Донос, не сломивший человека

5 Август 2020 271

В своё время ходил злой анекдот про архитектурные стили в нашей стране - «ранний репрессанс, поздний реабилитанс, хрущобы и безбрежный реализм». Первая часть в полной мере отрази­лась на жизни Вячеслава Лукича Мартынова. Между датами его ареста и реабилитации - 40 лет, в них уместились 9 лет ГУЛАГа, Великая Отечественная война и годы жизни в статусе «человек с подозрительным прошлым». Обратимся к документам, представленным его дочерью Любовью.
Вячеслав Лукич, 1908 года рождения, осуждён решением суда тройки от 8 мая 1933-го. Согласно записи в книжке красноармейца он был призван в армию 19 мая 1942-го из Казахстана, где находился Акмол ГУЛАГ. Комиссия по реабилитации решением от 25 марта 1973-го отменила решение тройки сорокалетней давности. Реабилитация действительно была поздняя, Вячеслав Лукич уже 5 лет находился на пенсии.
Он родился в селе Новая Маячка Херсонской губернии. Парень из крестьянской семьи в начале тридцатых годов прошлого века был призван на флот. Направили на учёбу в школу радистов в Севастополе. Период службы на флоте он вспоминал как самые счастливые для него времена. Вячеслав Лукич, имевший 4 класса образования, жадно впитывал новые знания. Страна поднималась из руин Гражданской войны, спускались на воду новые корабли, появились первые батискафы, осваивались глубины морей. С интересом изучал радиотехнику, метеорологию. Ему, деревенскому парню, всё было интересно. Он с восторгом рассказывал о людях, с которыми встречался по службе и работе. Об Эрнсте Кренкеле, радисте, позже участнике экспедиции в Арктику Ивана Папанина, ещё одного севастопольца. Был знаком со штурманом дирижабля СССР-В-6 Давидом Ритсландом, погибшим в авиакатаст­рофе в 1938-м, - дирижабль, летевший на Северный полюс, потерпел крушение над Кольским полуостровом.
В 1933-м Вячеслав Мартынов неожиданно был арес­тован и осуждён судом, так называемой тройкой, отправлен в ГУЛАГ (Государственное управление лагерей при НКВД) в Казахстан. В своём аресте и отправке в лагерь (на 10 лет) винил донос, направленный недоброжелателем.
В 1942-м освобождён и направлен на фронт. По окончании войны до конца жизни жил и работал в Симферополе.
По приезду в Симферополь, в 1961-м, наша семья поселилась через два двора от дома, где в коммунальной квартире жила семья моей двоюродной сестры Революции Пименовны Николаенко. Так я познакомился с Вячеславом Лукичом - мужем своей сестры. Ему в то время уже было за пятьдесят, все звали его Лукичом, а для меня, молодого по возрасту, он стал дядей Славой. Дядя Слава был стройным и очень опрятным. Носил усы и был чем-то похож на поэта Сергея Михалкова, седины почти не было видно. Он устроил меня на завод, где сам работал слесарем. Не пил, не курил, был не особо разговорчивым. Начальство к нему относилось с уважением, однако друзей у него не было. Руководство направляло к нему молодых рабочих, которых он охотно обучал всему, что знал. Многочисленные грамоты и благодарности, полученные на заводе, это дань уважения к его трудовой деятельности.
Позже я убедился, что он знал нотную грамоту.
В то время я ходил на курсы гитаристов. Дядя Слава, узнав, что я играю, достал из кладовки свою старую мандолину и ноты, и мы пробовали с ним играть. Для своего возраста он был любознательным человеком. Меня, учившегося в то время в институте, поражала его тяга узнавать новое. Однажды я показал задачи по высшей математике, о максимальных объёмах геометрических тел при заданных размерах плоскостей. Дядя Слава заинтересовался и решил проверить одну из них. Он на заводе вырезал и согнул из жести такой объём и проверив, сказал мне: «Всё верно».
О войне он говорил редко. Видел руины Сталинграда, участвовал в боях за Днестр, прошёл Румынию, помнил тяжёлые бои у озера Балатон в Венгрии, окончил войну в Чехословакии. Он опровергал теорию, что снаряд не может попасть в одно и то же место дважды. Его напарник во время обстрела прыгнул в только что образовавшую­ся воронку от снаряда с этими же словами, и погиб от попавшего в это место выпущенного фашистского снаряда. Во время войны, уже в Венгрии весной 1945-го, в крестьянском доме на чердаке он увидел подвешенные кисти винограда с наколотой ягодой на конец кисти. Оказалось, что периодически заменяя ягоды, хозяин сохраняет кисть живой длительное время. При этом он подчерк­нул одну хитрость, что при замене на новую ягоду конец кисти обязательно тонко подрезался заново.
Я запомнил день, когда он пришёл домой с документами в руках - о реабилитации.
«Я догадывался, кто на меня отправил донос», сказал тогда. При этом, кто этот человек и в чём заключается донос, не рассказал. Мы находились вдвоём в большой единственной комнате их коммунальной квартиры, я понял, что он обращался не только ко мне, но и к тем, кого давно уже не было. К этой теме он никогда не возвращался. Мы, родственники, помним, что он никогда не винил в своих бедах Советскую власть или Сталина. Видимо, он, как и я позже, понимал те тяжёлые времена становления страны, низкую грамотность и обыкновенную человеческую зависть. Надо учесть, что действительно были враги Советской власти, и судопроизводство ещё находилось на низком уровне. На праздники дядя Слава надевал отглаженный костюм и медали «За взятие Будапешта», «За Победу над Германией», полученный уже после реабилитации орден Красной Звезды.
Умер Вячеслав Лукич в 1993-м. Людей на похоронах было немного, приехавший
из Канады племянник Николай отслужил молебен. Николай во время войны подростком был угнан фашис­тами на работу во Францию. Там тяжело заболел, но местные русские монахи спасли, после войны уехал в Канаду, имел высокий религиозный чин. Вячеслав Лукич переписывался с Николаем, интересные моменты писем зачитывал мне. Вот такая судьба, когда любознательный по натуре и полный надежд на будущее молодой парень
25 лет на взлёте жизни был ранен пулей, называемой донос. Но несмотря на злой навет, он встал вместе с народом на защиту страны и вместе с ним восстанавливал страну.

Вячеслав Лукич Мартынов, Революция Пименовна Николаенко с внуком Сашей.

Борис ТИМОФЕЕВ.
Белоглинка.

Любимая свекровь

Хочу рассказать о ней на страницах «Крымской правды». Героиня Великой Оте­чественной, гвардии лейтенант медицинской службы фельдшер пункта медицинской помощи 362-го артиллерийского Забайкальского Краснознамённого ордена Суворова полка Галина Ефимовна Беляева (в девичестве Косолапенко). Она родилась в Севастополе в 1907 году, в тридцатые годы переехала в Москву. С началом войны ушла на фронт, обороняла Сталинград, с боями, спасая раненых, дошла до Праги. Она и сама была тяжело ранена, контужена. Награждена медалями «За оборону Сталинграда», «За освобождение Праги», «За взятие Берлина».
А ещё - орденом Красной Звезды. «21 января 1945 года в боях под городом Сулегов находилась в боевых порядках одной из батарей, стоящих на прямой наводке. Под обстрелом противника оказала доврачебную помощь 35 раненым и организовала их эвакуацию в госпиталь. 19 февраля 1945-го в районе местечка Полло самоотверженно и хладнокровно оказывала помощь раненым и организовала их эвакуацию. При попытке противника прорвать наши боевые порядки, товарищ Беляева из личного оружия уничтожила двух фашистов. Как фельд­шер пункта медицинской помощи работает, не считаясь со временем и усталостью, оказывает помощь и лечение раненым и больным». Это строки из наградного листа к ордену. Галины Ефимовны не стало 30 октября 1975-го. Я помню её и благодарна за многое, а главное - за Победу, которую она вместе с другими солдатами завоевала для нас.

Галина Беляева - военный фельдшер.

Галина БЕЛЯЕВА.
Симферополь.

Спасибо, Владимир Владимирович!

Знаю, что «Крымская правда» не любит публиковать подобные письма, но всё-таки не могу не написать и прошу всё же опубликовать моё письмо, обращение к главе государства Владимиру Путину. «Дорогой Владимир Владимирович! Я - участник Великой Отечественной, 1928 года рождения, получила ваше личное поздравление с 75-й годовщиной Победы. Впервые в жизни я удостоилась такой великой чести. Спасибо за это! Как крымчанка, я хочу вам сказать огромное спасибо и за то, что при моей жизни сбылись чаяния большинства крымчан о воссоединении с Россией. 16 марта 2014-го на избирательный участок мы шли, как на великий праздник. Много ходило слухов, но мы шли голосовать, как в последний бой. Хоть камни с неба и будь что будет. Дай вам Бог здоровья. Ежедневно молюсь о вас и о России».
Зинаида ЧИРКИНА.
Симферополь.

Мысли по поводу...

…праздника

Хотелось бы спросить у редакции газеты, а что, День России для вас уже не праздник? Почему даже не поздравили крымчан с ним в июне? У меня хранятся газеты, когда Крым был ещё в составе Украины, так каждый год в канун 12 июня «Крымская правда» поздравляла читателей с Днём России. Какие слова находили… «И друг от друга вдали мы останемся вместе». Тогда это был праздник, а теперь? Мы вместе, но даже строчки не нашлось в газете, чтобы напомнить людям о дате, поздравить. Обидно.
Юлия ВЛАДИМИРОВА.
Саки.

P. S. Вы правы, памятную дату газета упус­тила, - это наша ошибка. Но это вовсе не означает, что День России для нас не праздник. Праздник! Мы вместе с вами стремились стать частью большой и дружной российской семьи. Мы победили, мы вместе. И это - навсегда.

…транспортной карты

Возмутило нововведение, затеянное нашими властями, - введение для льготников заявительной системы и обязательного наличия не только карточки о праве на меры социальной поддержки, то есть на бесплатный проезд, но и ещё бесконтактной банковской карточки. Зачем нас опять в очереди загоняют с написанием этих заявлений? Ведь уже выстаивали их, получая эту карточку о праве на меры, неужели нельзя всё оставить, как раньше, просто по удостоверению? А эти банковские карты? У меня есть пенсионная, на неё мне ежемесячно начисляют пенсию, пошёл в банк, чтобы оформили бесконтактную карту для проезда.  Так отказали, у меня же пенсионная уже есть, она бесконтактная как раз. Только не могу понять, почему свою банковскую карту, на которой у меня деньги, я должен каждый раз вытаскивать в транспорте и куда-то прикладывать? А если я её потеряю при этом? Зачем такая ерунда нужна?
Ещё я часто езжу на электричках, так там перевозчик придумал свою карточку для льготного проезда. Получается, что та бесконтактная банковская, которую придумало предъявлять министерство, в электричках работать не будет? Так мало того, для получения карточки на электричку, надо ещё одну очередь отстоять, взять справку в Пенсионном фонде, что я - пенсионер. И копию паспорта им отдать. Зачем? В справке итак будет указана фамилия. А им ещё и адрес, номер паспорта подавай. Они мне что деньги занимают или просто кусок пластика выдают. Просто, как мне кажется, хотят в очередной раз над народом поиздеваться, в очереди загнать, на ксерокс и фотокарточку тратиться. Мне так дешевле будет билет купить.
А может, этого и добиваются?
С. ЛОБАНОВ.
Симферополь.

От всего сердца

Искренняя благодарность врачу-офтальмологу высшей категории, доценту кафедры офтальмологии Медицинской академии имени Сергея Георгиевского, кандидату медицинских наук Светлане Чистяковой и её помощникам, которые провели тщательное, профессиональное обследование, назначили лечение. Здоровья этим замечательным специа­листам и всего самого доброго в жизни.
Наталья МАЛЬЦЕВА.
Симферополь.
* * *
Прошу передать через газету мою благодарность доб­рым людям - Ярославу Непрелюку и Сергею Шевчуку за помощь, что не забывают старика. Мне 85 лет, живу один, в доме нет воды, раньше ходил до колонки, а теперь и её убрали. Остаётся только погибать от жажды, хожу, прошу, кто нальёт ведёрко. Эти ребята узнали и помогают, когда позвоню - сразу привозят воду. Низкий им поклон.
А. СИДЬКО.
Симферополь.
* * *
Сердечная благодарность коллективу Государственного комитета по ценам и тарифам Республики Крым, что помогли мне разобраться с начислением оплаты. Добра им и благополучия в работе и в жизни.
В. ФЕДУЛОВА.
Симферопольский район.
* * *
Просим передать искреннюю благодарность Виктории Андрейченко, начмеду Нижнегорской больницы. Она прошла путь от педиатра до начмеда, работала по многим специальностям, постоянно повышая квалификацию, обу­чаясь. Это очень хороший специалист и добрая женщина. Желаем ей здоровья, благополучия и успехов.
Р. СОЛОВЕЙ
и все благодарные пациенты.
Нижнегорский.

Наталья БОЯРИНЦЕВА.