Русский исход

10 Ноябрь 2020 463

Приближается знаковая дата в истории нашего Отечества - 100-летие окончания Гражданской войны на юге России и 100-летие Русского исхода. В период Русского исхода за границей оказалось свыше 2,5 млн. бывших подданных Российской империи, что стало феноменом российской истории ХХ века. Грандиозной по масштабам была эвакуация из Крыма, особенно затронувшая Севастополь, Евпаторию, Феодосию и Керчь.

Обратимся к телеграмме, посланной командующим Южным фронтом Михаилом Фрунзе в Москву Ленину: «Сегодня нашей конницей взята Керчь. Южный фронт ликвидирован. Михаил Фрунзе. 16 ноября 1920-го года».
Короче не скажешь. Но какие пласты событий стоят за этим заборчиком из полутора десятков слов и цифр! Россия под натиском либерализма, оправдывающего даже убийства представителей власти, начинает рушиться. Последний этап разложения любого государства - гражданская вой­на, когда даже родные люди становятся непримиримыми врагами друг другу. Этапы этой войны в России страшны и трагичны.
Под натиском револю­ционных сил Белая армия вынуждена была уйти из Кубани. В Новороссийске установлен впечатляющий памятник этой эвакуации: белый офицер пытается за узду вести за собой вздыбившегося коня. Белая армия уходила в Крым, который стал последним очагом сопротивления большевизму. В начале апреля 1920-го главнокомандующим войсками в Крыму становится Пётр Николаевич Врангель - представитель известного военного рода России, чей предок в своё время пленил самого Шамиля. Врангель не на словах, а на деле стал претворять в жизнь лозунг «Земля - крестьянам». И землю стали обрабатывать те, кто получил её из рук государства.
Урожай двадцатого года был весьма обильным, крымское зерно даже шло на продажу. Активной была и общест­венная жизнь. Работали театры, музеи, в учебных заведениях преподавали видные учёные России, переселившиеся в Крым от ужасов революционного террора. Проникавшие на полуостров беженцы не верили своим глазам. После ада вседозволенности, кровавых оргий и погромов они попадали в рай тишины и благолепия. Но продолжалось это недолго.
Врангель понимал, что ему не устоять перед объединённой силой революции, на сторону которой перешли и многие видные генералы и офицеры императорской армии, и поэтому загодя готовил эвакуацию войск и населения. За каждым портовым городом были закреплены корабли флота, которым надлежало осуществить эвакуацию. Было даже подсчитано, сколько людей может взять на борт каждый из них.
После заключения мира с Польшей, перед этим разбившей рвавшиеся к Варшаве красные дивизии, революционная армия взялась за Крым, что тем более было необходимо как можно скорее осущест­вить, поскольку на сторону революции перешёл Махно со своими победоносными тачанками. Эти-то тачанки в результате отработанного искусного манёвра и разбили последний резерв Врангеля - конницу генерала Барбовича, накрыв её шестислойным(!) пулемётным огнём.
Это страшное поражение опытных, испытанных в многочисленных боях бесшабашных рубак-офицеров и унтеров стало, по сути, сигналом к началу эвакуации.
Ход эвакуации контролировал с крейсера «Генерал Корнилов» лично Врангель. Им был отдан приказ ничего не разрушать в оставляемых городах, не мародёрствовать и не зверствовать. «Всё должно остаться народу России» - таков был главный лозунг эвакуа­ции. Последним городом, из которого уходили войска, был, естественно, самый восточный город полуострова - Керчь. Эвакуация во всех городах проходила организованно и почти спокойно. В Керчи был дан даже прощальный бал в ныне реставрируемой крепости «Керчь» на мысе Ак-Бурун. Об этом действе рассказывала своей внучке жительница города, потомок знатнейшего рода Бобринских, бывшая участницей этого бала. А внучка-студентка поведала об этом автору этой статьи.
Потом в Крыму начался жесточайший и беспощадный красный террор, организованный венгерским коммунистом Бела Куном и соратницей Ленина - Розалией Залкинд, лично расстреливавшей сложивших оружие солдат и офицеров Белой армии, жизнь которым гарантировал командующий фронтом - Михаил Фрунзе. Сцены этого террора запечатлел в своём творчест­ве Максимилиан Волошин в книге «Стихи о терроре».
В Керчи, например, людей загоняли на баржи, вывозили на середину пролива, толпу на палубе стягивали колючей проволокой и штыками сталкивали в воду, с хохотом наблюдая, как огромный сноп человеческих тел, размахивая руками, погружался на дно. Эта акция носила название «Десант на Кубань». Террор в Крыму был самым бессмысленным и беспощадным, а дальше начались разрушения богатых домов, дворцов и храмов. Большевики считали, что уничтожая вековые традиции и историю России, они тем самым открывают дорогу в светлое будущее.
Страшно и непонятно это нынешним поколениям, но это - наша история. И все её периоды отражены в топонимике и памятниках Керчи. Так, на храмовой площади города усилиями монархис­тов, возглавляемых Геннадием Григорьевым, и на средства, собранные внучкой расстрелянного большевиками полковника Магдебурга, в 2010-м году (к девяностолетию события) был открыт при множестве народа памятник жертвам Красного террора в виде чёрного креста, в верхней своей части как бы опоясанного той самой колючей проволокой. На этой же площади вскоре появился памятник Петру Врангелю.
Главный же памятник, посвящённый Гражданской войне, находится в центре Керчи. Его автор - известный скульптор Вячеслав Клыков - подарил своё детище Севастополю. Но тогдашний мэр города русской славы не пожелал устанавливать этот памятник. Тогда мэр Керчи Олег Осадчий поехал в Севастополь и привёз памятник в Керчь. Когда удивлённый автор памятника позвонил ему, спросив, чем продиктовано такое своеволие, Осадчий «просветил» Клыкова, сказав, что последний корабль Белой армии ушёл из Керчи.
У этого памятника ежегодно 16 ноября проходят митинги, после которых его участники направляются к набережной, от которой отходили корабли в 1920-м, и опускают на воду венки.
Кроме того, 12-15 нояб­ря Российское историческое общество (Крымское отделение) при поддержке фонда «История Отечества» в Ялте и Севастополе проведёт научную конференцию «Человек, общество и власть в годы «русской Смуты». Память. Осмысление. Примирение». А председатель общественной организации «Исторический клуб «Севастополь Тавричес­кий» Вадим Прокопенков сообщал, что 15 ноября в Доме офицеров флота города-героя  планируется открытие выставки «Севастополь, год 1920: люди и судьбы». Её экспонаты «расскажут» о судьбах людей, которые уходили. По его словам, события по случаю Русского исхода позволят по-другому взглянуть на трагедию, которая произошла более 100 лет назад.
Директор фонда культурно-просветительских программ «Культурное наследие Крыма» Андрей Ушаков отметил, что возвращение в Русский мир необходимо начать с возврата исторических названий улицам городов. Напомним: в ряде муниципалитетов Крыма это будет сделано.

Этот Поклонный крест в память исхода Русской армии из Крыма в 1920 году был открыт 7 мая 2006 года.

Эдуард ДЕСЯТОВ,
председатель комиссии по истории Русской общины Керчи.
Фото из открытых источников.