Что останется после нас?

15 Май 2019 242
Геннадий Самонин.
Геннадий Самонин.

Сейчас Крым напоминает большую стройплощадку: новые здания одно за другим растут в городах, стремительно заполняют побережье. Но какие это постройки? Безвкусные новоделы, «натыканные», как и где попало, не оснащённые необходимой инфраструктурой, уродующие пространство вокруг себя. Крымские власти постоянно декларируют борьбу с архитектурными уродами, но на деле ситуация не меняется. Почему? Об этом мы говорили с заслуженным архитектором республики, академиком, членом президиума РОО «Академия архитектурного наследия» Геннадием Самониным.

Рассчитывать пока не на что

- Сейчас крымские города - пример архитектурной вакханалии. Нелепые сооружения возводятся, как попало и где придётся. С чего начался этот бардак?

- Вы правы, происходящее иначе как вакханалией и бардаком не назовёшь, и спросить за это не с кого. А всё потому, что отсутствует ключевое звено - архитектура, с градостроительными органами и профессиональными архитекторами. Всё началось с Никиты Хрущёва. Кроме того, что он в 1954 году передал Крым Украине, через год он буквально растерзал архитектуру. Постановлением партии и правительства СССР в 1955 году под предлогом экономии средств и устранения излишеств в проектировании и строительстве был нанесён удар сокрушительной силы всей  архитектуре. Упразднена Академия архитектуры, девальвирована кузница кадров, ведущие архитекторы лишены присвоенных им государственных наград и званий, наложен запрет на архитектурные стили, разрушен идеологический стержень профессии. Приоритетные и решающие роли были переданы строителю, то есть исполнителю, который взялся руководить архитектурой. Абсурдность этого станет очевидной, если сравнить создание архитектурного и музыкального произведений - трудно себе представить ситуацию, чтобы музыканты стали бы диктовать композитору, какие мелодии и как ему сочинять. В 60-х годах процесс создания архитектурного произведения стал затухать, превратился в штамповку типовых решений и квадратно-гнездовое возведение неудобных и ущербных объектов жилого и прочего назначения.
С начала 70-х появились робкие признаки восстановления архитектуры, однако к концу 90-х они исчезли.
В настоящее время старые проблемы продолжают преследовать нас, принимаемые полумеры не лишают крымские города безобразия. До тех пор, пока в градостроительство не вернутся профессионалы, как это происходит во всех цивилизованных странах, рассчитывать не на что.

- Что сейчас происходит с архитектурой в Крыму: какие ошибки и нарушения норм допускаются при строительстве новых объектов чаще всего? И кто несёт ответственность за внешний вид наших городов?

- Дело в том, что сейчас архитектуры в Крыму практически нет: нарушения при строительстве новых объектов допускаются самые немыслимые. За них, как и за внешний вид городов, персональной ответственности никто не несёт. Важно понимать, что архитектура - это не только внешний вид какого-либо объекта, а, главным образом, механизм организации городской среды и жизненного пространства. Любое новое строительство должно непременно улучшать городскую инфраструктуру, а не наоборот. Весь процесс от проектирования до возведения и сдачи объекта в эксплуатацию строго регламентируется нормативами. Их нарушение недопустимо и влечёт за собой последствия. Но либерализация общества превратила строительство в прибыльный бизнес: рыночные отношения, девелоперы, энергичное строительное лобби. Зарабатывают все, но архитектуры нет, и городской среде наносится ущерб.
На рынке строительных услуг в Крыму всего несколько компаний, которые строят постоянно. Их интересы обслуживают корпоративные архитекторы, обеспечивающие волю своих работодателей, которая не всегда соответствует интересам городов. Примеров тому множество: жилой «дом-колодец» по улице Фрунзе, высотка по улице Киевской, 153в, жилой дом на углу улиц Шмидта и Фрунзе, здания в Детском парке, новострой на углу улиц Пушкина и Карла Маркса, тот же злосчастный «Куб» на площади Куйбышева и так далее. А возьмите застройку южного берега... Просто оторопь берёт, когда представляешь, что всё это «достояние» мы передадим своим потомкам, и оно будет многие десятилетия свидетельствовать об уровне нашей квалификации в архитектуре и градостроительстве.

- Можно ли что-то исправить?

- Безусловно, но необходимы кардинальные меры: нужно объявлять «чрезвычайное положение» и срочно исправлять ситуацию, пока не стало слишком поздно. Все объекты с нарушениями норм необходимо зафиксировать и привлечь к ответственности тех, кто сопровождал проект, согласовывал и давал разрешение на строительство, принимал в эксплуатацию. Владельцы этих сооружений должны обременяться дополнительными обязательствами: разработать, согласовать и выполнить меры по приведению объекта в соответствие с нормативами. Для принятия этих мер в Крыму есть все ветви власти, несмотря на то, что в союзниках у строителя огромная гвардия депутатов и чиновников, управленцев всех мастей, самонадеянно решивших, что они вправе решать вопросы архитектуры и градостроительства. Порядок обязательно станет появляться, когда даже самыми незначительными работами по благоустройству будет руководить архитектор. Специалист, обладающий квалификацией и профессиональными приёмами, обеспечит должный результат при наименьших затратах.

Плыть по течению или навести порядок?

- Что в нынешнем облике крымских городов возмущает вас как архитектора больше всего?

- У меня вызывает негодование отсутствие архитектуры как таковой. Задайте себе вопрос, есть хотя бы одна постройка за последние 30 лет, которая могла бы претендовать на статус объекта архитектурного наследия, и поймёте, что всё построенное в этот период, за исключением некоторых зданий культового значения, ценности не представляет. Происходящее в строительстве у меня вызывает решительное неприятие. Сейчас здание, независимо от его назначения, возводится практически одним способом: железобетонный каркас, монолитные перекрытия, мелкоштучное заполнение стен, пенопластовое утепление, штукатурка или облицовка фасадными панелями. Индустриальный, экономный и оптимальный по себестоимости способ, где архитектуре не остаётся места. Начало такому подходу положила перестройка, когда быстро нажитый капитал требовал вложений: стали строиться огромные, в габаритах едва не вылезавшие за границы отведённого участка, многоэтажные нелепые сооружения. Массово застраивались зелёные зоны по руслам Малого и Большого Салгира, осваивались резервные территории для городских объектов обслуживания: набережные у роддома и около Лермонтовского жилого района, территория школы №7 по улице Мокроусова и так далее. Появляется «ноу-хау» в строительстве - выборочная или точечная застройка. Жилые многоэтажные дома размещаются где угодно: в промзонах, как на улице Киевской, на месте бывшего завода «Сантехпром», в сложившейся застройке, за счёт территорий парков, в зелёных зонах.

- Но почему начавшийся ещё в 90-е архитектурный хаос до сих пор не прекращается? Власти не уделяют должного внимания внешнему виду городов или в республике нет квалифицированных специалистов, способных привести наши улицы в порядок?

- Я бы ответил так: в Крыму нет архитектурного хаоса в виду того, что отсутствует сама архитектура, а процветает пышным цветом хаос строительный. Сейчас в муниципалитетах в органах архитектуры, за исключением, быть может, Ялты и Севастополя, профессиональный архитектор в штате - редкость. Градостроительные советы в Крыму превращены в формальные собрания управленцев-администраторов, все решения принимаются чиновниками и депутатами в коллегиальном формате, персональной ответственности нет. Как результат, города с новой силой заполняются безобразными строениями, не обеспеченными должной инфраструктурой, наносящими ущерб городской среде и архитектуре.

- Неужели всё настолько беспро­светно? Или есть в Крыму и положительные примеры?

- Конечно, есть! 35 лет назад, в канун своего двухсотлетия, Симферополь признали лучшим городом юга страны по благоустройству, за достигнутые успехи ему был вручён орден Трудового Красного знамени. Это пример триумфа архитектуры. Период, когда профессионалы были поглощены творчеством. Когда процесс строительства возглавлялся архитектурой, а все другие его участники были её союзниками и помощниками. Но это тема для отдельного разговора... К сожалению, в дальнейшем Симферополю не удалось даже приблизиться к подобному успеху.

- Есть ли возможность выйти из затянувшегося кризиса?

- Мы обречены на необходимость срочного наведения порядка в градостроительстве, и чем раньше будут предприняты меры в этом направлении, тем достойнее окажется результат. Несмотря на то, что главная роль в решении градостроительных проблем принадлежит федеральным властям, респуб­лика, используя имеющиеся полномочия, могла бы сделать некоторые шаги со своей стороны. В частности, поддержать на уровне Совета министров и Государственного Совета инициативу крымских архитекторов о создании при правительстве РФ Министерства архитектуры и профессионального архитектурного совета при нём. На должности министра - главного архитектора должен быть опытный профессионал-архитектор. Также необходимо создать профильные структуры Минархитектуры и архитектурных советов во всех субъектах федерации, обеспечив подчинённость и подотчётность их по вертикали.
Что касается Крыма: при НАПКС на специальности «архитектура» следует организовать подготовку и выпуск специалистов для работы в органах градостроительства. Помимо этого, нужно создать Министерство архитектуры РК путём реорганизации существующего Минстроительства и ЖКХ. Крымским властям необходимо сделать выбор: плыть по течению, продолжая превращать наши города в откровенное безобразие, или воспользоваться имеющимися полномочиями и остановить его, навести порядок, вернув архитектуре отнятый статус, и направить процесс градостроительства в естественное русло. Тогда, быть может, и у нас появится возможность оставить потомкам в наследство города с произведениями архитектуры, которыми можно будет гордиться.

Елена ЮМАНОВА.