На сборы - 15 минут

18 Май 2019 257
Партизан Нури Абибуллаев возвращения в Крым ждал почти 60 лет.
Партизан Нури Абибуллаев возвращения в Крым ждал почти 60 лет.

Большинство из них свыклось с неизбежностью, не держит зла на конвоиров, не гневят судьбу. Лишь боль за тысячи погибших в дороге, не похороненных по национальным традициям, не покидает.

Официально тогда погибло чуть меньше 200 человек - лишь крымских татар, реально - в десятки раз больше. Просто не подсчитывал никто, когда выбрасывали умерших от голода, жажды, болезней из вагонов-теплушек. Женщин, детей, стариков, увозимых вдаль от родного Крыма. Депортация по национальному признаку в годы Великой Отечественной началась на полуострове
18 августа 1941-го, более 60 тысяч крымских немцев выслали. В январе-феврале 1942 года - около полутора тысяч итальянцев с Керченского полуострова. 18 мая 1944-го - самая массовая депортация - почти 200 тысяч крымских татар и десяток чудом выживших в оккупации цыган и караимов. 27 июня того же года - более 15 тысяч греков, 12 тысяч болгар, около 10 тысяч армян, а также несколько сотен венгров, румын, иранцев, турок - у которых были просроченные паспорта своих государств.
- На сборы дали 15 минут, - вспоминает Айше Бекирова, которой тогда едва исполнилось 7 лет, семья жила в селе Булганак (ныне - Кольчугино) Сакского района. - Помню, как плакала бабушка, пытаясь доказать офицеру и двум сопровождавшим его красноармейцам, что её сын, наш папа, тоже офицер Красной Армии. Сражается на фронте с фашистами, танкист (семья тогда ещё не знала, что Абдулла-агъа погиб в сражении на Курской Дуге. - Ред.). А мама собирала в узел детские вещи и утешала нас, перепуганных малышей. Я - старшая, две сестрёнки пятилетние, двойняшки, и братик - чуть больше двух лет, он родился в октябре 1941-го. Помню, наша соседка тётя Лена, мы очень дружно жили, пыталась выпросить у военных, чтобы хоть деток не трогали, ей оставили. В ответ услышала: отродья вражеского не должно быть здесь. Нас покидали в грузовик, где уже были соседи, отвезли на вокзал, закинули в теплушки - человек 70 в вагоне - и состав тронулся. Мы ничего не знали, лишь старенькому Бекир-агъа солдаты, конвоировавшие его, сказали, что выселяют нас за то, что фашистам помогали. Но ведь не помогали мы, у нас тоже воевали родные. А те предатели, что были, они - чужие Крыму. Не могли нормальные крымчане своих же убивать, предавать Родину предков. У них нет национальности - они просто враги.
- Ехали мы почти три недели в Узбекскую ССР, - вспоминает Диляра Асанова из Евпатории. - В нашем вагоне несколько человек умерли от голода - раз в сутки давали флягу рыбной баланды, по половнику на человека хватало, и болезни живота - помощи медицинской-то не было. Их не хоронили, как у нас полагается, просто вечером двери вагона открывали на каком-то полустанке и выкидывали. Родные умоляли дать похоронить, но конвойные лишь оружием грозили. Привезли нас в Самаркандскую область, всех раздели и согнали в общую баню, поселили в комнатушке на 2 семьи. В нашей - 6 человек,  в другой - 8: трое стариков, две мамы и 9 детей, старшему Усеину - 14, младшему Бекирчику - 1,5 года. Его папа был партизаном в Зуйском районе, погиб перед  освобождением Крыма. Работали на поле, каждый месяц надо было отмечаться в комендатуре, а от места жительства нельзя было уходить дальше, чем на 3 километра, иначе каторга на 15 лет. По этой причине тоже многие погибли, ведь не в каждом селении врачи были, а больница была далеко.
Нури Абибуллаев, живущий в Бахчисарае, в депортации переболел малярией, дизентерией, желтухой. К счастью, выжил. Вспоминает, как за тарелку супа и кусок лепёшки с утра до ночи работали на поле, собирая пшеницу. О том, что крымских татар хотят выселить, в его семье знали.
-Когда 14 апреля освободили наш Мамут-Султан (ныне - Доброе) Симферопольского района, стали переписывать людей, якобы, чтобы узнать, сколько погибло в оккупацию, - вспоминает мужчина. - Но только моих соплеменников почему-то переписывали. Потом один знакомый солдат сказал отцу, что нас собираются выселять, но мы надеялись, что семью это не коснётся, ведь четыре брата у меня на фронте с фашистами воевали.
Воевал и он - в 15 лет стал партизаном 6-го отряда 4-й бригады Южного соединения. Отряд, кстати, был многонациональным - многих бойцов, которым повезло выжить в боях с фашистами, позже депортировали. Хотя помогать подпольщикам и партизанам стал раньше.
- Подпольщик из нашего села дядя Костя Буров поручил быть связным с подпольщиками Симферополя. Через пост немецкой жандармерии шёл свободно, маленького роста очень - внимания не обращали. Хотя, конечно, страшно было. Ну а как иначе, ведь помогать-то взрослым надо. Жаль, погиб дядя Костя вместе со своим братом - предали их.
А с партизанским отрядом Нури Абибуллаев участвовал в Бешуйском бою 8 февраля 1944-го, ранен осколком мины, но уже в апреле показывал нашим солдатам заминированные места у родной деревни. Потом - депортация: не разбирали, партизан, подпольщик… Всех, включая грудничков, в предатели записали.
Пожалуй, единственной крымской татаркой, которую всё же не выслали в Среднюю Азию, стала Насибе - мама Героя Советского Союза Амет-хана Султана. Ей повезло, что сын в составе 8-й воздушной армии освобождал полуостров. Он с боевыми друзьями приехал в отчий дом и стал свидетелем, как на рассвете 18 мая за мамой пришли солдаты внутренних войск НКВД, получившие приказ «выселить жителей татарской национальности из Крыма». Сын смог пробиться к их командиру, тот понял Героя Советского Союза, добился связи с Москвой. Насибу разрешили не выселять, но настоя­тельно предложили до конца войны уехать на родину мужа в Дагестан. Командующий 8-й воздушной армией Тимофей Хрюкин дал лётчику три дня на сопровождение родителей в Махачкалу. Но там устроить родных не получилось, и тогда командарм предложил Амет-Хану отправить родителей в станицу Привольную Краснодарского края, где был отчий дом Тимофея Тимофеевича.
Депортированные, их потомки стали возвращаться в Крым в конце восьмидесятых прошлого века. Но полностью народы, поголовно записанные в предатели и насильно выселенные в Великую Отечественную из Крыма, реабилитировали лишь в 2014-м. Предательство - не имеет национальности.

Наталья ПУПКОВА.