Как я провёл 14 дней в Донбассе

13 Сентябрь 2022 190
В последний день работы на донецкой земле крымчане сделали коллективный снимок на память. Фото Никиты САНДАЛОВА.
В последний день работы на донецкой земле крымчане сделали коллективный снимок на память. Фото Никиты САНДАЛОВА.

В конце августа 28 медицинских работников Крыма были награждены медалями «За мужество и доблесть». Так республика отметила их бескорыстную помощь жителям Донецкой Народной Республики. 10 мая группа крымских медиков отправилась в Донбасс выполнять свой профессиональный долг. Ради этой поездки каждый из них пожертвовал частью отпуска, не ожидая ничего взамен. Какими были эти две недели на войне и почему волонтёры-медики до сих пор мысленно возвращаются к тем дням, «Российской газете» рассказал врач травматолог-ортопед Павел ФЕДУЛИЧЕВ.

Гоблин неприкаянный

Докучаевск, небольшой городок в Донецкой Народной Республике, почти на линии разграничения с Украиной. До войны здесь жили 23 тысячи человек, а сколько осталось теперь, наверное, не знают даже местные власти. До Мариуполя отсюда 95 километров, 24 - до Волновахи, а до позиций ВСУ вообще рукой подать, вот они, за окраиной города, через доломитовый карьер. В Докучаевск получили направление восемь крымских медиков из первой группы добровольцев: два хирурга, два анестезиолога, травматолог, медсестра и две операционные санитарки.

Встретили крымчан, как дорогих гостей, поселили в больнице, но вот выходить в город категорически не рекомендовали. Всё-таки война здесь - не фигура речи, она на каждой улице, за любым поворотом, а жизнями волонтёров дончане очень дорожат. Едва приехали и расположились, как уже через два часа привезли первого раненого.

- Боец ДНР ехал на броне, рядом разорвалась мина, и осколок аккуратно под бронежилет сбоку вошёл ему в живот. Пронизал кишечник и желудок, - вспоминает доктор Федуличев. - Сразу его на операционный стол, спасли.

Этот пациент крымчанам почему-то особенно запомнился. Может быть, потому что был первый и сразу с осколочным. Мужчина провёл восемь лет на войне и получил единственное ранение именно в день их приезда. А, может, потому что был он лохматый и между собой врачи дали ему прозвище Гоб­лин. Так оно к нему и прицепилось. Окровавленную одежду Гоблина медики выбросили, а один из хирургов отдал ему свой комплект нижнего белья, привезённый из дома.

- Он, когда поправился, ходил за нами: вы куда моё бельё дели? Нет, где моё бельё? - улыбается Павел Николаевич. - Потом, конечно, благодарил, что спасли.

13 мая съёмочная группа военкора телеканала RT Валентина Горшенина вблизи Докучаевска попала под ракетный обстрел. Два оператора, Владимир Баталин и Виктор Мирошников, получили осколочные ранения спины и ног. Вынимать осколки пришлось крымским медикам. Так врачи познакомились с журналис­тами. Затем больница стала госпиталем, и жизнь в нём шла по расписанию обстрелов с украинской стороны. Бывало так, что ночное дежурство проходило спокойно, а в другой раз «КамАЗ» за «КамАЗом» приво­зили по полтора десятка раненых бойцов. Вслед за ними летели «скорые» уже с гражданскими, попавшими под «прилёт». В такие ночи и дни нужно было часами сортировать раненых: лёгких отправляли на перевязку, тяжёлых - в операционную, а на сон оставались обрывки времени между предыдущим и следующим «КамАЗом».

В подвале, без воды

Где-то на третий день группу крымских врачей из Мангуша перевели в Мариуполь.

Большая часть города лежала в руинах, а на «Азовстали» ещё продолжалась осада боевиков. От пятиэтажного корпуса больницы в Мариуполе осталось полтора этажа. Жить пришлось в подвале, а спать - на сваленных на пол тюфяках. Воды не было вообще, так что за всё время работы принять душ так и не удалось. Город ещё находился на военном положении, но никто из медиков не отказался, не попросился обратно, хотя могли, и их наверняка поняли бы.

Узнав о спартанских условиях, в которых работали земляки, крымчане решили помочь коллегам и отправились в «самоволку». Никому не говоря, выбрались в город на местный рынок, купили продуктов: овощей, консервов, колбасы.

Координировал работу крымских медиков между собой и с Минздравом ДНР консультант главы парламента Крыма по здравоохранению Никита Сандалов. Его и отправили с грузом гуманитарной помощи в Мариуполь. До города Никиту подбросили военкоры, а возвращаться пришлось самостоятельно.

«Если надо, поеду»

Дети на войне - всегда тяжёлая тема. А там, в Докучаевске, крымских врачей поразило, что детей на улицах нет. Двое пацанов играли днями напролёт возле приёмного отделения больницы, и то лишь потому, что их мамы там работали, а девать мальчишек некуда. Потом поняли: детей здесь просто не выпускают на улицу, обстрел может случиться в любую минуту и лучше быть в укрытии.

Врачам оставалось отработать последние сутки, и внутренние часы уже начали обратный отсчёт до отправки домой, когда в очередной раз ВСУ обстреляли Волноваху. В местной школе готовились к последнему звонку, женщины вышли почистить двор от травы, тут их и накрыло. И снова «скорая» за «скорой», полдня и вся ночь прошли в колоссальном напряжении.

Тяжелее всех пострадал мужчина, в дом которого залетел снаряд и попал в газовый баллон. Двойной взрыв, ожог 80% тела, кисть руки держалась на сухожилии, тяжелейшая черепно-мозговая травма. Трепанацию черепа провела нейрохирург Светлана Гуменюк. Она присоединилась к крымчанам позже и очень вовремя, потому что не будь в больнице этого специалиста, мужчина умер бы в тот же день. Из гематомы в голове пострадавшего врачи откачали 100 миллилитров крови. После чего отправили в Донецк, где коллеги поблагодарили крымчан за успешно проведённую операцию.

- И всё же травма оказалась слишком тяжёлой, позже мы узнали, что мужчина умер через две недели после ранения, - рассказала Светлана.

Роман МЕРЗЛЯКОВ, Сергей ВИННИК.

(Окончание в следующем номере).