Самая важная мера - вакцинация!

10 Июль 2021 564
Владимир Константинов.
Владимир Константинов. Фото Александра КАДНИКОВА.

Об ударе стихии, коронавирусе и политическом контексте

- Даже значимые события федерального масштаба оказались отодвинуты нашим крымским разгулом стихии. Эмоции уже позади, можно извлечь какие-то уроки. Какие выводы сделали лично вы - и как политик, и как профессиональный строитель?
- Такого рода происшествия очень плохо прогнозируются. Это - первый урок. Того, что произошло, не было сто лет. Никто такого не помнит, нет опыта противостояния такому мощному разгулу стихии. И в этом опасность. Злая ирония ситуации ещё и в том, что мы до последней недели боролись как раз с нехваткой воды.
И потом вдруг её вылилось на нас такое количество, что ни в какие рамки не вписывается.
- И что никогда подобного не видели раньше?
- Такого - никогда. Нет, разливы рек периодически происходят, это для Крыма не новость, как и летние ливни. Но такого масштаба, как сейчас, всё-таки не было. Сейчас очень много говорят, что, мол, «надо было планировать», но поверьте моему опыту - поведение стихии не спланируешь. Невозможно предугадать, где и как она ударит. При этом есть меры, которые безусловно надо было принимать - такие как своевременная расчистка русел рек. И в этом смысле да, стихия преподала нам всем уроки. Полный «разбор полётов» на местах нам ещё предстоит сделать. Пос­ле ликвидации последствий.
А замечательно то, что люди смогли так объединиться и мобилизоваться. Мне было радостно видеть, какое количество людей откликнулось и вышло помогать. Тысячи людей! Вот способность к такой мобилизации, это, наверное, наше лучшее качество.
- Давайте о другой напасти поговорим, об эпидемии. Идёт новая волна, в ряде регионов уже вводят обязательную вакцинацию для отдельных групп населения, а у нас рекордный рост турпотока. Насколько это опасно? Не пора ужесточать ограничительные меры?
- Да, ситуация сложная. Если представить себе, что мы «закрылись», рухнет бюджет, пострадают люди, но ведь при этом нет и гарантии, что эпидемия будет окончательно побеждена. А если мы оставим крымчан с пустыми карманами в придачу к ковиду, закончим сезон с пустым бюджетом и пойдём с протянутой рукой к федеральному центру - это, согласитесь, плохая история. Мы стараемся выработать оптимальное решение - соб­людая все ограничения и борясь с ковидом, всё-таки не провалить курортный сезон. И конечно, самая важная мера из всего арсенала - это вакцинация. Изоляция позволила выиграть время, но проблему не решила.
- Против вакцинации идёт спланированная кампания, которую уже невозможно не заметить. Что мы можем сделать? Просто уговаривать, разъяснять и информировать в условиях информационной войны, как видим, недостаточно.
- Мы действительно выбрали излишне мягкую форму работы с населением. Но неожиданно получили третью волну, несмотря на то что первыми изобрели и запустили в производство вакцину.
А теперь стали одними из лидеров по смертности. Конечно, по части вакцинации нужно более жёсткие позиции занимать и нам на региональном уровне. Особенно это касается госслужащих, тех, кто работает с людьми. Именно там наибольший риск заражения. Изоляция позволяет лишь замедлить распространение вируса, но не остановить его. Можно держать людей сколько угодно долго по домам, но как только они выходят, начинается новая волна. Этим волнам разных штаммов конца не будет. Сейчас пришёл «индийский», за ним какой-то ещё появится. Нам надо идти по пути вакцинации большинства граждан.
- У вас в депутатском корпусе какой процент вакцинированных?
- Сегодня большинство депутатов вакцинированы, приблизительно 80%. У нас народ дисциплинированный, берите пример!
- Так может быть стоит депутатам обратиться к своим избирателям и вдохновить личным примером?
- Они работают с избирателями, но одних депутатских усилий будет мало. Тут нужна более жёсткая политика сверху, с федерального уровня в том числе. Это уже тот случай, когда «пора и власть употребить».
- Крым вместе со всей страной отметил скорбную дату - 80-летие начала Великой Отечественной войны. Президент России Владимир Путин в немецкой газете Die Zeit опубликовал статью, в которой предлагает цивилизованный равноправный диалог потомкам тех, кто пришёл на нашу землю сеять смерть в 1941 году. И судя по реакции немецких читателей, непохоже, что они готовы к такому диалогу. Мы что-то не так делаем?
- В ответ на этот вопрос написаны целые тома. Но если коротко, то причина в том, что они не воспринимают нас как полноценных людей, с которыми можно разговаривать на равных. Как не воспринимали 80 лет назад. Силу нашего оружия они уважают. Но экономически мы отстаём и они делают всё, для того чтобы не дать нам их догнать. Для чего санкции вводятся? Для того чтобы затормозить наше развитие, связать руки. Так и с Советским Союзом было. Сначала санкции касались только оборонных отраслей, потом президент США Рейган продавил такие ограничения, в результате которых СССР не мог даже шоколадки на Западе купить. Запретили всё! И когда в относительно короткий период времени возник дефицит и того, и сего, они нас загнали в угол. Вот и сегодня они пытаются повторить тот свой успех по обрушению СССР.
У нас не должно быть никаких иллюзий. Все разговоры о том, что мы что-то «не так» делаем - всего лишь прикрытие. Себе они всё прощают и всем преступлениям находят оправдания. Они и нам многое прощали - до тех пока Россия не начала восстанавливаться после разрухи 90-х. Творившийся тогда у нас беспредел их не беспокоил, можно было почти всё, при условии, что это делалось под контролем Запада. Но лишь только они увидели, что Россия пошла своим путём и становится самостоятельным политичес­ким игроком, вот тут они встревожились. Так ведь уже было в нашей истории - при Петре I, который вошёл в Европу и, показав силу, добился того, что им пришлось разговаривать с Россией на равных, посадить с собой за стол. И сейчас, как в прежние времена, без борьбы они нас к себе за стол не пустят. Мы должны быть сильными!
- Уже немного навязший в зубах вопрос о придуманной соседями «Крымской платформе», к которой они пытаются привлечь другие страны. Теперь Киев собирается опротестовывать права крымчан на владение землёй. Насколько это
всё безобидно? Может быть, и нам стоит ответить симмет­рично?
- Все их потуги в отношении Крыма бесперспективны. Они прекрасно это понимают. Но если они не будут произносить слово «Крым», это может быть воспринято как признание того факта, что вопрос закрыт. Они говорят ровно то, чего от них ждут.
В реальной политике этой темы уже нет. Во время встречи президентов в Женеве воп­рос Крыма не обсуждался. Не потому что они признали нашу правоту, конечно. Но они понимают, что поднимать этот вопрос бессмысленно.
А в нереальной политике, в которой существует нереальная страна «Украина», эта тема горячо обсуждается. Но это всё находится за пределами политической реальности, как и сама украинская «государственность». Прежние украинские элиты исчезли, разъехались кто куда, а тех персонажей, которые сейчас в Киеве претендуют на место «элиты», мне лично понимать уже трудно. Судя по тому, что они ляпают языком, там уже очень мало осталось людей, адекватно воспринимающих действительность. Я не представляю себе, о чём с ними можно разговаривать.
- Вернёмся в Крым. Закончился политический сезон, сессия официально закрыта, но о «депутатских каникулах», как и прежде, можно говорить только формально?
- Да, депутаты отправляются работать с избирателями в округах, проблем, как видите, много. Не до отдыха этим летом.
- Если вспомнить выступ­ление президента на съезде «Единой России», в котором он говорил о необходимости счис­тить чиновничью коросту, насколько эта проблема актуальна для крымской парторганизации и депутатского корпуса? Много счищать надо?
- Бюрократия в системе власти и мне никогда не нравилась, вы сами это знаете. Ещё с украинских времён я не люблю эти бесконечные инструкции, циркуляры. Зарегулированность всего и вся не способствуют развитию экономики, и тут действительно нужно наводить порядок. Об этом говорил президент, об этом глава республики много раз говорил. Едва ли не половину всех инструкций можно смело выбросить, потому что они, как тромбы, закупоривающие артерии, мешают нормальной коммуникации в системе управления. Тратится лишнее время, тратятся впус­тую ресурсы. А нам нужна скорость и в принятии решений, и в их исполнении. Могу сказать, что сигналы, посланные президентом, партийным руководством услышаны и приняты. В августе состоится вторая часть съезда партии, будет утверждена партийная программа, в которой будут легализованы все пожелания избирателей, которые за это время соберём и суммируем. Отмечу, что это новая форма работы. И не бюрократичес­кая, не для «галочки». Сами убедитесь.

Записал  Николай ФИЛИППОВ.