Не винная угроза

30 Сентябрь 2019 1086
Евгений Шольц-Куликов и Дмитрий Ермолин.
Евгений Шольц-Куликов и Дмитрий Ермолин.

Казалось бы, что ещё может навредить нежной виноградной лозе, кроме болезней и мошенников, подделывающих продукцию винодельческой отрасли? Оказывается, всё виноградарство России находится в опасности из-за вроде бы безобидной смеси питьевой воды, спирта и сахара, сбываемой потребителям под дивным названием «винный напиток». Что собой представляет данный продукт, разобрались на кафедре виноделия Крымского федерального университета имени В. И. Вернадского. О результатах её исследований нам рассказали заведующий кафедрой доцент Дмитрий Ермолин и профессор Евгений Шольц-Куликов.

Вода с добавками

- Как получилось, что виноделы стали готовить так называемые винные напитки?
Евгений Шольц-Куликов:
- Тридцать лет назад в Мос­кве придумали способ, как временно поддержать виноделов промышленных центров огромной, доживающей последние годы, советской страны. Для этого научный институт разработал стандарты и рецептуру так называемых винных напитков и коктейлей, чуждых виноделию. Как опытный винодел-практик я воспринял эту идею недоброжелательно и решил тогда, что их правильно было бы назвать «водно-винные напитки». Но что было делать, если в наступившем безденежье учёные просто выживали благодаря заказу бизнесменов? Тогда это казалось временным, но получилось иначе. Вредная идея превратилась в головную боль для всех современных виноделов и виноградарей России.
- Кстати, именно в то время, в пору перестройки, появился потребительский миф о так называемом порошковом вине. Что это такое?
Евгений Шольц-Куликов:
- Никакого порошкового вина не существует - есть фальсификация того рода, о котором мы говорим: разбавление вина водой с разрешения государственных документов. Приготовление так называемых винных напитков приняло сегодня колоссальные масштабы. Если собственного виноградного вина в год у нас производят примерно 40 млн. дал, то одновременно готовят почти столько же водно-винных напитков. Их создают из питьевой воды, вина, лимонной кислоты, сахара, иногда с добавлением спирта, красителей, ароматических добавок, углекислоты и других пищевых ингредиентов. Технология нехитрая, прибыли огромные. И уже никто не хочет бросать этот бизнес. Теперь мы можем обходиться и без нашего винограда: на Западе существует постоянное перепроизводство вина, и наши водно-винные напитки на долгие годы будут обеспечены дешёвым сырьём.
Дмитрий Ермолин:
- К словам профессора можно добавить, что сегодня коробки с этими напитками расписаны пейзажами южной природы с уходящими вдаль рядами ухоженного винограда, с нарядными листьями виноградной лозы, с яркими картинами на винодельческую тему. И очень мелко, еле заметным шрифтом, написано «винный напиток». Сделанные в своей основе из воды, эти изделия фасуют в литровые и двух-, трёхлитровые, хорошо оформленные картонные коробки.
В текстах яркого оформления, кроме сортов винограда, фигурируют термины винодельческой продукции: полусладкое, сухое, игристое. Некоторые напитки газируют и разливают в прочные шампанские бутылки с интригующей символикой игристого вина - их особенно охотно покупают перед Новым годом, когда все ищут шампанское. Стоят они недорого, а названия привлекают неискушённых покупателей.
- Могли бы вы привести примеры таких напитков?
Дмитрий Ермолин:
- За примерами далеко ходить не надо. В конце 2018 года в одном из супермаркетов Симферополя бойко торговали привезённой из-под Москвы новинкой. Роскошно, по-новогоднему украшенные фольгой шампанские бутылки с «игристым винным напитком» невысокой стоимости. Это нормальный современный маркетинговый подход. Сегодня можно недорого - всего за 96 рублей - купить красивый литровый тетрапак с изготовленным в Пензе винным напитком под интригующим названием «Крымская Аэлита». Как винодельческий продукт это чистейший фальсификат. Или, например, напитки бренда «Санто-Стефано», которые состоят из воды, сахара, лимонной кислоты, ароматизаторов, консервантов и лишь некоторой доли вина.

Подрыв отрасли

- Почему в российском законодательстве не примут меры к прекращению выпуска этих водно-винных напитков?
Евгений Шольц-Куликов:
- Мы, виноделы, считаем, что запрещать выпуск подобных напитков нельзя. Если покупателю нравится, пожалуйста, но только не обманывайте людей, называя алкогольные напитки словом «винные». При их оформлении нельзя использовать термины, относящиеся к вину («розовое», «красное»), называть их по сортам винограда («каберне», «мускатное») или по типам вин («полусухое», «полусладкое»). Напиток, сделанный из воды, по ошибке зачислили в винодельческую продукцию. И сегодня виноделы и виноградари юга России кричат во весь голос: уберите водно-винные напитки - они подрывают экономику южного края, где растёт виноград ценных европейских и аборигенных сортов, где давно делают замечательные, полезные для здоровья натуральные виноградные вина. Готовить их - настоящее искусство и нужно немало затрат и усилий, чтобы наладить массовое производство. А выращенный в чужом поле продукт разбавить водой - дело нехитрое.
- Думаю, нужно подробнее разъяснить потребителям, каким образом винные напитки подрывают российское виноделие и почему не стоит их покупать, поддерживая производство дешёвых алкогольных коктейлей.
Евгений Шольц-Куликов:
- В последнее время снижаются все показатели российского виноделия, но зато растёт выпуск водно-винных напитков. Объясняется это просто: рентабельность натуральных виноградных вин не превышает 30-40%, а у виноградных и фруктовых алкогольных напитков она в два-три раза выше, чем у любого вина. Словом, сделанные из воды алкогольные напитки никакого отношения к виноделию не имеют и из списка винодельческих продуктов должны быть исключены. Необходимо перевести их в категорию ликёро-водочных изделий, где спирт смешивают с водой, добавляя сахар. И по существу состава следует дать им правильные названия: «виноградные напитки», «фруктовые напитки».
Теперь о законодательстве. Что-либо изменить в устоявшихся, хоть и ошибочных, документах очень сложно. Более того, индустрия узаконенного винодельческого фальсификата расширяется. Так, сегодня в поправках к закону №171-ФЗ внесено предложение из дешёвых сброженных плодово-ягодных соков готовить так называемые «фруктовые винные напитки». Обыватель и далёкий от виноделия чиновник не видят в этом ничего плохого: пусть простые люди радуются дешёвому алкоголю. Есть на такие напитки и государственный стандарт, и утверждённые технологические инструкции. А как результат - падение производства винограда и вина. Только представьте: сейчас на Урале и в Сибири разливают больше вина, чем в житнице российского виноделия - Краснодарском крае.

Пора принимать меры!

- Так что же делать, чтобы остановить угрозу винограду и вину России?
Дмитрий Ермолин:
- В законодательном документе «Технические регламенты на спиртные напитки» должно быть сказано, что виноградные алкогольные напитки получают путём добавления к питьевой воде сухого виноградного вина в пределах от 10 до 40%, спирта, свекловичного сахара, лимонной кислоты и других безвредных пищевых ингредиентов. При этом сорт винограда не обозначают.
Евгений Шольц-Куликов:
- Первые лица республики и отраслевой науки должны быть обеспокоены сложившимся положением. В Крыму уже обнаружена целая индустрия производства водно-винных алкогольных напитков: респуб­лика ежегодно выпускает их в колоссальном объёме - до 1,5 млн. дал. На их фоне натуральное виноградное вино продаётся плохо. Виноградарям за тяжкий труд всё труднее платить зарплату при невысокой рентабельности производства ягод и вина. С каждым годом проблема становится всё серьёзнее.
Следует также отрегулировать налогообложение с тем, чтобы уравновесить экономическую эффективность простых в изготовлении алкогольных напитков водно-виноградной и водно-фруктовой основы и трудоёмких натуральных виноградных и плодовых вин. Одновременно следует освободить от налогов производство саженцев винограда и молодые виноградники в течение первых четырёх лет жизни. При этом поднять налоги на спиртные виноградные и фруктовые напитки и снизить налоги на производство низкорентабельных натуральных столовых вин, освободив их от акцизных сборов. Сделанный анализ и наши предложения поддерживают все виноделы Крыма, Краснодарского края, Ставропольского края, Рос­товской области и республик Северного Кавказа. Если мы не примем меры уже сегодня, то потеряем наше виноделие завтра.
Резюмируя вышесказанное, повторю: чтобы остановить угрозу винограду и вину России, мы предлагаем следующие действия. Первое: внести изменения во все законодательные документы, во все государственные стандарты на спиртосодержащую продукцию и, прежде всего, в закон РФ о винограде и винодельческой продукции. Второе: ввести правильные названия для водно-винных продуктов: «виноградные напитки» и «фруктовые напитки». Третье: не допускать использования на коробках и бутылках с этими напитками виноградарской и винодельческой символики, а в названиях не употреблять термины, подразумевающие вино: «полусухое», «полусладкое», «красное», «розовое», «мускатное», «каберне» и другие, чтобы не вводить в заблуждение потребителя.

Елена ЮМАНОВА.
Фото Александра КАДНИКОВА.