Вещи взяли и на выход!

1 Август 2019 216
Семья выживает, а не живёт.
Семья выживает, а не живёт.

В Крыму семью с 13-летним ребёнком судебные приставы выселили по решению суда. Другого жилья у них нет, и что делать дальше, люди не знают. Кто прав в юридической коллизии, разбиралась «Российская газета».

- Мы не хотели предавать огласке нашу семейную историю, но другого выхода нет, - начинает разговор Елена Соловьёва. - В этом доме муж жил с рождения, здесь же родился и наш сын. А теперь мы оказались на улице.
Началась эта история давно. В одном из частных дворов Симферополя жила большая, но, как оказалось, не дружная семья: отец, мать, сын с женой и ребёнком, дочка с ребёнком. На участке два дома - один маленький и старенький, возведённый ещё в 50-е годы, с двумя комнатками, небольшим коридорчиком и кухонькой. Второй - новый, его отец с сыном строили своими силами в 80-е годы. Но за это время он не был узаконен и остался самостроем.
- Муж вернулся из армии и начал строить этот дом вместе со своим отцом и ныне покойным братом. Столько сил и труда вложил в него. А его сестра тогда была подростком и не принимала в этом участия, - говорит Елена Соловьёва, жена Григория.
Семья Григория и Елены с сыном жили в старом доме. Её свёкор с дочкой и внучкой - рядом, в новом. Казалось бы, что мешает родственникам ужиться в одном дворе в двух отдельно стоящих домах?
10 октября 2012 года отец Григория продал земельный участок с домом своей внучке, здесь же проживающей. Об этом свидетельствует договор купли-продажи. О свершившейся сделке Григорий узнал только через год, хотя был зарегистрирован в этом доме, и родственники должны были поставить его в известность.
Семья считает, что сотрудники БТИ нарушили инструкцию № 404 «О порядке проведения технической инвентаризации объектов недвижимого имущества» от 09.08.2012 года. В случае самовольного строительства на оригиналах техпаспортов, которые выдают владельцам, на свободном от записей месте проставляют штампы установленного образца. Но этого не сделали. На самострой закрыли глаза.
Племянница Григория, новая владелица дома, в 2014 году подала иск в суд о выселении дяди и его семьи без предоставления другого жилья, и снятии его с регистрации по месту проживания. Её мотивация - родственники в купленном домовладении проживают без её разрешения. Как следует из решения суда, текстом которого располагает «РГ», было установлено, что прежний владелец дома является отцом ответчика, и фактически на земельном участке расположены два отдельно стоящих дома - один занимает истец, а другой - семья Григория и Елены. Григорий был зарегистрирован в этом доме с 1976 года. В материалах дела также указано, что племянница с мужем и матерью живут в самовольно построенном доме, который возвёл её дед и дядя Григорий, которого она теперь выселяет. В итоге суд отклонил иск женщины о выселении родственников.
Племянница повторно подала в суд иск о выселении семьи Григория в 2015 году. Как поясняет Елена Соловьёва, это как раз совпало с переходным периодом, когда Крым вошёл в состав РФ. Найти хорошего адвоката было сложно. И в этот раз Фемида не встала на сторону семьи Елены и Григория. Елена предполагает, что, если бы их несовершеннолетний сын был бы прописан в этом доме, то, возможно, родственнице не удалось бы так легко выиграть это дело.
Елена с мужем подала иск в суд о выделении Григорию доли в доме как прямому наследнику после смерти мамы, которая умерла в 2009 году. Он вовремя не вступил в наследство. Суд не удовлетворил его иск. Семья также попыталась получить через суд право на долю в неузаконенном доме, но безуспешно. По решению суда Григория выписали из дома в 2018 году. С тех пор он нигде не зарегистрирован.
Утром 19 июля судебные приставы выселили семью из дома. Елена обращалась за помощью к уполномоченному по защите прав ребёнка в РК, но там ей сообщили, что, поскольку есть судебное решение, вмешиваться они не могут. А в прокуратуре не увидели оснований для принятия мер реагирования.
По мнению юристов, получить долю в старом доме у семьи шансов практически нет. А в самострое - очень призрачный, но надо доказать, что Григорий сам его строил и вкладывал в него свои средства. Для этого надо предоставить чеки за стройматериалы и договоры подряда, но у семьи всего этого нет.
Сейчас они ютятся у мамы Елены в селе Нижнекурганное. Это умирающее село в Симферопольском районе. Здесь всего две улицы, менее двух десятков домов, часть из которых брошена и разрушена. Родительскому дому Елены около ста лет, он из самана, без фундамента, крыша течёт, балки прогнили, потолок валится, по фасаду трещины. Жилище в аварийном состоянии. Общая площадь домика - 42 квадратных метра, из них жилая - 12 квадратов.
В маленькой единственной комнатке живёт мать Елены и её взрослая дочь, а теперь ещё и сын Алексей. А Елена с мужем, пока погода позволяет, спят на улице. Здесь же, под открытым небом, и всё их имущество - мебель и бытовая техника.
Елена ходила к председателю сельского совета, просила помочь им с жильём. Но другого им предоставить не могут и деньгами на ремонт помочь тоже. Снимать квартиру в Симферополе у семьи нет возможности, подумывают об ипотеке. Но вероятнее всего, банк им откажет, муж Елены - пенсионер и сейчас временно не работает, а сама женщина ухаживает за старенькой мамой.

Юлия Суконкина.