Медовый вклад в Победу

23 Апрель 2019 1597
Фёдор Гаврилевский и грамота авиаполка.
Фёдор Гаврилевский и грамота авиаполка.

«Немецко-фашистские разбойники разграбили пасеки, находившиеся в совхозах Зернотреста. Случайно сохранилась лишь пасека из 110 ульев», - строки В. Спирова, зоотехника треста по пчеловодству, наша газета, тогда «Красный Крым», опубликовала 75 лет назад, 20 мая 1944-го. На самом деле ульи с пчёлами сохранились неслучайно: их спас Фёдор Гаврилевский из Зуи.

Как агроном самолёт для фронта построил

Парень из Салгирки

Он родился в крестьянской семье в Полтавской губернии. С малых лет мечтал не просто  трудиться на земле, а по науке, чтобы получать хорошие урожаи. Прослышал, что есть в Крыму Салгирская школа садоводства, огородничества и виноградарства, решил ехать туда.
Школа эта появилась в бывшем имении Михаила Воронцова (ныне территория Ботанического сада КФУ имени
В. И. Вернадского). Основу её заложил в семидесятые годы  XIX века управляющий имением Иван Штван. К тому времени, когда на учёбу приехал наш герой, школа, уже ставшая государственной, преобразована по инициативе учёного Сигизмунда Мокржецкого в Салгирскую помологическую станцию, где изучали сорта ягодных и плодовых растений.
- Поезд, в котором ехал Фёдор Степанович, под Мелитополем остановил конный разъезд батьки Нестора Махно, - рассказывает Виктор Шаров, генерал-майор авиации.
- У пассажиров отобрали багаж, деньги, продукты, кого-то расстреляли. Фёдору Гаврилевскому повезло - только ограбили. Он всё же сумел добраться до Симферополя, исполнить мечту, поступив в «Салгирку». Знаете, порядочный человек, обладающий глубокими патриотическими качествами, всегда стремится воплотить их в жизнь, воплотить мечту - во имя Отечества. Так поступал всегда и Фёдор Степанович, с которым мне довелось встретиться на жизненном пути. Учился он прилежно, силён был и в теории, и в практике. Да и моральные качества высокие: несколько раз проверял его руководитель школы, подбрасывая деньги и вещи, и всегда получал их обратно - ни копейки не взял Фёдор.
В стране уже царили революционные настроения, один за другим появлялись группы, поддерживающие большевистские идеи. Возникла такая и в «Салгирке». Однажды на манифестации член группы Фёдор Гаврилевский нёс красное знамя - заприметили его, одетого в спецформу учебного заведения, полицейские и нагрянули туда в поисках знаменосца. Спасли друзья, спрятав в медицинской комнате, правда, пришлось полежать в гробу вместо манекена.
После Гражданской войны и окончания учёбы Фёдор Степанович работал садовником и пчеловодом в селе Приятное свидание в 14 километрах от Симферополя. Затем в сёлах Зуйского района (ныне большинство находится в Белогорском районе. - Ред.). Перед Великой Отечественной назначили агрономом по пчеловодству всего района. Когда фашисты подходили к Зуе, Фёдор Степанович под роспись раздал колхозные ульи с пчёлами селянам, чтобы сохранили их и хоть как-то могли подкормиться в оккупации - мёд ведь и лечебный, и питательный. На фронт, как ни стремился, нашего героя не взяли из-за травмы ноги - стал связным Зуйского партизанского отряда. Каждое утро в селе фашистские пособники устраивали перекличку среди мужчин, если кого-то не было, наказанию подвергалась семья. Фёдор Степанович, понимая ответственность перед родными, старался всегда быть дома на улице Хидугайской, 3. Но однажды его всё равно решили расстрелять, заподозрив в связи с партизанами. Благо вмешался староста, также помогавший народным мстителям.

11 тонн лекарства

- В апреле 1944-го Красная Армия мощным ударом с востока и севера Крыма освободила большую часть полуострова, - продолжает Виктор Александ­рович. - Агроном немедленно организовал сбор улей с пчелосемьями и разместил их в местах медоносного сбора. Хоть и запоздалая весна была тогда, но кропотливая, по науке, работа Фёдора Степановича помогла. Получил в итоге от каждой пчелосемьи в среднем по 102 килограмма мёда (в 110 сохранённых ульях получилось более 11 тонн. - Ред.). Мёд отправляли в госпитали для раненых. За работу Фёдор Гаврилевский получил благодарственную телеграмму от Верховного главнокомандующего Иосифа Сталина и премию в размере 100 тысяч рублей - мешок денег из банка ему привезли. Разнеслась весть об этом по району, а в то время в Крыму развелось немало бандитов, была и своя «Чёрная кошка».
Не та, конечно, о которой писали в «Эре милосердия» Аркадий и Георгий Вайнеры и снял «Место встречи изменить нельзя» Станислав Говорухин. Те бандиты Ивана Митина, не только грабившие, но и убивавшие, действовали в начале пятидесятых прошлого века.
А «бренд» «Чёрная кошка» появился ещё в конце войны, когда воры, часто малолетние, после ограбления жилья рисовали углём кошку на двери.
Столкнулся с ними и Фёдор Степанович. Проснулся среди ночи от скрежета по стеклу на кухне, разбудил жену Евдокию Васильевну: «Ты вечером кошку пустила?». «Пустила - вон спит», - ответила супруга. Подойдя к окну, увидел, что половинка стекла вырезана, а чья-то рука уже тянется к шпингалету. Вытащил ружьё, хранившееся с довоенных времён, выстрелил в вырезанную часть. «Мяу-у-у», - раздался человеческий голос, от стены отделились две убегающие тени. Вскоре послышался рёв удаляющейся машины. Утром сообщил в милицию. При расследовании выяснилось, что накануне к соседям попросились на ночёвку двое неместных парней, а ночью спешно сорвались в неизвестном направлении. Только зря старались воришки из «Чёрной кошки»: всю сумму Фёдор Степанович сразу перевёл в фонд обороны.

«Крымский колхозник»

Так назвали самолёт По-2, построенный на деньги, внесённые патриотом Фёдором Гаврилевским. Эта надпись была на одной стороне фюзеляжа, на другой - «Смерть фашистам!». Сдавая деньги в фонд обороны, Фёдор Степанович особо просил, чтобы построили именно самолёт - хотел воплотить мечту сына Толика. 18-летнего Анатолия Гаврилевского призвали на фронт в мае 1944-го после освобождения Крыма. Бронебойщик противотанкового ружья служил в 897-м стрелковом полку 242-го стрелковой дивизии. Отец в письме Иосифу Сталину просил направить сына в лётное училище. Вот только, когда пришло «добро», парня уже не было. 19 сентября 1944-го при освобождении Польши он получил сквозное и проникающее ранения, во фронтовой эвакопункт поступил 26 октября, но врачи оказались бессильны - 6 декабря парень умер от заражения крови. Похоронен на городском кладбище в городе Санок, могила №6, второй ряд справа.
- А построенный самолёт передали в полк, во время освобождения полуострова базировавшийся возле Зуи, потом в Прибрежном Сакского района, - продолжает лётчик-истребитель. - 889-й ночной лёгко-бомбардировочный авиаполк в мае 1942-го переформирован в смешанный (истребители и бомбардировщики. - Ред.). За освобождение Новороссийска получил почётное наименование в честь этого города. Награждён и орденом Кутузова. В Крыму воевал вместе с полком «сестриц», как называли женский 46-й Гвардейский Таманский Краснознамённый ордена Суворова авиаполк, где лётчики и штурманы - исключительно женщины.
В 889-м тоже служили женщины, как вспоминали сами, - крепили снаряды, устанавливали взрыватели для бомб. Под крыльями По-2 крепили 3 стокилограммовых бомбы, а в кабины пилот и штурман дополнительно брали ампулы с горючей жидкостью - любая ошибка девчат-подносчиц грозила гибелью экипажу. Кстати, после Победы командиры полков Константин Бочаров и Евдокия Бершанская (фамилия по первому мужу, с которым развелась до войны, в девичестве - Карабут) поженились. Их примеру последовали и многие лётчики полков.
- Самолёт Фёдора Гаврилевского достался лейтенанту Василию Бабенко из Сталинской (Донецкой) области, к тому времени награждённому уже орденами Красной Звезды, Красного Знамени, Оте­чественной войны I степени, совершившего почти 500 боевых вылетов, сбросив на врага более 50 тонн бомб, - говорит Виктор Шаров. - Крылатая машина вместе с полком окончила боевой путь в мае 1945-го в Германии. Спустя 40 лет после Победы в Прибрежном проводили чествование героев-освободителей, на торжества прибыли и командир полка Константин Дмитриевич Бочаров с женой Евдокией Давыдовной Бершанской, и лётчик «Крымского колхозника» Василий Васильевич Бабенко, штурман самолёта, работавший директором школы в Виннице. Был там и Фёдор Степанович, о патриотическом поступке которого много говорилось. Нашему земляку вручили медаль «За трудовую доблесть» и почётный знак полка. Ещё раньше его с супругой Совет ветеранов полка наградил почётной грамотой за заботу о военно-воздушных силах страны. Дружба крымского агронома с лётчиками продолжалась до последних дней Фёдора Гаврилевского. А нам героями Великой Отечественной завещано вечно хранить память о тех, кто не жалел ни сил, ни жизней во имя Победы.

Наталья ПУПКОВА.