Пламенный уход

24 Октябрь 2020 963
Фото Александра КАДНИКОВА.

Два года назад у крымчан появилась альтернатива традиционному способу погребения - на полуострове заработал крематорий. В своё время идея его создания вызвала бурю сопротивления со стороны противников сжигания человеческих останков. Одни опасались экологического ущерба, который якобы может нанести предприятие. Вторые апеллировали к религиозным канонам: мол, не по-нашему это как-то - тела жечь. Тем не менее крематорий всё же был построен, и сейчас его услуги пользуются всё большим спросом среди населения. Журналисты «Крымской правды» побывали на предприятии, чтобы выяснить, как оно работает в период пандемии.

На выходе - чистый воздух

В чистом поле, недалеко от пгт Гвардейского, стоит аккуратное современное здание. Ничто в его виде не выдаёт сакральности назначения. Нет ни клубов вырывающегося из трубы дыма, ни смрадного чада - классических признаков крематория в представлении многих обывателей. Однако когда подъезжаешь ближе, становится видна обширная вывеска, сообщающая о функциях павильона.
Расположенный внутри здания цех выглядит не просто современным, но даже слегка футуристичным: огромное пространство, кругом чистота, у дальней стены таинственно мерцает стальными элементами кремационная печь. Она, кстати, оборудована специальной системой очистки - во всей России такие есть пока только в двух городах: Симферополе и Волгограде. В остальных продукты утилизации уходят прямиком в атмосферу.
- У нас по-другому. В печи есть две камеры: основная и дожига, - рассказывает генеральный директор предприя­тия Михаил Ремез. - Весь образующийся в них газ уходит на систему очистки. На выходе, фактически, остаётся чистый воздух. В целом, эта фильтро-вентиляционная установка выполняет две задачи. Когда горит органика, образуются диоксины - опасные элементы, которые могут загрязнять воздух. Предотвратить их выработку можно двумя способами. Первый - увеличить температуру горения в печи до 1600°С - у нас 900-1000°С. Однако в этом случае мы потерям самое главное - прах. Так что этот путь не подходит. Второй способ - наоборот, понизить температуру до 400°С. Это мы и делаем.
Вторая задача установки - с помощью рукавных фильт­ров осаждать пылевые частицы, разносящие диоксины.
В общем, вопреки опасениям критиков, симферопольский крематорий - предприятие экологически чистое. В сущности, закапывание останков в землю наносит окружающей среде гораздо больший вред, поскольку в этом случае продукты разложения неизбежно попадают в грунт и воду.

«Коснётся всех»

Ещё одно очевидное преимущество кремации - экономия крымской земли. Не секрет, что с дефицитом места под захоронение рано или поздно сталкивается любое общество, живущее в ограниченном пространстве - на острове или полуострове. За границей эту проблему уже давно решают с помощью кремации.
- Понятно, что нет необходимости кремировать всех умирающих, но это способ отчасти уменьшить число поступающих на кладбища, - констатирует Михаил Ремез. - Кроме того, кремация позволяет создать на имеющемся в распоряжении человека участке земли на кладбище семейное, родовое захоронение. Зачастую в больших городах, где кладбища территориально разбросаны, за один день просто невозможно посетить могилы всех родных, а так все находятся в одном месте.
Захоранивать урны с прахом можно на участке, где уже похоронен кто-то из членов семьи. Это избавляет близких от поисков нового надела, получить который сейчас, кстати, довольно сложно. Для всех погребённых на участке возводится единый памятник. Например, в виде плиты или дерева с фотографиями усопших.
А вот колумбария (спе­циального хранилища для урн с прахом) в Крыму пока нет. Хотя его строительство планируется. Услуга востребована - уже сейчас в симферопольском крематории на хранении находится больше 20 урн с прахом, ожидающих появления специального хранилища.
Если говорить о финансовых преимуществах кремации (что в пору нынешнего экономического кризиса, согласитесь, весьма актуально), то при таком способе погребения ритуальные товары обходятся значительно дешевле, чем при традиционном захоронении.
В частности, недопустима кремация в роскошных «саркофагах» и лакированных гробах, что связано с технологическими особенностями печи. Гроб должен быть чисто деревянным. Подходящий можно приобрести прямо на предприятии - здесь налажено собственное производство. Сама кремация стоит 11 тыс. рублей - значительно дешевле традиционного погребения.
- Отрасль ритуальных услуг - единственная, которая коснётся всех, - замечает Михаил Ремез. - Человек может в целях экономии не пойти в ресторан или в театр, отказать себе в какой-то обновке, но похорон не избежать никому.

Спрос есть

Процедура кремации длится около часа. В это время операторы постоянно находятся рядом с печью и следят за процессом. После полного сгорания останков, образовавшийся пепел помещают в специальную урну и передают родным усопшего. Во время сжигания они в цехе, само собой, не присутствуют. Дело в том, что ГОСТом «Услуги крематория» (а в российском законодательстве есть и такой норматив) предусмотрено два вида крематориев: с обрядовыми процессами и сугубо технологический. Симферопольский относится ко второму типу, так что прощание с усопшим должно происходить в другом месте. К сожалению, создатели кремационного блока не учли, что ни в столице республики, ни в Крыму вообще нет ни одного прощального зала. В связи с этим его, по всей видимости, предстоит организовать непосредственно на территории крематория.
В день за одну смену предприятие может проводить до десяти кремаций. Прибывающие тела ждут своей очереди в специальном холодильнике.
С сегодняшней нагрузкой кремационный блок пока справляется, но уже приходится работать без выходных. Руководство предприятия намерено установить в цехе вторую печь.
Если говорить о востребованности кремации, то статистика по стране такова. В крематории, которые работают по 30-40 лет (например, в Москве, Санкт-Петербурге, Екатеринбурге), на сегодняшний день поступает до 70% всех умерших в муниципалитете. Таким образом, в землю отправляются лишь 30% усопших. В регио­нах, где крематории работают на рынке по 10-20 лет, доля кремируемых составляет
30-50%. Молодые крематории (срок работы до десяти лет) принимают 15-20% умерших.
В симферопольском крематории этот показатель уже перевалил за 15% - услуга пользуется у крымчан спросом.

Сразу в огонь

Среди крымчан ходят слухи, что умерших от коронавируса можно только сжигать - традиционный вид погребения в этом случае запрещён. Так ли это на самом деле?
- На днях поступила информация, что соответствующее решение приняло руководство Кемеровской области, чтобы предотвратить распространение инфекции. Но у нас - пока нет, - говорит руководитель симферопольского крематория. - Весной в рекомендациях Роспотребнадзора указывалось, что если человек умер, его тело не представляет опасности - коронавирус дальше не распространяется.
Михаил Ремез отмечает, что если раньше самыми распространёнными причинами смерти в Крыму были сердечно-сосудистые заболевания и онкология, то сейчас пневмония и коронавирус уверенно выходят на лидирующие позиции. В связи с этим в крематории принимаются самые серьёзные меры безопасности.
- Мы понимаем, что люди, работающие на приёме заказов, очень подвержены заражению, поскольку живые родственники, которые приходят к нам в офисы, контактировали с умершими, - комментирует гендиректор предприятия. - Поэтому у нас предусмотрены все меры, предписанные Роспотребнадзором. Кроме того, мы не держим на территории крематория тела людей, болевших коронавирусом. Привёзшая такого покойного машина остаётся за воротами, пока не освободится печь. Тело из автомобиля сразу отправляется в огонь.
Одного крематория для полуострова пока вполне достаточно. По статистике, в Крыму и Севастополе в совокупности в год умирает около 30 тыс. человек. Возможность одной кремационной печи - 6 тыс. сжиганий в год. Когда будет установлена вторая, потребности полуострова в услугах кремации будут полностью обеспечены на ближайшие несколько лет.

Елена ЮМАНОВА.