для меня этот конфликт, вызвавший множество мемов (единица значимой для культуры информации. - Прим. ред.), закончен. 
Писатель Сергей Минаев извинился за свои слова, сказанные по поводу выпус­ка «Бесогон ТВ» «У кого в кармане государство?». Такой поступок вызывает уважение.

Рассчитывать на национальную медицину

Было много споров про вакцинацию, нужна она или нет, полезна или вредна, чем страшна. Мне кажется, точно об этом сказал кандидат философских наук Владимир Лепехин:
- Принудительная вакцинация человека, управляемая транснациональным капиталом, - не столько медицинский акт, сколько маскировочный процесс, призванный закрепить за владельцем вакцины право на приватизацию человеческих тел. Это ещё и технология, ведущая человечество прямиком в новый глобальный Освенцим.
И вот рекомендации учёного:
- 1. Вакцинация должна рассматриваться как крайняя мера профилактики по отношению к тем инфекциям, которые не предупреждаются и не лечатся каким-либо иным способом.
2. Вакцинация не может быть принудительной, а отказ людей от вакцинации не может приводить к поражению их гражданских прав. При этом, в случае, если какие-то не привитые индивиды становятся источником заражения других людей, они должны нести административную или даже уголовную (в случае осознаваемости последствий своих действий) ответственность.
3. Используемые в нацио­нальной системе здравоохранения вакцины и иные социально значимые лекарственные препараты должны быть только отечественного производства. Исключения из этого правила возможны, но, они должны рассматриваться, как ЧП.
4. Сертификация вакцин и названных лекарственных средств должна быть абсолютно прозрачной - с правом и возможностью проведения альтернативной экспертизы.
5. Лоббирование вакцин зарубежного производства, препятствование проведению альтернативной экспертизы лекарственных препаратов, а также наличие элементов коррупции в процессе их сертификации и лицензирования должны преследоваться в уголовном порядке.

Мировая опасность

Напряжение по поводу дистанционного обучения не только не исчезает, а возрастает. Напомню, что говорил президент Российской Федерации Владимир Путин по этому поводу 21 мая:
- Цифра, телекоммуникации открывают колоссальные возможности, но, конечно, они не заменят живого общения учителя и ученика, творческой, командной, товарищеской среды школ, вузов, колледжей. Все слухи, вбросы (предание гласности каких-либо документов, информации с расчётом на неожиданность их обнародования. - Прим. ред.) о том, что дистанционное образование полностью заменит или вытеснит очное, что будут закрыты традиционные школы и университеты, рассматриваю, как откровенную провокацию. Тем более что система образования не только учит, но и воспитывает, во многом формирует личность, передаёт ценности и традиции, на которых основано наше общество.
Его мнение поддерживает и председатель Правительства РФ Михаил Мишустин. Но 27 мая Госдума принимает закон о порядке дистанционного обучения в стране в случае введения режима ЧС или повышенной готовности. Для того чтобы принимать этот закон, нужно скорректировать для себя представление о том, каковы реальные результаты дистанционного образования? То, что переживают родители, учителя, дети. Родители говорят: заниматься с двумя детьми на дистанционном обу­чении - «вынос мозга», члены семей ругаются друг с другом, когда заставляют ребёнка выполнять домашние задания в онлайн-формате. Кроме того, необходимо приобретать компьютеры и камеры, если в семье несколько школьников.
- Вы кому придумали это обучение? Насколько умнее станет ваш ребёнок с ним? Мы должны решительно сказать, что это - не образование, а фикция, - утверждают родители.
Учителя сообщают, что во время онлайн-уроков ученики крутятся, рисуют, переворачивают себя на экране, смеются. Школьники также не хотят учиться дома, потому что «мама ругает, непонятно объясняет».
А вот что говорит заместитель председателя Комитета СФ по науке, образованию и культуре Виктор Смирнов по поводу здоровья школьников при дистанционном обучении:
- Мы должны с Российской академией образования, институтами развития образования в субъектах нашей страны, методическими центрами и объединениями, преподавателями предметов поработать над тем и создать такой методический инструментарий, который позволял бы школьнику, осваивая учебную тему, находиться за компьютером не 45 минут, а как это предписывается СанПиНами, не более 30 минут.
У родителей возникает воп­рос: если у ребёнка даже три урока, то по 30 минут каждый, это уже полтора часа, что уже является нарушением норм СанПиНа, как же их можно соблюдать?
И это чувство опасности есть не только у нас. Итальянский профессор и философ Джорджо Агамбен утверждает:
- То, что было очевидно внимательному наблюдателю, а именно то, что так называемая пандемия будет использоваться в качестве предлога для всё более широкого распространения цифровых технологий, теперь стало реальностью. Важной частью наступающего технического варварства, которое мы переживаем, является стирание из жизни каких бы то ни было чувств и утрату лиц, навсегда заточённых в спектре экрана. Профессора, которые массово соглашаются подчиниться новой телематической диктатуре и проводить свои курсы только онлайн, являются идеальным эквивалентом университетских профессоров, поклявшихся в 1931 году в верности фашистскому режиму.

Цифровой аутизм

А вот что говорил российский врач-психотерапевт Андрей Курпатов на Всемирном экономическом форуме в Давосе 23 января этого года о влиянии и зависимости, в которую попадает человек сегодня, особенно ребёнок, и чем это может обернуться:
- То, что мы имеем сейчас, это, по сути дела, эпидемия цифрового аутизма. Цифровой аутизм - состояние, при котором молодые люди не могут поддерживать длительный психологический контакт друг с другом. Они не интересуются внутренним миром другого человека. Другие люди для них стали заменяемыми, потому что они не видят ценности каждого из них в отдельности. В 2017 году провели интересное исследование. Наблюдали за тремя группами студентов в несколько сот человек, выполняющих мыслительные тесты. Представители первой группы, заполняя тесты, должны были оставить свои телефоны за пределами комнаты, в которой находились. Студенты второй группы могли держать телефон рядом с собой. Участникам третьей группы следовало положить телефон перед собой экраном вниз. Оказалось, что даже физическое местоположение телефона влияет, во-первых, на объём оперативной памяти, во-вторых, - на подвижный интеллект. Эти показатели увеличиваются, когда телефона нет с вами, и вы глупеете, когда он рядом. Изменение в потреблении информации приводит к тому, что мир делится на умных и глупых.
Онлайн-обучение - физиологическая и нравственная проблема для всего человечества, не только для детей. Вот, например, президент и председатель правления Сбербанка России Герман Греф внедряет цифровые платформы в 15 школах и хочет это сделать ещё в 50, даже в 100 учебных заведениях. Есть вопрос: почему председатель Сбербанка занимается обучением и цифровыми платформами? А ведь получается, что для этого рода деятельности пандемия - мать родная. Вот что говорит Греф:
- Нет ни одной причины, которая заставила бы нас отказаться от приоритетности обучения школьников. Угроза распространения коронавируса стала дополнительным стимулом для скорейшего внедрения цифровой образовательной платформы. Сложнос­ти предоставляют нам новые возможности. От детских садов до вузов вся модель образования должна быть изменена.

Смерть российской системы образования

Значит, должна быть принята программа «Образование 2030»? Мне будут говорить, что она ещё не одобрена, это только проект. Так когда её примут, будет уже поздно. Над ней работают с 2013 года. Ранее был проект «Детство 2030», но он был отвергнут. Вместо него и предложили внедрение более фундаментального «Образования 2030». Что защищает президент страны? Он говорит о детстве, о воспитании человека в социуме, которое невозможно без тактильной связи людей, особенно детей, друг с другом. Проект «Образование 2030» курирует Герман Греф, над ним также работает Дмитрий Песков, жаждущий «сломать шпиль МГУ Googlом» (читайте в номерах «Крымской правды» за 22 мая этого года - «У кого в кармане государство?» и за 29 мая - «Правда и ложь. Кому доверять?»). В этой программе есть раздел «Смерть форматов», согласно которому к 2025 году должен «умереть» диплом об окончании учебного заведения. Таким образом сбудется мечта Германа Грефа, который заявил:
- Одна из моих личных целей - «убить» экзамены.
Помимо этого, к 2025 году откажутся от системы научных журналов и стандартов цитирования, авторских учебников. А к 2035 году должны будут «умереть» общеобразовательная школа, исследовательский университет, текст (книга, статья) как доминирующая форма знаниевой коммуникации. То есть гигантская многовековая культура книгоиздания, чтения уйдёт в небытие, все упрутся в экраны и мышку, всё станет обезличенным, обезжизненным. А ещё раньше должен исчезнуть учитель в традиционном понимании. Его должен заменить искусственный интеллект. Это не конспирология, а официальный документ. Причём, изящно завуалированный: программа дана под соусом оптимизации, инновации, прогресса. Этими маскировочными словами она приводится в жизнь. Этот проект предполагает, что смысл образования - регулирование внешней политики. Против внедрения этой программы будут люди, фокусирующиеся на внутренней политике страны.
Что может воспрепятствовать реализации программы «Образование 2030»? Так называемые «чёрные лебеди» - неожиданные события. Это, например, распад страны. И даже указаны даты: 2022-2027 годы. Оцените: в этой программе не существует ничего того, что должно сохранить страну, она не направлена на то, чтобы защитить её целостность. Она может не осуществиться, потому что страна развалилась.Но как это? А что за мозги такое придумали? На чём базируется программа «Образование 2030» в России? В списке литературы - сплошные иностранные фамилии. Эти люди знают, что надо русскому человеку? Они понимают, кто мы есть? Да мы четырежды за одно столетие из руин подымаем страну! Революция, гражданская война, Великая Отечественная война, развал в 90-е годы, - всё время на краю. И нам теперь дают сколок, какими мы должны быть по представлению тех гос­под, которые ничего о нас не знают. А если знают, то только то, о чём хотят знать, что им выгодно. Это же они нам объявляют санкции, и при этом становятся базовой основой для образования наших детей!
Да как в нашей огромной стране с таким количеством часовых поясов, народностей, религий сочетаются цифровые технологии? С жизнью детей, которые вынуждены учиться дистанционно на перевёрнутом ведре около столба, где хоть как-то ловит вай-фай, или школьниками, родители которых вывозят из дома, из села, туда, где есть связь, чтобы можно было заниматься онлайн? Они сидят в машинах и учатся. Это нормально?
Та программа образования, которую предлагает Греф и компания, не подразумевает школьников всей страны. Это колоссальное разделение жителей России на тех, кто у центра и могут этими благами пользоваться, и тех, кто не в состоянии этого сделать. А не приведёт ли это к ухудшению отношения русской провинции к центру? Это и есть по большому счёту одна из опасностей развала страны.
Новый выпуск авторской программы Никиты Михалкова «Бесогон ТВ» «Ich/Wir Besogon» (это по-немецки) смотрите сегодня на официальном сайте передачи, её YouTube-канале, «Крымская правда» также изложит её основные идеи.

Записала Оксана ПАВЛЕНКО.