Разведка боем

30 Июнь 2018 118

Отказавшись от «ядерной сделки» с Ираном, демонстративно «побив горшки» с Европой и объявив торговую войну Китаю, президент США продемонстрировал дружелюбие лидеру Северной Кореи, а затем объявил о намерении обсудить накопившиеся проблемы при личной встрече с президентом России. Но с чем придёт на эту встречу Дональд Трамп, если она, конечно, состоится? Особенности нынешнего расклада на геополитическом покерном столе прокомментировал корреспонденту «Крымской правды» директор Таврического информационно-аналитического центра, кандидат политических наук Александр БЕДРИЦКИЙ.

- В последнее время как западные, так и российские СМИ (не говоря уже о «диванных аналитиках») достаточно часто упоминают о якобы готовящейся «большой сделке» между Вашингтоном и Москвой. В связи с ожидаемым визитом советника Трампа по нацбезопасности Джона Болтона и подготовкой встречи двух президентов эти разговоры только усилились.

- Прежде всего необходимо вспомнить, что улучшение российско-американских отношений было одним из пунктов предвыборной программы Трампа. То есть о возможности «большой сделки» начали говорить не сегодня, а практически со старта его президентского правления. Это обстоятельство с самого начала очень сильно настораживало Европу. Для неё возможность двустороннего соглашения между Москвой и Вашингтоном, или, как часто говорилось, «Ялты-2», могло привести к разграничению сфер интересов и ослаблению трансатлантического сообщества. Для России подобные разговоры вне зависимости от реальности «сделки» сопряжены как с определёнными издержками, так и потенциальными возможностями, которыми ещё надо суметь воспользоваться. Противники американо-российского сближения стараются продемонстрировать «токсичность» России и Путина как возможного партнёра Трампа. Для России же появляется редкая возможность иметь дело не с «консолидированным Западом», а отдельными государствами, каждое из которых значительно больше «само за себя», чем, например, ещё в 2014 году.
Надо понимать при этом, что европейские и американские трактовки «трансатлантического сотрудничества» значительно разнятся, независимо от американо-российских отношений. Для европейских стран - это та модель, при которой объединённая Европа играет самостоятельную и весомую роль, пользуясь «зонтиком» обязательств по безопасности со стороны Вашингтона. Для Трампа же трансатлантические отношения видятся как восстановление доминирования Соединённых Штатов в Европе, напоминающее период после окончания Второй мировой войны. Терпеть «иждивенчество» Европы он не намерен. Естественно, что нынешнее значение Европы в новой конфигурации трансатлантических отношений, которые, надо отметить, мало зависят от «сделки» с Россией, значительно сократится.

- Насколько вероятен «шаг навстречу» России со стороны Трампа? Не блефует ли он?

- Трамп очень жёсткий переговорщик и значительно комфортнее себя чувствует в формате двусторонних, а не многосторонних, как, например, саммиты НАТО или «Большой семёрки», переговоров. Так что можно заранее сказать, что его предложения будут достаточно некомфортными, а выгоды от предложений неочевидными для России. Да и фигура первого переговорщика - помощника президента США по вопросам национальной безопасности Джона Болтона - известного сторонника жёсткой линии по отношению к России, свидетельствует скорее о «разведке боем», попытке прощупать слабину, чтобы определить параметры будущих переговорных позиций, нежели о начале реальных переговоров. Так что пока вопрос не стоит о том, блефует ли Трамп или нет, а о том, будет ли вообще предмет для переговоров на высшем уровне.
Но даже если предположить, что такие переговоры всё же состоятся, то и здесь надо понимать, что они, скорее всего, не приведут к стремительному улучшению отношений между нашими странами. Здесь уместно вспомнить визит Трампа в Китай в ноябре 2017 года, который обе стороны охарактеризовали как «крайне успешный и плодотворный», когда были подписаны контракты на 253 миллиарда долларов. Это не помешало Трампу весной этого года ввести 25-процентные пошлины на товары из Китая и прорабатывать вопрос об ограничении для китайских компаний возможности инвестировать в США, а также о запрете на экспорт ряда высокотехнологичных продуктов в Китай. Или же недавняя Сингапурская встреча Трампа с северокорейским лидером Ким Чен Ыном, завершившаяся «Большой сделкой» о движении в сторону полной ликвидации ядерного потенциала Северной Кореи в обмен на расплывчатые гарантии безопасности со стороны США. А всего чуть больше недели спустя Соединённые Штаты продлили ещё на год санкции в отношении Северной Кореи со ссылкой на то, что «политический курс Северной Кореи дестабилизирует полуостров и угрожает находящимся в регионе американским военным, союзникам и торговым партнёрам, а также поддержание Пхеньяном его ядерной программы и другие провокационные действия северокорейского правительства угрожают безопасности и экономике Соединённых Штатов».

- Показателем усиления позиций президента США, постоянно обвиняемого в «сговоре с Москвой», можно считать сам факт его готовности к личной встрече с президентом России. Он больше не опасается (или делает вид, что не опасается), что дома его за это подвергнут импичменту. Но что он может нам предложить, кроме дружеского похлопывания по плечу и выражения надежд на грядущее потепление отношений?

- Успешными для Соединённых Штатов переговорами с Китаем и тем более с Северной Кореей Трамп довольно наглядно продемонстрировал своим соотечественникам-критикам, что можно не опасаться того, что он станет объектом зарубежных манипуляций. Так что сейчас Трамп чувствует себя гораздо увереннее, чем в начале своего правления.
А вот что он может предложить России, насколько это предложение окажется привлекательным для нашей страны и что потребует взамен, это - большой вопрос. Но в любом случае встреча на высшем уровне, пусть даже на уровне деклараций, может заметно снизить уровень антироссийских настроений, достигших уже какого-то запредельного уровня.

- Стоит ли нам вообще заключать какой-либо «пакт о ненападении» с теряющим свои позиции гегемоном? Нужно ли нам сейчас стремиться «выиграть время», как в 1939-м?

- Сейчас ни о каком пакте вообще речь не идёт. На сегодняшний день лучшая гарантия ненападения - это не подписанные соглашения, а механизм сдерживания, выработанный ещё во время «холодной вой­ны» с опорой на ядерные силы. Собственно поэтому и уделяется столь большое внимание развитию нашей обороноспособности и новых видов вооружений. Это условие необходимое, но вовсе не достаточное для сохранения и укрепления суверенитета. Пример Советского Союза слишком ясно это демонстрирует.
Как мне кажется, здесь просто следует ясно расставить акценты. Нынешняя волна русофобии на Западе вполне понятна и связана с тем, что Россия стала явно заявлять о своих интересах, которых в 90-е годы просто не было.
И не просто заявлять, но и отстаивать их. Это своего рода свидетельство того, что появился интерес собственно к России, а не к расширению зоны своего влияния за счёт России, когда её лучше не беспокоить. Нынешнее состояние довольно некомфортно, но только через него можно вернуть и авторитет, и влияние в мире.
В этом смысле просматривается определённое сходство с периодом 30-х годов ХХ века, когда Советский Союз превратился в одного из ключевых игроков.
Попытки России разменять выгоды (а они есть) текущего положения на благосклонность США и Запада в краткосрочной перспективе приведут к снижению напряжённости, но уже в среднесрочной будут нивелированы тем, что стратегическая пауза будет использована Западом для реструктуризации трансатлантических отношений и по истечению непродолжительного периода давление на Россию будет только усилено, хотя, возможно, не примет откровенно конфронтационных форм.

Для Трампа трансатлантические отношения видятся как восстановление доминирования Соединённых Штатов в Европе, напоминающее период после окончания Второй мировой войны. Терпеть «иждивенчество» Европы он не намерен.

Нынешнее состояние довольно некомфортно, но только через него можно вернуть и авторитет, и влияние в мире. В этом смысле просматривается определённое сходство с периодом 30-х годов ХХ века, когда Советский Союз превратился в одного из ключевых игроков.

Сейчас Трамп чувствует себя гораздо увереннее, чем в начале своего правления. А вот что он может предложить России, насколько это предложение окажется привлекательным для нашей страны и что потребует взамен, это - большой вопрос.

Лучшая гарантия ненападения - это не подписанные соглашения, а механизм сдерживания, выработанный ещё во время «холодной войны» с опорой на ядерные силы.

Даже если предположить, что такие переговоры всё же состоятся, то и здесь надо понимать, что они, скорее всего, не приведут к стремительному улучшению отношений между нашими странами.

Николай ФИЛИППОВ.