Власть и бизнес

20 Май 2020 2838

Конечно, не весь Симферополь, а лишь его окраины, нынешние микрорайоны. Да и не они вовсе, а земляки, приметившие связь между территорией и владельцами. Собственно из такого «примечания» и появляются обычно имена у городских (да и сельских) земель - ойконимы, поселения, вплоть до отдельно стоящего дома на хуторе, урбанонимы, любые внутригородские объекты. Жигулина Роща, Анатра - как раз из них. Если первое имя известно и сегодня - современный микрорайон строится, то второе помнят лишь старожилы Симферополя.

Как Семён Семёнович и Артур Анатольевич Симферополь называли

Земли правителя

Современная Жигулина Роща, если смотреть от железнодорожного вокзала, расположена по левую сторону Евпаторийского шоссе, рядом с торговым центром, неподалёку от микрорайона Украинка и села Мирное Симферопольского района.
А вот историческая - по левую: от рынка «Привоз», где Госавтоинспекция, улицы Ракетная, Ларионова, Линейная. Она появилась ещё в XVIII веке, и раньше здесь, действительно, была роща, а ещё огромные фруктовые сады - Семёна Семёновича Жегулина (именно так, через «е»). Он был вторым (и последним) правителем Таврической области, сменив Василия Васильевича Каховского, а земли купил у Григория Александровича Потёмкина, после продал учёному Петру Симону Палласу. Но имя за ними осталось в истории именно Жегулина.
О нём известно немного, даже портрет не сохранился. Родился в 1733 году, 25-летним поступил на военную службу, через три десятилетия награждён орденом Святого Георгия 4-й степени - за выслугу лет. При нём у Симферополя появилось первое учебное заведение - народное училище, первый план города. После упразднения Таврической области был губернатором Белорусской губернии, а в 1812-м избран руководителем народного ополчения Таврической губернии. В Симферополе с семьёй (7 детей - Анна, Николай, Мария, Пётр, Евдокия, Александра, София, она родилась здесь) и жил долгое время. Немного - в Витебске, в Петербурге, где похоронена жена Прасковья Семёновна. Дочь Евдокия в Симферополе, в доме на углу нынешних Ушинского и Пушкинской, устраивала музыкальные вечера - сама прекрасно пела и музицировала. Семён Семёнович умер в Симферополе.
В Государственном архиве Рес­публики Крым сохранилась метрическая книга с записью: «12 мая 1823 года умер тайный советник Семён Жигулин (фамилия уже почему-то через «и». - Ред.), 90 лет, натурально, не исповедавшись и не причастившись, погребён». Могила его исчезла вместе с кладбищем в районе нынешней улицы Крылова. Но зато хранится в Госархиве переписка, в том числе с коман­дующим Черноморским флотом Фёдором Фёдоровичем Ушаковым.
Долгое время земли Жегулиной Рощи (так писалось изначально) были одним из самых зелёных пригородов Симферополя, но в конце XIX века часть деревьев вырубили, хутора здесь появились. Хранится в архиве Статистический справочник Таврической губернии 1915 года: два хутора значатся на бывшей земле правителя: Ломановского и Таюрского. В Списке населённых пунктов Крымской АССР по Всесоюзной переписи 1926-го, что сохранился в архиве, указано: «В пригороде Жигулина Роща числится
124 двора, 482 человека». На 1941-й Жигулина Роща уже центр сельсовета в составе Симферополя. В 1957-м сельсовет ликвидировали, земли стали частью города. Тогда же, как рассказывал нам Владимир Поляков, краевед, знаток симферопольских улиц, автор нескольких книг по городской топонимике, исчезли и 1-й, 2-й, 3-й Жигулинские проезды. Их переименовали в честь погибших в Великую Отечественную железнодорожников: Владимира Эрастовича Лавриненко, Евгения Макаровича Зубцова, Ивана Антоновича Мареша.
Интересно, что перед вой­ной в городе было две Жигулиных Рощи - вторая находилась в районе нынешнего кладбища «Абдал». Эти земли тоже когда-то принадлежали Семёну Семёновичу, обширную территорию выкупил - около 2 тысяч десятин (1-1,09 гектара) земли.

Территория авиатора

А участок почти в 4 десятины, на пустыре за кладбищем на западной, северо-западной окраине Симферополя, у ставка речки Славянка, выкупил в 1914-м одесский банкир Артур Анатольевич Анатра. Сегодня это микрорайон за стадионом «Локомотив», ставками радиорынка - улицы Элеваторная, Объездная, Лексина, Авиационная. Хотя, наверное, по праву её можно было бы именовать и Анатровской, ведь авиация в Симферополе, свой авиастроительный завод, появился именно благодаря Артуру Анатольевичу.
Он родился в 1878-м в Одессе. Этот город знаменит появлением в 1908-м первого в Российской империи аэроклуба, членом которого, а позже и президентом стал молодой управляющий Сибирского торгового банка и гласный Одесской городской Думы. Любовь к небу и высоте у Артура Анатры не отняла даже гибель в авиакатастрофе младшего брата Генриха. Кстати, жена последнего - Евдокия Васильевна - одна из первых женщин-пилотов в стране. Вначале банкир, по инициативе которого появилась и авиашкола, выкупил пару аэропланов во Франции, потом задумался о создании своих. Перед Первой мировой одесский завод уже выпустил первый самолёт. До революции 1917-го - ещё четыре сотни. А авиазавод в Симферополе, построенный в 1916-м, выпускал к моменту краха Российской империи по 45 аэропланов в месяц. Увы, новой власти страны это, видимо, было не нужно. Завод в нашем городе, державшийся, уже за счёт ремонта авиатехники, даже в Гражданскую войну, был закрыт в 1922-м. Всё оборудование, а оно было современнейшее на тот период, вывезено в неизвестном направлении. Владимир Поляков, много занимавшийся историей Анатровского завода, рассказывает, что «работники его до последнего боролись». Даже Ленину писали, прося, хотя бы сохранить завод, дать ему работать на самоокупаемости, позволить производить товары народного потребления. Их услышали, но выводы сделали иные.
Артура Анатры к тому времени в СССР, конфисковавшем и национализировавшем всё имущество, уже не было: в 1919-м он улетел в Италию, откуда родом его предки. Погиб там в 1943-м, узнав об уничтожении в Одессе семейного склепа - там были родители, Антонио Анжелович и Мария Кузьминична, брат Генрих, сёстры Валентина-Кармелия и Юлия-Мария, - он один из семьи оставался. В 1963-м в СССР вышел фильм «В мёртвой петле», о первых русских авиаторах. Роль человека, в чью честь земляки назвали симферопольский тогда ещё пригород Анатрой, исполнил Ефим Захарович Копелян.
А микрорайоны, названные в честь правителя и банкира, развиваются, строятся, живут, храня имена владельцев земли, немало сделавших для Симферополя.

В тему

Рядом с Жигулиной Рощей и Анатрой есть микрорайон Украинка, с ударением на втором слоге. Считается, что в названии исказили фамилию поэтессы Леси Украинки, чьё имя носит одна из местных улиц. На самом деле происхождение названия - иное. Более 80 лет назад в этих местах селились бежавшие от раскулачивания жители сельских областей Украинской ССР. О себе они говорили: «Мы с УкрАины». Кстати, рассказывает краевед, улицы называли по своим местам: Черниговская, Луганская, Полтавская, Киевская (та самая, что ныне - Леси Украинки).

Артур Анатра.

Наталья БОЯРИНЦЕВА.
Фото из открытых источников.