Сергей Дебижев: Игровое кино вредно для здоровья

28 Май 2020 401

Крымчане познакомились с Сергеем Геннадьевичем на показах фильма «Раскалённый хаос» в Симферополе, Севастополе, Красноперекопске, Ялте, Евпатории. После каждого сеанса зрители имели возможность пообщаться с режиссёром. Возглавив в октябре прошлого года жюри документальных фильмов фестиваля кино и телефильмов духовно-нравственного содержания «Святой Владимир» в Севастополе, он был также открыт для общения.

- Сергей Геннадьевич, судя по тому, что шествие вашей картины о событиях 1917 года началось по экранам страны с Крыма, это место имеет для вас особое значение?
- Безусловно. Здесь началась новая история пос-ле воссоединения Крыма с Россией. Перевёрнута страница заблуждений, трагедий, геополитических хитросплетений. Чтобы задать стилистику новой России, совершенно необходим опыт Российской Империи. Не разобравшись в прошлом, невозможно отправиться в будущее, которое нельзя придумать - его можно только взять из собственного исторического опыта. Россия уже пробовала разные рецепты, которые приходили извне, и, как мне кажется, мы убедились, что привнесённые извне программы, идеологии и рецепты развития в нашей стране не работают. В «Раскалённом хаосе» мы постарались создать художественный образ эпохи документальными средствами, а обращается он не только к голове, но и к сердцу.
- Нынче много споров ведётся о документальном кино.
В чём, на ваш взгляд, коренятся его проблемы?
- Из современной документалистики исчезла магия киноизображения. Все гонятся исключительно за смыслами, а эстетическая сторона, гармония самого изображения отошла на второй план. К сожалению, слишком много телевизионной продукции - сюжетов, картинок, без образной выразительности, с которой нельзя путать документальное кино. А путают и создатели, и те, кто отбирает картины на фестивали, сбивая с толку зрителей. Если в целом говорить о документальном кино, оно не имеет магистрального пути развития. Это факт.
- О Крыме уже довольно много наснимали и документального, и игрового. О чём будет картина «Крым небесный», над которой сейчас работаете?
- Это первая попытка создания документального фильма-зрелища. Когда изображение само по себе настолько эффектное, масштабное и выразительное, что не требует текста. Это будет непривычный взгляд на Крым, как на уменьшённую копию планеты Земля. Каковой он и является. Первые кадры - полуостров из Космоса. Запечатлели на Байконуре старт ракеты, космонавт крымчанин Антон Шкаплеров снимал для нас в полёте. Увидев Крым с такой высоты, зрители постепенно будут в него погружаться, побывают в самых удивительных и прекрасных местах: на соляных озёрах, в горах, в пещерах, под водой. Снимали мы не только великолепную природу, но и молодых людей, которые не поддаются на всякие западные штучки-дрючки, будут формировать наше собственное будущее, а не привнесённое откуда-то извне. «Крым небесный» - это будет картина высочайшего по современному уровню качества о культуре, истории, природе, о Черноморском флоте, то есть все аспекты будут затронуты. Но в символическом ключе. Снимаем для большого экрана, премьерные показы планируем на лето в кинотеатрах и на телевидении.
- Вы отдаёте предпочтение документальному кино, почему?
- Вред, который нанесло игровое кино человеческой цивилизации, не сбросишь со счетов. Кинематограф, появившись как некий аттракцион, проходил кое-какие стадии связанные с осмыслением действительности, скажем, итальянский неореализм, Тарковский, Феллини и так далее, но это всё были исключения. Сейчас мы наблюдаем тенденцию скатывания кинематографа в зону аттракциона: бесконечное повторение сюжетов, ремейки, фэнтези - отвлечение человека от осмысления чего бы то ни было. Кинематограф фактически отвлёк человека от сакральных смыслов бытия. А вот кинодокументалистика работает с глубокими смыслами. И сейчас, как мне кажется, именно по этой причине наблюдается всплеск к ней зрительского интереса. Одна из целей документального кинематографа - вернуть человеку ощущение реальности жизни. Потому что ему постоянно внушают, что жизнь не реальна, что всё иллюзорно. Именно документальное кино способно вернуть человека в реальный мир, вернуть ему человеческое обличие, которое он теряет год от года. Огорчает, что оно пока делается не благодаря, а вопреки. Связанное с историей худо-бедно финансируется. Более или менее начали финансировать мультипликацию. А документалисты ждут, когда до них очередь дойдёт.
- Было время, вы как актёр снимались. Почему перестали?
- Ну, это громко сказано.
В фильме «Брат» я играл самого себя. В других - попросили выручить друзья-режиссёры, но это было не системно совершенно.
- То есть актёром вы себя не считаете?
- Я и кинематографистом не считаю себя.
- А кем же?
- Культурологом, аналитиком. Пытаюсь осознать, что происходит в реальности. Со мной, с людьми, с культурой, со страной и миром. Вот воп-росы, которые меня на самом деле волнуют.
А работаю в кино, потому что оно наиболее массовое, имеет отклик широкий в современном обществе, через него можно общаться с большим количеством людей.
В документальные ленты можно вкладывать большие мысли, хотя бы крупицы их, оно может реально менять мировоззрение человека, а не просто развлекать, как это делает игровое кино.
- Разве нет игровых лент, которые вызвали у вас интерес?
- Есть, но их крайне мало. Скажем, французский «Прошлым летом в Мариенбаде» Алена Рене, снятый в начале 60-х годов прошлого века. Его, наверное, мало кто видел. Фильмы Тарковского. Конечно, из итальянского неореализма. А из последнего времени… Кроме французской романтической комедии Жана-Пьера Жёне «Амели» и картины «Отель «Гранд Будапешт» американского режиссёра Уэса Андерсона по мотивам рассказов Стефана Цвейга, ничего не назову из снятого за последние 20 лет. Того, что более или менее связано с какими-то открытиями эстетическими, с какими-то прорывами, с интересным киноязыком и интересным изображением. А кино это всё-таки изобразительное искусство. Я игровое кино не люблю и очень строго к нему отношусь. У меня даже телевизора дома нет, чтобы не отвлекал. Смотрю по интернету, конечно, новости, чтобы быть в курсе мировых процессов. Трейлеры смотрю в большом количестве, их мне вполне достаточно, чтобы оценить фильм. Считаю, что просмотр игровых фильмов более пяти-семи минут просто вреден для здоровья. Будь моя воля, игровой кинематограф запретил бы, как наркотик. Как оружие массового поражения, зомбирование человека, отвлечение от серьёзнейших духовных проблем его собственных, его семьи, сообщества, страны и мира. Вполне достаточно документального кино, которое пытается втянуть человека в диалог, в серьёзные темы, связанные с анализом, с размышлениями о том, что человек делает на этой планете. Ведь не для того же, чтобы пить, есть, родить следующего и умереть.
- У вас своя история с Крымом?
-Да, я с ним «на ты». Приятно, что мой труд здесь ценят. На фестивале «Золотой Витязь» в Севастополе присудили Гран-при за «Раскалённый хаос». Приглашали быть председателем жюри на фестивале «Победили вместе», теперь вот - на «Святом Владимире». Я очень рад, что у вас так много фестивалей. И на них в Севастополе - полные залы. Не только старшее поколение приходит, у которого душа ещё жива, которое ещё стремится к постижению каких-то тёп-лых, добрых смыслов, но и молодёжь. Главное - говорить с молодёжью, не опускаясь на её уровень, а поднимая, донеся смыслы бытия. Искусство для того и существует, чтобы исправить этот несовершенный мир.
- Есть мечта, связанная с кинодокументалистикой?
- Да. Создать цикл «Россия». Наша кинокомпания «Два капитана» подходит к этому поэтапно. Уже представили «Гимн Великому городу» о Петербурге. Теперь вот «Крым небесный» снимаем. Что следующее - жизнь покажет.

Досье

Кинорежиссёр, сценарист, актёр Сергей Геннадь-евич Дебижев родился 1 августа 1957 года в Ессентуках. Окончил Ленинградское художественное училище имени В. А. Серова, Ленинградское высшее художественно-промышленное училище имени В. И. Мухиной. Участник многочисленных художественных выставок. Режиссёр и сценарист документальных и игровых фильмов, среди которых «Золотое сечение», «Русский сон», «Два капитана 2» «Сергей Курёхин - человек, который изменил мир», «Русский сон», «Последний рыцарь империи», «Раскалённый хаос».

Людмила ОБУХОВСКАЯ.