Печальное угасание крымских сёл

7 Декабрь 2018 115
Самодельный забор в Чапаево. Так местные жители сделали главную улицу пешеходной.
Самодельный забор в Чапаево. Так местные жители сделали главную улицу пешеходной.

На полуострове есть населённые пункты, о которых мало что известно. Интернет сурово о них молчит. В каких книгах искать информацию для обывателя - загадка. Кажется, проще приехать и увидеть своими глазами. Но нет времени, желания, сил… А сёла тем временем пустеют. Так произошло с Дальним в Первомайском районе. Такое будущее, возможно, ждёт и Чапаево.

Село-донор

Иногда читатели спрашивают, по какому принципу мы выбираем сёла, в которые заезжаем. Влияет множество факторов: от интересной истории до количества жителей.
В Первомайском районе первым в списке сёл значился населённый пункт под названием Дальнее. Расположено это село вдали от больших дорог и городов. Тёзка Дальнего находится в окрестностях Севастополя рядом с рекой Бельбек, в селе есть детский сад, Дом культуры, жилые дома. В Первомайском районе всё иначе. Это Дальнее можно найти разве что по кладбищу. Оно пока существует, иногда тут можно увидеть машины из соседних сёл. К могилам родственников приезжают из Кремневки, Котельниково, Стахановки. Странная деталь - в земле у Дальнего покоятся люди, многие из которых прожили короткую жизнь. Даты на надгробиях подсказывают: один умер в 23 года, другой - в 40. Стариков покоится тут немного. Мы нашли надгробия только до 2003 года. Кажется, с тех пор тут никого не хоронили.
Мёртвые ничего не расскажут о Дальнем, а живых людей здесь давно нет. Официальные данные гласят - в 2001 году тут было 90 человек. В 2009-м - никого. Ни одного жителя не осталось в этом селе Первомайского района.
Пока мы едем по селу, встречаем двоих мужчин на легковой машине с маленьким прицепом. Они делают вид, что просто стоят посреди разрушенных домов. На вопросы отвечают неохотно и всячески дают понять, что мы тут лишние. Такое поведение объясняется легко - мужчины разбирают остатки домов. Стены когда-то жилых сооружений становятся фундаментом для сараев и гаражей.
В соседней Кремневке рассказывают - Дальнее изначально было маленьким селом. Только называют его иначе - Бурчи. Этот крымскотатарский топоним существовал ка карте Крыма до 1948 года. Кстати, примерно в километре от Бурчи было и другое село - Кучук-Бурчи. Бурчи - это скорее всего названия племён монголов и казахов ещё с давних времён.
Жители Кремневки говорят, что в Дальнем всегда было примерно десять жилых домов, главная дорога и всё. Здесь не строили школу, детский сад, даже магазина не было. В Дальнем селились те, кто трудился на соседнем карьере. В нём добывали ракушечник, но примерно десять лет назад начали говорить, что камень почему-то стал плохим. Местные жители думают, что карьер просто разорили, а потом забросили. В Дальнем как раз жили те, кто добывал ракушечник. Мужчины уходили на работу, а женщины сидели дома с детьми. После того как карьер закрыли, люди уехали из села. Теперь Дальнее - это разрушенные дома, разбитая дорога и густая трава. Хотя когда-то тут были улицы Ленина, Северная и Степная, теплилась жизнь.

«В СССР хорошо было!»

Примерно в 40 километрах от Дальнего находится село Чапаево (Боташ). Оно примыкает к довольно большому Кормовому, в котором, кажется, кипит жизнь. В Чапаево всё иначе. В начале XX века тут было 42 татарина, 18 русских и 5 немцев. После 1948 года всё изменилось. Сначала Боташ был переименован в честь Василия Ивановича Чапаева, а потом и новые жители сюда приехали. Например, баба Люба жила в Хмельницкой области. Шутит, что была украинкой, а стала русской.
- Дочечка, та я с Украины приехала, в 1972 году аж, девочкой была, - с замечательным украинским акцентом рассказывает баба Люба. - Сказали, что климат мне надо менять, вот мы и приехали. Тут дома строили, которые сейчас валятся. Кошары у нас были, ферма большая, хорошая, но всё распалось. Я вот успела на пенсию уйти в 2005 году, так хоть гроши есть, хоть чуток.
Баба Люба - обаятельная пенсионерка. Её говор моментально растапливает сердце.
И, что удивительно, она не сильно жалуется на жизнь. При том, что в Чапаево нет газа. Газовые баллоны возят по четвергам, но бывают перебои.
- Уток я держу, а больше особо не заведёшь никого, корма-то дорогие сейчас, - говорит баба Люба. - Пенсия у меня 8150 рублей, всё сама делаю, 20 лет назад одна осталась, но ничего, держусь. Как Бог дал, надо всё выдержать, да и есть много тех, кто живёт намного хуже нас.
С другой стороны улицы живёт баба Валя. Говорит, что приехала сюда из Открытого в 1987 году, работала дояркой, а потом ушла на пенсию. Молодых в Чапаево всего четыре семьи, остальные пенсионеры.
Напротив бабы Вали стоит дом, мимо которого не пройти. Это дом местной знаменитости - Геннадия. На фасаде дома красуется надпись, что у него двор образцового порядка.
И это действительно так.
- Приезжих у нас много стало, от этого порядка нет, - говорит Геннадий. - За всеми уследить тяжело, я нашему председателю заявления пишу, а народу дела нет. Если бендеры у нас останутся, порядка не будет. Как корова идёт - они даже не убирают за ней. При коммунистах было хорошо, а сейчас беспредел.
Бабушка Валя тоже участвует в разговоре и добавляет: «Нужно, чтобы отношения между людьми лучше стали, чтобы по-людски всё было, чтобы к пенсионерам относились хорошо». И её можно понять. По загадочной причине старики в этом далёком селе платят по 1400 рублей с дома, чтобы подвести водопровод от своего жилья к центральной магистрали. Платить никто не хочет ещё и потому, что при Украине с жителей собрали деньги на газ, но так ничего и не сделали.
- В СССР хорошо было! - вспоминает Светлана, жительница Чапаево. - Мороженое нам привозили раз в неделю, а теперь не в каждом магазине купишь - денег нет. У нас тут нет медпункта ещё, аптеки, магазина. За лекарствами - только в Первомайское, ну ещё соцработник привезти может.
С работой тяжело. Многие уходят в 6 утра из дома, едут на заработки, возвращаются в темноте уже, детей не видят вообще, а получают 1000 рублей в день, и то не всегда.
В 1989 году в Чапаево было 166 жителей, но в 2014-м осталось всего 45. Больше 2/3 уехали или умерли. На это ушло всего 25 лет. Если так будет и дальше, если в сёлах не появятся газ и работа, наши дети о крымских сёлах будут читать в книгах по истории.

Валентина ВАСИЛЬЕВА.
Фото автора.