Народным мстителям посвящается

3 Май 2019 283
Памятный знак на Ангарском перевале. Правнуки победителей - героям войны.
Памятный знак на Ангарском перевале. Правнуки победителей - героям войны.

Их были тысячи на полуострове, народных мстителей, партизан и подпольщиков, героев «второй передовой», как называют их теперь. Хотя для них, тогдашних, порой совсем ещё девчонок и мальчишек, это была самая первая, настоящая передовая. В фашистской оккупации они находили в себе силы и мужество, боролись с врагом, приближая освобождение Крыма. И уходили в вечность, не предав друзей, не изменив Родине. Вчера у Памятного знака на Ангарском перевале и у памятника «Партизанская шапка» у села Перевального участники традиционной партизанской маёвки вспоминали героев.

Их нельзя разделять, партизаны в лесу и подпольщики в населённых пунктах действовали вместе. Порою сменяли друг друга: подпольщики, над которыми нависала угроза разоб­лачения, уходили сражаться в леса, партизаны возвращались в города и сёла, чтобы принять там бой, часто, увы, - последний. Сотни боёв, диверсий, а в Книге Памяти республики - более
4 тысяч имён погибших, кого удалось установить. Останки павших, сражавшихся с врагом до последнего, находят и теперь. Недавно на Ай-Петри - пожилого партизана и молодого солдата из дивизии, которая, отступая с боями, влилась в партизанский отряд. Увы, установить имена погибших не удалось, но они умерли с оружием в руках, несмотря на тяжёлые ранения, продолжая стрелять по фашистам.
В память обо всех народных мстителях, погибших тогда и, увы, уходящих в вечность, уже в мирное время появилась у села Перевальное, в Холодной балке, где шли страшные бои, Партизанская шапка. Памятник предложил установить бывший комиссар Северного соединения Николай Луговой. Форму придумал партизан, художник нашей газеты Эммануил Грабовецкий, воплотил в камне - Леонид Фруслов. Такую шапку с алой лентой наискосок народные мстители клали на могилу убитого товарища. Позже художник Иван Петров и скульптор Борис Усачёв установили мемориальную плиту с именами 26 партизан разных национальностей. А там, где теперь памятный знак на Ангарском перевале, сражались Алуштинский, три Симферопольских, Зуйский, Биюк-Онларский, Сейтлерский партизанские отряды, затем - бригады Северного соединения. В них, а ещё в Ялтинском отряде, в Южном соединении сражались многие из наших коллег по газете, тогда «Красного Крыма», - Исай Блох, Иван Сухиненко, Георгий Кокушинский, Ефим Певзнер, Евгений Степанов, Сергей Лаганбашев, Александр Стогний, Андрей Казанцев, Михаил Сохань. Большинство погибли. И среди друзей газеты партизан было много – Николай Дементьев, Андрей Сермуль, Георгий Северский, Николай Луговой, Александра Андреева, Илья Вергасов... Их тоже уже нет с нами. Ужасающая цифра - менее 40 партизан и подпольщиков осталось в республике. Тем ценнее эти маёвки, чтобы из первых уст ещё услышать, как 75 лет назад была добыта Победа для полуострова.
Самым молодым народным мстителям уже за девяносто. Владимир Якименко приехал из Сак, Нури Абибуллаев - из Бахчисарая. Первому, когда попал в отряд, было 16, у себя на Кубани помогал подпольщикам, в Крыму, куда перегнали фашисты, сумел сбежать. Второму тогда было 15, в родном Мамут-Султане (Доброе) помогал подпольщикам, став связным. Они воевали в 6-м (Тавельском) партизанском отряде Южного соединения. Благодаря Володе Якименко, сохранившему пио­нерский галстук, появились алые ленты на головных уборах бойцов отряда. Нури Абибуллаев вспоминает, что отряд был очень дружным и многонациональным. А ещё - одним из самых крупных, возглавляли его друзья «Крымской правды» - командир Николай Дементьев, комиссар Андрей Сермуль. Бойцы отряда, в том числе и эти, сегодня убелённые сединами мужчины, а тогда мальчишки Нури и Володя, сражались в Бешуйском бою 8 февраля 1944-го. В нём Нури Абибуллаев ранен осколком мины, Владимир Якименко ранен ровно через месяц -
8 марта. Из-за ранений им не довелось в апреле спасать с отрядом Аянское водохранилище и с боем освобождать Симферополь. Но Нури показывал нашим солдатам заминированные места у родной деревни, а 18 мая с родными депортирован в Узбекистан. Владимир после госпиталя ушёл воевать уже с японскими милитаристами на Южном Сахалине. Они кладут алые гвоздики к мемориалу и по стойке смирно замирают в минуту молчания.
Она, ружейные залпы салюта, цветы и накрытая хлебом стопка с фронтовыми ста граммами - память о народных мстителях, 75 лет назад спасших полуостров.


Фото Александра КАДНИКОВА.

Наталья ПУПКОВА.