Севастополь, граница, Брест

22 Июнь 2021 597
Севастополь - памятник первым погибшим жителям.
Севастополь - памятник первым погибшим жителям.

Они подверглись нападению фашистов с разницей в минуты: главная военно-морская база Черноморского флота - с воздуха, на пограничные заставы - наступала пехота, на Брестскую крепость - тоже, но после артподготовки. Официально война даже ещё не была объявлена, а наши, мирные и военные, уже погибали.

В Севастополе системы наблюдения засекли чужие самолёты (фашистские бомбардировщики в сопровождении истребителей вылетели с румынских аэродромов) около 3 ночи 22 июня, в 3.06, начальник штаба Черноморского флота на свой страх и риск отдал приказ открыть по ним огонь. Налёт в целом удалось отбить огнём 44 зенитных береговых орудий и подключившихся чуть позже корабельных, один самолёт сбит. Но сбросить на фарватере первые магнитно-акустические морские мины, чтобы заблокировать корабли в бухте, а потом разбомбить их, лишённые маневренности, враги всё же успели. Первая упала в море в 3.13, потом ещё несколько, а в 3.52 одна взорвалась у памятника Затопленным кораблям, в 4.10 - одна у завода №54, вторая у башенной батареи №13. Но первые жертвы ещё не объявленная война уже забрала в 3.48 - улица Подгорная (ныне носит имя погибшего во время обороны начальника Севастопольского отдела НКВД Константина Нефёдова). Взрослые, дети - 13-летняя Лена Каретникова, её тётя Варвара Соколова, командир группы самозащиты домового комитета, бабушка Александра Белова, 3-летний Вадим Бабаев и его родители Августа и Абрам, 9-месячный Виталик Годуадзе и его родители Анна и Борис, Ольга Полянская, возможно, няня мальчика, М. Помазан, Фёдор Дёмин, Мария Макух (Макуха), Стефан Панелоти, Сара и Иосиф Мангупли, Прасковья Коврига (Корвиго), Наталья Уханова-Попова, три неизвестных женщины и неизвестный мужчина. Чуть позже на одной из мин в Карантинной бухте подорвётся буксир СП-12: Владимир Андреев, Кирилл Акентьев, Леонтий Бондаренко, Матвей Борц, Александр Балачевский, Николай Годына, Алексей Дениско, Пётр Еременко, Александр Николаев, Иван Маруненко, Владимир Корытцев, Николай Коваль, Алексей Ларионов, Владимир Машко, Михаил Мартынюк, Алексей Ноздрачёв, Василий Полевой, Николай Попов, Николай Прилуцкий, Мария Обориева, Владимир Розанов, Андрей Селянин, Борис Сосновский Феодосий Шинкевич, Михаил Швец. Первые жертвы войны в ещё не осаждённом врагом Севастополе. С рассветом командующий Черноморским флотом Филипп Октябрьский доложил в Москву: «Вражеский налёт отбит. Попытка удара по кораблям сорвана. В городе есть разрушения».

3 часа 44 минуты - восход солнца 22 июня 1941-го, спустя минуту разведывательно-диверсионная группа фашистов, несколько сот человек, атаковала пограничную заставу у деревни Головенчицы - 42 бойца во главе с 23-летним старшим лейтенантом Александром Сивачёвым (накануне он только отправил беременную жену Евгению к родителям, сын Александр родится через полгода после гибели отца). На всех станковый пулемёт Максим (изобретение американца Хайрема Максима), 3 ручных - Василия Дегтярёва на 47 патронов, 37 винтовок, по 4 ручных гранаты на каждого и всего 10 противотанковых на заставу. Фашисты планировали, чтоц пограничники продержатся максимум минут 20, они же сражались почти 12 часов. Враг, окружив, обстреливал из пушек, давил танками, пограничники были каждый по несколько раз ранены, но, как и на других 659 западных заставах, не отступил никто - некоторые крупные сдерживали врага до 5 суток. Все бойцы 1-й заставы Александра Сивачёва погибли. Всего же в начале войны погибло около 17 тысяч пограничников.

«Нас было пятеро: Седов, Грутов И., Боголюб, Михайлов, Селиванов В. Мы приняли первый бой 22. VI. 1941 - 3,15 ч.

Умрём, но не уйдём!». «Умрём, но из крепости не уйдём». «Я умираю, но не сдаюсь! Прощай Родина. 20/VII - 41 г.».

Надпись на стене Брестской крепости - штыками по красному кирпичу. А вот кровью на кусочке простыни - «Все умрём за Родину, но не сдадимся!». Их там погибло несколько тысяч - гарнизон, в том числе и новобранцы, многих из которых даже в список ещё не успели внести, семьи, школа шоферов, хлебопекарня, хозяйственные службы). На мемориале известных фамилий гораздо меньше. Здесь летом 1941-го нёс оборону сводный отряд Ивана Зубачёва, комиссар симферополец Ефим Фомин - последний погиб 26 июня, первый - тяжелораненым взят в плен, погиб в концлагере. В первые часы, дни войны погибли Александр Шумаков, его жена Любовь и 6-месячная дочь Света, Алексей Бобков, жена Раиса и 2-летняя дочь Азальда, Николай Игнатенко, его мама Акулина Ефимовна и 5-летний сын Гена, Алексей Наганов, Владимир Шаблонский, Иван Акимочин, Пётр Васильев, Вера Хорецкая, Григорий Самусь, Илья Семочкин, Николай Тарасов, Гурген Хачатурян, Андрей Кижеватов, Александр Потапов… Фашисты потом признали: «Русские в Брест-Литовске (так они называли крепость) боролись исключительно упорно и настойчиво. Они показали превосходную выучку пехоты и доказали замечательную волю к борьбе».

Первые погибшие, первые бои, лето 1941-го. В народе говорят, что в месте, где пролилась кровь защитника Родины, расцветает мак, а там, где упала слеза его родных - колышется ковыль. Как много маков и ковыля на нашей земле появилось с той самой короткой ночи в году, 22 июня, 80 лет назад.

Александр Сивачёв.

Наталья БОЯРИНЦЕВА.