Генерал весны 1944-го

30 Апрель 2019 224
В музее Боевой славы Симферополя хранится фото 75-летней давности. Митинг в честь освобождения города. Фёдор Толбухин в военной форме.
В музее Боевой славы Симферополя хранится фото 75-летней давности. Митинг в честь освобождения города. Фёдор Толбухин в военной форме.

Воинское звание «генерал армии» ему присвоили за освобождение Крыма, а Героем Советского Союза Фёдор Толбухин стал лишь к двадцатилетию Победы - посмертно. Он был кавалером высшей награды страны - ордена Победы под №8, сводный полк его 3-го Украинского фронта десятым чеканил шаг по брусчатке Красной площади во время Парада Победы 24 июня 1945 года. В 1965 году в честь полководца назвали улицу в Симферополе, а через девять лет у входа на стадион «Локомотив» появилась мемориальная доска в память о митинге 14 апреля 1944-го, на котором выступал генерал. 16 июня исполнится 125 лет со дня рождения Фёдора Ивановича, 17 октября - 70 лет со дня его смерти. В конце февраля депутаты горсовета Симферополя присвоили школе №4 имя Маршала Советского Союза Фёдора Толбухина.

Выбор судьбы

Будущий военачальник появился в семье Ивана Фёдоровича и Анны Григорьевны Толбухиных из деревни Андроники (Ярославская губерния). Третий сын - кроме Фёдора, были ещё Александр, Михаил, Александра, Мария, Антонина и Василий. С малых лет парень тяготел к знаниям - церковно-приходская школа, земское училище. Потом торговая школа в Санкт-Петербурге - после смерти отца уехал к дяде. Досрочно сдал экзамены за курс коммерческого училища, но судьбой было предначертано иное призвание. Первая мировая. В декабре 1914 года на Северо-Западном театре военных действий появляется рядовой Фёдор Толбухин. Ответственного паренька заметили, направили в школу прапорщиков в Ораниенбауме (сейчас Ломоносово, Ленинградская область). Затем снова воевал - уже на Юго-Западном театре военных действий. Командовал ротой, батальоном, участвовал в легендарном Брусиловском прорыве, ранен, контужен, но с поля боя не ушёл. Войну окончил штабс-капитаном и с двумя боевыми орденами на мундире - Святой Анны и Святого Станислава.
Летом 1918-го его мобилизовали уже в Красную Армию. Довелось участвовать в подавлении Кронштадтского восстания, повоевать с белополяками и белофиннами. Будущий маршал трижды награждался тогда именными часами - «Честному воину Рабоче-Крестьянской Красной Армии». В 1922-м «за храбрость» стал кавалером первого (в Великую Отечественную заслужит ещё два) ордена Красного Знамени. После Гражданской войны был начштаба стрелковой дивизии, корпуса, комдивом, окончил Военную академию имени Фрунзе и курсы высшего комсостава. Летом 1938-го назначен начштаба Закавказского военного округа. От того времени осталась легенда о первой встрече Фёдора Ивановича с Иосифом Сталиным. Последний поинтересовался у будущего Героя Советского Союза: «Что же получается, товарищ Толбухин, царю-батюшке служили, а теперь советской власти служим?». Наш герой не растерялся: «Служил и служу России, товарищ Сталин».

Два фронта

В Великую Отечественную Закавказский округ преобразуют в Закавказский (Кавказский) фронт, и генерал-майору Толбухину вскоре пришлось в первый раз задуматься об освобождении Крыма от фашистов. Он разрабатывает план Керченско-Феодосийской десантной операции. После успехов Красной Армии на Керченском полуострове в начале 1942-го Фёдора Ивановича назначают начштаба созданного Крымского фронта. Но вскоре у него обостряются отношения с представителем Ставки Верховного главнокомандования Львом Мехлисом. В марте 1942-го Толбухина убирают с Крымского фронта, а через два месяца он с большими потерями терпит поражение. Возможность освобождения полуострова отодвигается на два года. Очевидцы вспоминали, что Фёдор Иванович тяжело это переживал, обострилась давняя болезнь, однако волевой командир нашёл силы продолжить борьбу. Летом 1942-го его назначили командующим 57-й армии, защищавшей южные подступы к Сталинграду. Через год - командующим Южным
(с октября 1943-го он именовался 4-м Украинским) фронтом. Под командованием Фёдора Толбухина соединения фронта провели Миусскую (по названию реки Миус), Донбасскую, Мелитопольскую, Никопольско-Криворожскую операции, громя хвалёные части вермахта.
Прорывались к Крыму - Фёдор Иванович, давший когда-то слово освободить полуостров полностью и навсегда, верил, что на этот раз удастся. Он тщательно разрабатывал каждую операцию, продумывая в деталях манёвры, стараясь бить врага артиллерией и авиацией, не бросая по возможности вой­ска в атаку, когда вражеские огневые точки ещё не уничтожены. Считал, что заслуга командира - в победе, достигнутой с минимальными солдатскими потерями. Штабистом, в приниженном смысле, что придаётся слову сейчас, не был. Пусть комфронта сам и не поднимал солдат в атаки, но его часто можно было видеть на самых опасных участках. Приезжая в подразделения, обязательно находил время поговорить с солдатами, даже просто добрым взглядом подбодрить тех, кому предстояло идти в атаку. «Приказ командира многое решает на войне. Но любой командир низко-низко обязан поклониться солдату. Это он, рядовой, исполняет приказ в бою. От того, как он его воспринял и как исполняет, всё и зависит. Вот так!». Толбухинское «вот так», произносимое с разными интонациями, выражало всю палитру эмоций, скрывавшихся за внешней невозмутимостью и спокойствием генерала. Кому повезло общаться с Фёдором Ивановичем, говорили, что он «самый непритязательный в личном плане из всех командующих фронтами». Никогда не ругался, не устраивал показательных «порок» перед строем, зато постоянно заботился и с вниманием относился к подчинённым, независимо от званий и возраста.

Рельефная карта

На ней Фёдор Толбухин разрабатывал Крымскую наступательную операцию. Появилась карта, вопреки принятым тогда военным схематичным, после того, как комфронта вернулся из частей, занявших оборону на Перекопе и форсировавших Сиваш в ноябре 1943-го. Там он услышал спор солдат об особенностях полуострова и решил, что всем надо изучить их, «иметь перед глазами наглядный план». Кстати, рельефную карту с обозначенной в мельчайших деталях вражеской обороной, которую оценил и Верховный Главнокомандующий Иосиф Сталин, помогали составлять подпольщики и партизаны Крыма. Симферопольскую часть, например, художник Крымского драмтеатра Николай Барышев и его группа «Сокол». До сих пор, увы, её члены не стали Героями России (посмертно). Хотя представление подавалось уже давно.
7 апреля 1944-го по войскам 4-го Украинского фронта зачитали приказ Фёдора Толбухина «На бой за освобождение Крыма». На рассвете следующего дня оно началось: Армянск, Джанкой, Евпатория, Симферополь, Бахчисарай, Севастополь. Крупные города и сотни маленьких населённых пунктов. Генерал и его фронт во взаимодействии с другими подразделениями Красной Армии принесли Крыму весну. Долгожданную, победную. И потому так радовались симферопольцы появлению Фёдора Ивановича на Комсомольской площади (сейчас стадион «Локомотив»), где 14 апреля состоялся митинг, посвящённый освобождению города. И Москва неоднократно от имени страны салютовала освободителям полуострова, а командующий фронтом поздравлял боевых товарищей и принимал поздравления, с улыбкой говоря офицерам: «Только заноситься нам не пристало». Такой уж он был скромный, хотя безгранично верный Родине, заслужил славу.

Четыре года после Победы

Крым был освобождён, но впереди у Фёдора Ивановича и его фронта, уже 3-го Украинского (командовать им назначили в конце мая 1944-го), было немало боёв. Ясско-Кишинёвская, Румынская, Белградская, Будапештская, Балатонская, Венская операции. Хоть и хвалился командующий гитлеровской группой «Юг», что «искупает Толбухина в Дунае», войска теперь уже Маршала Советского Союза освобождали от фашистов Европу.
В знак благодарности к родным орденам Суворова и Кутузова на парадный мундир военачальника добавились награды Болгарии, Австрии. Комфронта стал народным героем Югославии, Болгарии. В его честь до 1991 года назывался болгарский город Добрич, а в Софии до начала девяностых прошлого века стоял памятник Фёдору Толбухину - теперь его забрали в Тутаев Ярославской области.
Лишь четыре года после вой­ны судьба отвела Фёдору Ивановичу. Почти никто не ведал, что воевал он, а потом служил главкомом Южной группы
войск в Румынии и Болгарии, командующим Закавказским военным округом уже тяжело больным. Боролся до последнего. За несколько минут до смерти убеждал друзей, пришедших навестить его в больнице, что «завтра будет на работе», строил планы. Но когда урну с прахом Фёдора Толбухина устанавливали в нише Кремлёвской стены, был лишь последний салют от имени Родины, прощавшейся с полководцем.


Фото автора.

Наталья ПУПКОВА.