Помним. Благодарны

7 Май 2020 822

В эти дни вы, как никогда, чувствуете одиночество. Безмолвное, тягучее, незаслуженное. У кого-то - юбилеи, кто-то просто привычно ждал земляков, помнящих подвиг героев, с цветами, минутой молчания… Простите, так сложилось, что в год победного юбилея вы в ожидании, в надежде… Мемориалы, хранящие останки героев Великой Отечественной, имена, подвиги, вечность.

Партизаны, подпольщики

2 мая - традиция: возлагать цветы к памятнику Партизанам и подпольщикам (братья по борьбе!) в Симферополе и собираться на Ангарском перевале у памятного знака, у села Перевальное, где каменная Партизанская шапка. Партизанская маёвка родилась больше 60 лет назад, когда и памятников-то не было, зато живы были партизаны. Здесь, на Ангарском перевале первый бой в ноябре 1941-го принял Алуштинский отряд, потом воевали три Симферопольских, Зуйский, Биюк-Онларский, Сейтлерский… Где каменная папаха - Холодная балка, страшные бои, сотни погибших. И лишь 40 фамилий на плите - это не братская могила, их вокруг много, а там, как вспоминали коллеги-партизаны, нет. Но всё равно… Ураим Юлдашев, Нина Кострубей, Франтишек Сверчек, Сергей Брусенцов, Иосиф Певзнер… Разные национальности, с нашими, плечом к плечу, сражались словаки-антифашисты.
Партизанскую шапку с алой лентой клали на могилу погибшего. Не знаем, кто придумал символ - ленту, частичку советского знамени. Но в 6-м отряде Николая Дементьева и Андрея Сермуля, что сражались в тех местах, она появилась благодаря пио-нерскому галстуку Володи Якименко. Мальчик сохранил его в фашистском концлагере, а став членом отряда, разрезал на ленточки товарищам, с которыми ходил в бой. Памятник появился в 1963-м по предложению партизанского комиссара Николая Лугового.Скульптор Леонид Фруслов воплотил в камне рисунок художника нашей газеты, тоже партизана, Эммануила Грабовецкого. Среди партизан было много наших коллег и друзей газеты, в том числе писатели Георгий Северский, Илья Вергасов. Увы, в этом году традиция нарушена, но, как сказал глава республики, «ничто не может помешать чтить память наших героев». Мы, многие, - помним. Благодарны. Простите.

Коллеги

Помним, благодарны и тем, в чью честь 35 лет назад у здания издательства «Таврида», где раньше располагалась редакция, появился памятник, первый в Союзе, - фронтовым журналистам и полиграфистам. В полный рост старший лейтенант с орденом Отечественной вой-ны, медалями «За отвагу», «За Победу над Германией» на гимнастёрке, офицерским планшетом и фотоаппаратом в руке. И надпись: «Мы победили!». Его открыли 5 мая 1985-го, в День советской печати. Придумал редактор газеты Владимир Бобашинский, что мальчишкой пережил оккупацию в Великих Луках, поддержал директор издательства Иван Нечипас, симферопольский подпольщик, партизан. Воплотил скульптор Виктор Гордеев, ровесник Победы. Позировал наш коллега Иван, фамилия, увы, забылась.
Традиция - 5 мая собираться у памятника. В этом году у журналистов не получилось, хочется верить, что хоть из коллег-полиграфистов кто-то принёс цветы. Полтора месяца назад была там: грустный, и основание чуть разрушается. А повязанная в прошлом году Георгиевская лента на ремне планшета сохранилась. Жаль, что не было новой… Жаль, что имена коллег не прозвучали у памятника, портретов «Бессмертного журналистского батальона» не было. Простите, «Красный Крым»: Владимир Апошанский, Сергей Алымов, Евгений Аронович, Эммануил Бендицкий, Исай Блох, Николай Бондаренко, Борис Богданов, Владимир Вихров, Раиса Верба (Бажут), Сергей Галышев, Александр Глаголев, Давид Глезерман, Эммануил Грабовецкий, Лео-нид Давыдов, Берта Давиденко, Леонид Дубнов, Лев Иш, Андрей Казанцев, Матвей Кальвари, Мейер Когут, Георгий Кокушинский, Серафима Кукулева, Григорий Казёнников, Василий Ковтуненко, Сергей Лаганбашев, Валентина Ланина, Николай Литвинов, Яков Луцкий, Константин Макаров, Николай Мальцев, Валерий Мальцев, Сергей Мальцев, Михаил Муцит, Григорий Нилов, Лазарь Нун, Гавриил Осенко, Моисей Олинский, Ефим Певзнер, Евгений Пет-ров, Макс Поляновский, Георгий Полянский, Абрам Райчук, Иван Рыжонков, Пётр Сажин, Леонид Соловьёв, Михаил Соловьёв, Михаил Сокольский, Михаил Сохань, Евгений Степанов, Алексей Степанов, Александр Стогний, Михаил Стронгин, Иван Сухиненко, Иван Тимошенко, Белла Трахтенберг, Григорий Фартушный, Николай Химин, Яков Чапичев, Лев Чудаков, Владимир Шахнюк, Николай Шугарин, Леонид Яблонский, Антонина Ягупова, Владимир Ягупов. 29 из них погибли в Великую Отечественную.

Воины

Вечному огню в этом году 45 лет. Или 35 - если считать с даты открытия нынешнего мемориала 5 мая 1985-го. «Бессмертного полка», массового возложения цветов тоже не будет. Правда, мемориал с годами привык, что цветов меньше, но всё же… Огонь памяти зажгли 13 апреля 1975-го, в 31-ю годовщину освобождения Симферополя, во имя всех, кто не вернулся, пропал без вести. В нём каждый, вглядываясь, видит своего героя войны. Солдат под памятной плитой - Неизвестный. Считается, что с такою надписью похоронил его сторож кладбища на Петровской балке, боец умер у него на руках 13 апреля 1944-го. Документов - не было. То ли разведчик, что все документы оставил товарищам, уходя на задание, то ли, пока задумались о мемориале, имя героя забыли. Ведь наверняка была в гимнастёрке и красноармейская книжка, и, может быть, письмо родных, награда, товарищи, что рядом наступали… На кладбище было несколько могил воинов, погибших при освобождении. На одной, братской, позже данные перепутали на памятнике, другие вообще не учли. Коллега Наталья Дрёмова предполагает, что «неизвестный» может быть Пётр Михеев или Виктор Дьяченко, одному 37, другому - 19. По документам военного архива они похоронены там, но где - неизвестно. А может это Иван Таранюк или Вазген Тарасян, Иван Кожников, Иван Киселёв, Иван Шабанов, погибли при освобождении Симферополя, похоронены товарищами на восточной стороне города, где было село Подгорне-Петровское. Или Василий Шеверяев, что умер от ран в Симферопольском госпитале. А может, Петровские скалы бойцы посчитали «безымянной высотой», у которой похоронили 13 апреля 21-летнюю Анну Ситникову. Вряд ли при спешном перезахоронении в мемориал проводили эксгумацию. Для нас тот, кто там покоится - Неизвестный, а для родных - потерянная могила героя. И всё же это наш Солдат. И фамилии крымских, пусть и не всех, Героев Советского Союза, России, полных кавалеров ордена Славы,
4 медалей «За отвагу» на стелах рядом - наши! Простите. Помним. Благодарны.
Неподалёку - памятник воинам Отдельной Приморской армии. Сегодня ему 10 лет. Как долго ветераны добивались создания. Их армия защищала и освобождала Крым, обидно было, что забыли. Ведь воинам 51-й армии, защитникам и освободителям, памятный знак появился 20 лет назад, в сентябре, к дате первого боя. Принесёт ли кто-то в этот раз цветы к ним?! Простите, герои. Но мы помним.

Благодарны.

И тем, четверым воинам, что покоятся у храма Александра Невского, благодарны. Один - 39-летний Иван Кучеров, узнали по ордену Красной Звезды. Танкист с товарищами в 1944-м похоронен в Пионерском саду. Считается, что там 31 человек был, две фамилии неизвестны, возможно - Василий Бубенчиков и Николай Фёдоров из экипажа Михаила Хромченко и Валентины Бархатовой. Похоронили там и Сергея Иванова, погибшего в Севастополе, но могилу потом не могли найти. Позже появился памятник-танк «Т-34». Затем все останки «перенесли» на воинское кладбище на Старозенитной. А при восстановлении храма, в 2003-м, нашли четверых «перезахороненных». Теперь вновь братская могила, на памятнике 22 фамилии. Увы, все не помню, но, по данным военного архива, были похоронены: Михаил Прохоров, Михаил Матушевский, Николай Булгаков, Иван Старцев, Гадай Саттаров, Пётр Матющенко, Азмат Абдулин, Василий Дубовой, Николай Шелякин, Николай Прудников, Михаил Хромченко, Андрей Лобода, Иван Ворошило, Виктор Макаров, Иван Петров, Иван Кучеров, Валентина Бархатова, Порфирий Гавриленко, Вениамин Кирсанов, Александр Рыбак. Ещё, кажется, на памятнике указаны Александр Свидерский, Иван Мошкарин, Иван Чистяков, но, по архивным данным, похоронены в иных местах.
У большинства «могилы» и на воинском кладбище. На этом захоронении, на старорусском, староармянском, на мемориале в Дубках, где фашисты казнили мирных жителей и военнопленных, на воинском секторе «Абдала» к празднику приберут. Только вот с цветами к ним мало кто придёт в этот раз. Простите, павшие. Помним. Благодарны.
И те, кто в «Красном» остался, простите. Фашистский концлагерь, более 15 тысяч погибших. Помним. Благодарны, что своими жизнями за наши заплатили. Это самый молодой мемориал - 5 лет в эти дни исполняется. Увы, тоже без возложения, без акции «Зажги свечу»… Но, что мешает зажечь свечи дома 9 мая, надеть Георгиевские ленты, помолчать, вспомнить, поблагодарить. И спеть вместе со страной «День Победы». Это наш праздник, наши Герои, наша память!

А ещё...

Вырубленные в камне портреты - мемориал на месте «сада дома №320 по Севастопольской улице» - братская могила. Николая Данилова, погибшего 13 апреля 1944-го. В Ленинграде была мама Наталья Пет-ровна. Алексея Зубенко в Сталинской (Донецкой) области ждала жена Мария. Ивана Малкова в Ярославской области - мама Мария Александровна. С ними похоронен «М. Сербинов» - так на памятнике. Григорий Сербинов, погибший 14 апреля. В Харькове осталась жена Евгения.
На здании театра - мемориальная доска подпольщикам группы «Сокол», погибшим за 3 дня до освобождения города. Николай Барышев, Александра Перегонец, Дмитрий Добросмыслов, Зоя Яковлева, Павел Чечёткин, Илья Озеров, Прасковья Ефимова, Олег Савватеев. Память Якова Смоленского, казнённого в декабре 1941-го за роль Ленина, и Анатолия Добкевича, в феврале 1942-го, за отказ пособничать фашистам, не увековечена. Как и подпольщиков Маргариты, Бориса и Елены Ериговых.
У университетов и институтов - памятники преподавателям и студентам, защитникам Родины в Великую Отечественную. Простите, герои, что в этот раз вас не торжественно поминают. Помним. Благодарны.

Наталья БОЯРИНЦЕВА.