Кого Победа наша бесит

16 Май 2019 517

Каждый год перед Днём Победы одна и та же немалочисленная группа лиц истово, с упорством античного Сизифа, занимается внедрением в массовое сознание набора европейских тезисов: «Праздновать Победу нельзя. Гитлер и Сталин - два тирана, воевавших между собой. Европейцы - исключительно потерпевшие. Русские должны платить и каяться». На этот раз против Дня Победы с двух «как бы враждебных» сторон выступали и «либералы», и «вместокрасные». Последние действовали довольно неловко, поскольку значительная их часть - вчерашние «либералы», а подавляющее большинство не имеет отношения не только к марксизму-ленинизму, но и к уютно пригревшейся в отнюдь не пролетарской Госдуме КПРФ. «Люди со светлыми лицами» выступили более системно, хотя и предсказуемо.

В тени светлого праздника

Глава Фонда открытой новой демократии Кристина Потупчик поделила ветеранов на сорта, возмутившись тем, что сотрудники полиции смеют почитать сражавшихся за Родину сотрудников НКВД (запущенная ко Дню Победы акция памяти представляет собой фотопроект, в рамках которого нынешние защитники правопорядка переодеваются в форму военных лет). Разу­меется, одно упоминание НКВД и НКГБ оскорбляет вкус гламурных «революционеров» из хороших семей, сыто фрондёрствующих на полном государственном обеспечении. Напоминать высокомерным недорослям, к какому наркомату относились погранвойска, первыми принявшие на себя удар гитлеровских полчищ, и что только в битве за Москву приняли участие семь дивизий, три бригады и три бронепоезда войск НКВД, очевидно, так же бессмысленно, как и объяснять, что акция «Потомки героев» - это мероприятие, направленное на сохранение и укрепление культурно-патриотического духа подрастающего поколения.
Отметился и Максим Виторган, более известный как бывший муж Ксении Собчак. В сущности, он всего лишь косноязычно пересказал стандартный набор европейских тезисов, хорошо нам известный по выполненным в европейском стиле украинским плакатам, украшенным стилизованными под маки изображениями натруженных сфинктеров. Но благодаря российской прессе, комментировать его невнятное выступление в соцсети пришлось звёздам первой величины - таким, как Лев Лещенко и Карен Шахназаров. Оба выступили мягко, почти по-отечески.
А вот истерические вопли заботливо выращенного за государственный счёт пламенного оппозиционера Леонида Гозмана всё-таки вывели из себя всегда корректного мэтра советской и российской эстрады. «Что они делают, эти люди, я никак не могу понять? Что они своими руками сделали для Отечества? Только протесты. Гозман зарабатывает деньги на протестах. «Заткнись ты уже, в конце концов!» - никто не может это ему сказать. Это же позорище. Такие люди, как Гозман, позорят наше Отечество», - возмутился Лев Лещенко.
Кстати, звезда голливудских боевиков, спецпредставитель МИД РФ по гуманитарным связям Стивен Сигал смотрел военный парад в Москве с гостевой трибуны с георгиевской ленточкой на пальто. «Я в восторге, рад быть здесь. Это достойное чествование великих героев», - поделился он впечатлениями с прессой. Так, может быть, Сигала попросить помочь заткнуться таким, как Гозман, если никто другой не может?
Вопрос, чему учит студентов на кафедре истории Нового и Новейшего времени член нелегального «меджлиса» (запрещённой экстремистской организации. - Ред.) доктор исторических наук, профессор Валерий Возгрин, требовавший подвергнуть русский народ принудительной психиатрической экспертизе и на основании результатов оной привлечь к международному суду, разумеется, риторический. Валерий Евгеньевич, как и прежде, прекрасно себя чувствует в системе российского образования.
И объясняет будущим историкам, что Россия «была агрессором, разрушителем культур многих национальностей». За государственный счёт. Супруга профессора, кандидат экономических наук, главный редактор журнала «Всемирное слово», лауреат премии «Русский Букер - 2009» в интервью швейцарской прессе ко Дню Победы рассказала, что русские, оказывается, сами морили себя голодом в блокаду: «Для Сталина Ленинград был явно не чем иным, как объектом ненависти».
Дальше всех в области «культурных провокаций» зашёл «Дизайнер всея Рунета» - человек от общественного мнения абсолютно независимый, но неимоверно влиятельный в тусовке себе подобных, а именно Артемий Лебедев. О таланте его судить - дело зряшное. Всё, что ни скажет - «в тренде», всё что ни сделает - по определению модно. Можно лишь посочувствовать подвижничеству военкора «Комсомолки» Дмитрия Стешина, взявшегося терпеливо объяснять гламурному подонку, что Наполеон шёл на Москву не для того, чтобы «помочиться на паркет» и уйти, что узнать, какое будущее было уготовано народам СССР предшественниками нынешнего Евросоюза и ознакомиться с содержанием плана «Ост» совсем нетрудно (хотя бы с помощью того же поисковика, над внешним видом которого модный креативный мэтр поглумился не менее жестоко, чем над московским метро)… Проблема в том, что общественное мнение для такого персонажа суть не более, чем инструмент его рекламных кампаний.
Если в отношении талантливой, но сочувствующей «обеим сторонам» Великой Отечественной войны Чулпан Хаматовой или побывавшего мужем Собчак посредственного актёра славной фамилии общественность может, в конечном счёте, «проголосовать ногами», то навязчивое присутствие г-на Гозмана в телевизоре, обеспечение процветания бизнесов г-на Дизайнера и ему подобных от чаяний народных не зависит. Равно как и стыдливое прикрывание фанерой мавзолея, к которому в 1945-м бросали трофейные гитлеровские знамёна.
И если кое-кому в Белокаменной год назад показалась «неуместной» патриотическая акция «Бессмертный журналистский батальон» в рамках «Бессмертного полка», то почему в этом году никому не показалось «неуместным», что сообщения об изъятии из учебника истории главы о крымскотатарском коллаборационизме выстрелили залпом аккурат к 9 мая?
Это вопросы не к общественности, реакция которой вполне предсказуема. И не к главе государства, его позиция известна и понятна. Это вопросы к тем самым «людям с длинной волей», о которых вдохновенно писал Владислав Сурков. Ведь это по их длинной воле перечисленные выше персонажи могут себе позволить не только оскорблять чувства подавляющего большинства граждан России, но ещё и неплохо зарабатывать на этом. Может быть, пора как-то проявить эту самую волю? Или уже открыто сказать, что она, собственно, в том и заключается?

Николай ФИЛИППОВ.

Николай ФИЛИППОВ.