Новогодний подарок 1941-го

29 Декабрь 2021 1688

Наверное, на оккупированном фашистами полуострове, в осаждённом ими Севастополе это был самый радостный и долгожданный номер нашей газеты, «Красного Крыма», что мог появиться через полгода после начала Великой Отечест­венной. После месяцев ужаса и труда, боли и героизма, в дни, когда на Севастополь падали бомбы и враг всё напирал на наши позиции, а на остальной части полуострова люди жили в постоянном страхе унижений и казней. В дни, когда, украдкой, вся Советская страна всё же ждала чуда - предновогоднего, сказочного. Выстраданного и завоёванного: «Ведь вот Ростов-на-Дону - советский вновь. И был парад в Москве. И наступление. Держится страна!»… И случилось крымская радость, подарок наших бойцов полуострову к Новому 1942 году: «Наши войска заняли Керчь и Феодосию»!

Радостная весть

Сложно представить чувст­ва, с которыми наши коллеги в Севастополе, где под бомбёжками выходила газета, принимали эти сообщения по телеграфу. Уже услышали сводку Совинформбюро, прочитанную Юрием Левитаном, но всё равно радостно тревожились. Как набирали их, как вновь и вновь кто-то из полиграфистов подходил к вёрст­ке, чтобы просто прочесть долгожданное.  Как радостно переглядывались редактор Евгений Степанов и его зам Абрам Райчук, когда писалась передовица «Славная Победа». Как военкор Михаил Муцит пересказывал эту весть бойцам в окопах, что защищали город. Как радовались, узнав о крымской маленькой (огромной тогда!) Победе партизаны, как подпольщики в городах торопились переписать весть в листовки, чтобы обрадовались в Новый год земляки…

«Красный Крым», 31 декабря 1941-го, №317 (5329). «Пламенный привет отважным войска генерала Первушина, генерала Львова и группе военно-морских сил капитана первого ранга Басис­того, положившим начало освобождению Крыма от немецких захватчиков и их румыно-итальянских прихвостней»! Это строчки из телеграммы Верховного Главнокомандующего Иосифа Сталина бойцам Алексея Первушина (44-я армия), Владимира Львова (51-я армия, он погибнет в Крыму в 1942-м, 9 мая) и Николая Басистого, а также всем вои­нам Черноморского флота Филиппа Октябрьского и Кавказского (позже Крымского фронта) Дмитрия Козлова, «победившим врага и освободившим город и крепость Керчь и город Феодосию.

И сводка «В последний час» на первой полосе газеты, рядом с телеграммой Верховного, где вновь повторение долгожданного. «Наши войска заняли Керчь и Феодосию. 29 и 30 декабря группа войск Кавказского фронта, во взаимодействии с военно-морскими силами Черноморского флота, высадила десант на Крымском полуострове и после упорных боёв заняла город и крепость Керчь и город Феодосию. При занятии Керчи и Феодосии особенно отличились войска генерала Первушина, генерала Львова и группа военно-морских сил во главе с капитаном первого ранга Басистым. Противник на обоих участках отходит, преследуемый частями. Захвачены трофеи, которые подсчитываются».

В телеграмме Иосифа Сталина войскам десанта есть и строки, негласный приказ: «Крым должен быть освобождён от немецких захватчиков и их румынско-итальянских прихвостней». А вот, что пишут коллеги в передовице - «около двух месяцев прошло с тех пор, как фашистским захватчикам удалось прорваться в Советский Крым. Всё это время многонациональное население нашей республики (Крымской АССР. - Ред.), которое попало под временное иго немецких оккупантов, ни на минуту не забывало о том, что советский народ, доблестные Красная Армия и Военно-Морской Флот не оставят их в беде, что они придут им на помощь и истребят ненавистного врага. Они знали: немецкие захватчики будут беспощадно выкурены из всех потайных щелей, уничтожены за все их разбойничьи злодея­ния и кошмарные насилия. Они знали: наши войска, оставляют их ненадолго, час освобождения близок. И вот этот долгожданный час наступил. По дорогам, идущим от Керчи и Феодосии, катятся фашистские орды. Начало освобождению Советского Крыма уже положено. Но это лишь начало. Значительная часть территории крымской республики находится ещё в руках врага. Части наших войск, героически защищающие подступы к Севастополю, с беспримерной храбростью и стойкостью отбили второе наступление врага на главную базу Черноморского флота. Но немецкие захватчики, несмотря на исключительно большие потери - в бешенной злобе продолжают лезть вперёд. <> Но Крым должен быть освобождён! Таков клич Иосифа Сталина, таков клич бойцов, командиров и политработников, рабочих, служащих, колхозников, интеллигенции. <> Смелыми, решительными ударами по врагу ускорим освобождение Советского Крыма. Истребим всех до единого немецких захватчиков, ворвавшихся в нашу солнечную респуб­лику!».

Десант, прорыв

Тогда, 80 лет назад, это была Победа, которая через несколько дней подкрепится кратким успехом десанта в Евпаторию…  Маленькая победа на пути войны. Да, в Евпатории, Судаке, Коктебеле всё не так радостно оказалось с десантами, и не смогли сходу прорваться на Симферополь, и Феодосию фашисты вновь заняли уже 15 января 1942-го, и  Керчь, Крымский фронт пал в мае с огромными потерями… Но всё же тогда, в последние декабрьские дни 1941-го, крымчане и вся страна вновь поняли - сможем! Выстоим! Победим!

Как с 26 декабря 1941-го шли к той победе бойцы 51-й и 44-й армий, моряки Черноморского флота, Азовской военной флотилии и Керченской военно-морской базы, что, по плану, разработанному начштаба Закавказского округа, Фёдором Толбухиным (это его воины 4-го Украинского фронта принесут Крыму окончательное освобождение весной 1944-го), в восьмибалльный шторм, при десятиградусном морозе  бросались в ледяную воду с кораблей десанта, не имеющих возможнос­ти подойти к берегу. А потом сразу в бой. Лишь несколько эпизодов прошлого: «Сапёры 275-го отдельного сапёрного батальона под командованием Нанченко (увы, имена многих героев в хронике не указывались, а уточнить пока не удалось. - Ред.) первыми бросились  в ледяные волны и под огнём врага пришвартовали баржу. Подразделение младшего лейтенанта Лохно быстро установило сходни. Стоя по пояс в воде, сапёры помогали пехотинцам и артиллеристам выгружать орудия, миномёты и ящики с боеприпасами. Выгрузка первой баржи продолжалась тридцать минут. Мокрые, усталые и продрогшие люди, не отдыхая, приступили к выгрузке второй баржи. Подошло подкрепление.

В результате ожесточённых боёв сопротивление врага было сломлено. Этой операцией руководил политрук Ананкин. «Выдающийся подвиг совершила группа моряков, высадившихся на берег 26 декабря у посёлка Эльтиген. Семнадцать матросов, майор береговой службы Лопата и политрук Шутов. Немцы окружили десантников, однако те вступили в неравный бой.

К концу дня в живых остались лишь майор, политрук и два матроса, укрывшихся за развалинами, они продолжали отстреливаться. На следующий день фашисты открыли артиллерийский огонь по развалинам. Тяжелораненые  политрук и один из матросов умерли на руках товарищей. Похоронив погибших, майор Лопата и матрос Сумцев изредка отвечали на огонь противника, так как патронов не хватало. С наступлением темноты прорвались через вражеские позиции к Камыш-Буруну и три дня скрывались у местных жителей до прихода основных сил». «Катер капитан-лейтенанта Иванчикова, прикрывая сейнеры с десантниками, принял на себя огонь вражеских береговых батарей. В бортах и рубке было несколько пробоин, пробит машинный отсек, катер, потеряв ход, начал тонуть. Но команда боролась, под огнём заделывали пробоину, даже когда катер наполовину ушёл под воду, моряки не перешли на другой катер, расчёт орудия продолжал прикрывать десант». «Дважды раненый матрос Михаил Хорьков заметил в одном из домов группу гитлеровских автоматчиков. Собравшись с силами, моряк подполз к окну и метнул связку гранат»….

Их сотни таких эпизодов за несколько дней Керченско-Феодосийского десанта. Герои его очень хотели, чтобы у крымчан был настоящий новогодний подарок. Пусть даже очень дорогой ценой - почти 33 тысячи погибших героев. Но как ждал Крым этот подарок, десантников, ставших новогодними волшебниками. Как радовались жители тогда, 80 лет назад, читая строки о «славной победе». Не забывайте, земляки, благодаря кому живём!Номер газеты за 31 декабря 1941-го. Фото автора.

Наталья БОЯРИНЦЕВА.