Ленинградская закалка

5 Июнь 2021 701
Татьяна и Пётр Юрчишко, 1995 год - 50 лет Победы. Фото из семейного архива читателей.
Татьяна и Пётр Юрчишко, 1995 год - 50 лет Победы. Фото из семейного архива читателей.

Они познакомились в Ленинграде, в 1937-м, 15-летняя девчушка, только окончившая семилетку и поступившая в педагогический техникум имени Николая Некрасова, и 23-летний курсант аэроклуба, агитатор, пришедший к ним во двор рассказывать об армии. Наверное, это была любовь с первого взгляда - чистая, светлая, робкая. Та, которую нельзя опошлить, которую нельзя погубить. Любовь, что хранила их в Великую Отечественную, дабы, наконец, подарить долгожданное счастье, свадьбу в 1946-м, нелёгкое, но уже мирное созидание, двух прекрасных мальчуганов-сыновей Лёню и Володю. «Когда рядом любимый, преданный тебе человек - ничего не страшно» - Пётр Устинович и Татьяна Николаевна Юрчишко знали это точно, совсем немного не дожили до бриллиантовой (60 лет) свадьбы. Но память о них хранят потомки, земляки, люди, которым они помогали выжить, выстоять, которым дарили частичку сердца и свою ленинградскую боевую закалку.

«Здравствуй Тасенька! Поздравляю с Победой!» - это строчки в мае 1945-го написал любимой Петя - так подписывал письма, адресованные Татьяне Ланской, капитан начальник химической службы управления 13-го района авиационного базирования 4-й воздушной армии Пётр Юрчишко. Письма, в которых нет банальных строчек о любви, но эти листы, исписанные красивым чётким почерком, итак полны ею. Любовью к далёкой «сероглазой любо­знательной девчонке» (как называл после первой встречи), любовью к Родине, за которую воевал и много раз был в шаге от гибели. Наполнены радос­тью: победили, встретимся! Она уже в спасённом Ленинграде, он - в поверженном Берлине, но сердца бьются в унисон. И оба уверены - впереди будет счастье. А пока он описывает ей поверженный рейхстаг (на бумаге оттуда!), на котором появились и запись «Пётр Юрчишко. Ленинград», а ещё приписка - «полностью согласны» - его и друзей дописали к надписи сталинградцев, «дошедших до Берлина и довольных развалинами рейхстага». «Чёрный орёл с распущенными крыльями - символ мощи германской империи, но теперь, сверху над орлом, над всем Берлином под лучами весеннего солнца развевается красное знамя Победы! Оно видно со всех сторон. Нижняя кромка полотнища закрыла голову хищной птицы и нам кажется, что вот-вот она упадёт к ногам проходящих внизу гвардейцев». Позади километры фронтовых дорог, опасности, боль, потери… Впереди только жизнь - «Родина! Как мы соскучились по тебе!».

Пётр Устинович родился в трудолюбивой многодетной семье крестьян из деревушки Засвятье, в Белоруссии, 1 нояб­ря 1913-го, но своим вторым днём рождения всю жизнь потом считал 20 декабря - когда, в 1941-м, он, политрук 187-го стрелкового полка, чудом выжил в атаке у Пулковских высот. Защитник Ленинграда! Этот город стал для него родным в 17 лет, когда вынужден был покинуть деревню, чтобы выжить. Начал трудиться разнорабочим на заводе, ночевать приходилось часто просто под станком (тайком), перебивался, буквально, с хлеба на воду, но не роптал и вместе с другими ребятами смог выполнить пятилетний план за 3,5 года, создать первую в стране бумагоделочную машину. Первая почётная грамота из рук старого рабочего, большевика. Их потом будет немало, но та - самая дорогая. А из боевых, где и медаль «За отвагу» (представляли к ордену Красной Звезды, но комполка зачеркнул - «За отвагу» - почётнее»), и орден Отечественной войны, самая дорогая - «За оборону Ленинграда». Он должен был защищать его, как лётчик, стрелок-радист, окончивший на отлично аэроклуб и спецкурсы, но стал… морским пехотинцем.

- 22 июня 1941-го наши будущие мама и папа договорились встретиться, вместе погулять по любимому городу, - рассказывает симферопольский краевед и фотограф Леонид Юрчишко. - Им так редко удавалось встретиться - оба сначала учились, потом работали, иногда по телефону говорили: мама ходила к автомату на углу, а у папы у соседей по коммуналке был аппарат. Вот и в, как оказалось, последнюю тогда мирную субботу созвонились, договорились увидеться в выходной. К счастью, всё-таки увиделись, но спустя годы, уже после Победы. А тогда, 22 июня 1941-го, услышав страшное сообщение, мама снова побежала на угол к телефонному автомату, узнала, что любимый уходит на фронт. Но… «обязательно вернусь с Победой! Только жди».

Пётр Устинович рванулся на свой аэродром, но не случились боевые вылеты - предатели испортили систему заправки, навели фашистские бомбардировщики на хорошо замаскированный аэродром… В Ленинградском горкоме партии политруку запаса младшему лейтенанту Юрчишко предложили стать комиссаром создаваемого партизанского отряда, а потом перевели в уже блокадный Ленинград, 7-я бригада морской пехоты 55-я армия. И зима 1941-го, Пулковские высоты, ураганный огонь фашистов, который не удавалось подавить - их словно ждали, ведь до этого в разведке боем потери были минимальные … В этот же раз лишь 25 человек из сотен бойцов бригады, ставшей уже 72-й стрелковой, смогли выжить, хоть и были ранены. Пётр Юрчишко был тяжело ранен в голову, когда поднимал бойцов в атаку. Очнулся уже в госпитале, там тоже фашисты не давали покоя постоянными бомбёжками, когда снаряд разрушил кухню, не стало и скудного пайка - весь Ленинград голодал. Пётр Устинович всю жизнь был благодарен врачу, рискнувшей сохранить ему левый глаз - правый постепенно стал восстанавливаться, видеть, а вот другой хотели убрать - лечить бесполезно. Но оставили, пусть не видит, но свой. Из Ленинграда вывезли на Большую Землю, почти год в госпиталях, а потом направили в училище химзащиты. Окончил с отличием и снова на фронт - 13-й район авиационного базирования, освобождал Украину, Белоруссию, Европу, брал Берлин.

А Татьяна Николаевна, родившаяся 14 января 1922-го на Новгородщине, в это время была в Ярославской области - всё же удалось вместе с мамой Надеждой Лаврентьевной уехать из блокадного Ленинграда. И не одним - вывезли полсотни ребятишек, маленьких школьников, которых учила 19-летняя девушка, их младших братиков и сестричек. Им тоже везло - добрые люди на пути встречались, а однажды им вдруг отказали в посадке в эшелон - велели ждать остальных ребят из школы. Тот эшелон с другими эвакуируемыми детьми из Ленинграда разбомбили фашисты у станции Лычково - более двух тысяч погибших…

- Мама вспоминала, как с ребятами они работали в колхозе, на своём пришкольном участке, что был выделен их интернату, - говорит Леонид Петрович. - Ходили за грибами и ягодами в лес, а она каждое утро на рассвете спешила через него на ферму - около двух километров. Было страшно, темно ещё, а в лесах, говорили, прятались дезертиры… Но надо идти, ведь детям нужно молоко, им надо жить.

 Как она, по сути, ещё девчонка, молодая учительница, гордилась, что никто у них в интернате не погиб из ребят. Всех спасли. Потом директор Лидия Адриановна (в школе в Ленинграде она была завучем) награждена орденом Ленина, а мама девушки - медалью «За доблестный труд». Впрочем, такая же медаль была и у самой Татьяны Николаевны - но из-за скромности она всегда умалчивала о том.

Они смогли пронести свою первую любовь через всю вой­ну и, встретившись, стали мужем и женой. Было всё в жизни, трудности, боль, уже в Крыму, куда семья перебралась 70 лет назад, произошла трагедия - несколько офицеров местной противовоздушной обороны погибли от отравляющих веществ. Пётр Юрчишко чудом выжил, но вместо кожи осталась плёнка. Срочно по санавиации отправили в родной Ленинград - Военно-Медицинская академия. Спасли, кожа восстановилась. Конечно, в этом большая заслуга и врачей, и нового препарата, что был выписан тогда из Америки, но помог и спокойный характер самого героя, и мольбы его жены - верной подруги Татьяны Николаевны. Они, ветераны труда, все невзгоды делили пополам, а радости умножали на четверых - сыновья Леонид и Владимир выросли такими же добрыми, честными и верными, как родители. Лео­нид Петрович окончил Симферопольский госуниверситет имени Михаила Фрунзе, лауреат Государственной премии Республики Крым за участие в создании Симферопольского альбома. Владимир Петрович стал военным, полковник в отставке, ветеран Вооружённых сил, член-корреспондент Всемирной академии наук комплексной безопасности, кандидат экономических наук. Петра Устиновича не стало в 2003-м, Татьяны Николаевны - 10 лет назад, но и в Москве, где живёт младший сын, и в Симферополе, где - старший, их портреты обязательно в строю «Бессмертного полка». Герои-победители, спасшие множество жизней, страну, ленинградская закалка, любящие сердца… Настоящие. Не забывай таких земляков, Симферополь.

Кстати

Защитникам Ленинграда, в том числе и Петру Юрчишко, награды в Москве вручал председатель президиума Верховного Совета СССР Михаил Калинин, Всесоюзный староста, как тогда говорили. Пётр Устинович навсегда запомнил его слова после вручения: «Вы сейчас поедете в войска, на корабли, батареи… передайте всем бойцам и командирам, что Родина в опасности… Не дайте с позором умереть старику…» Лишь через время, читая воспоминания других военных, наш земляк понял, о чём говорил Михаил Иванович: тогда, в начале 1942-го, положение на фронте было очень тяжёлым. И Всесоюзный староста намекал, что если немцы победят, ему придётся покончить с собой - а по старым церковным понятиям, коих всё же придерживались в то тяжёлое время и большевики, это - страшный грех.

Наталья БОЯРИНЦЕВА.