Подпольщица из Мариенталя

19 Май 2020 2891

Старинное село Горностаевка в Ленинском районе во время Великой Отечественной называлось Мариенталь, как и одноимённый колхоз. Неподалёку ещё одно старинное село - Марфовка. В них к началу 1943-го патриоты создали подпольную организацию. Назвали «Молодая гвардия» - в честь казнённых подпольщиков Краснодона. О судьбе подполья и одной из членов группы, Клавдии Александровны Васильевой (Хмельницкой), рассказала Ирина Роменская, краевед, библиотекарь Ленинской районной библиотеки.

Бороться, чтобы жить

В апреле Клавдии Александровне исполнилось бы
96 лет. Увы, в ноябре будет
10 лет, как её нет. И любимого её нет, Ивана Игнатьевича, фронтовика, миномётчика, участника обороны Москвы, - умер в 2003-м. И сестры Ольги, и брата Василия, тоже подпольщиков, и товарищей из группы - кто-то погиб ещё в войну, кого-то она забрала позже - сказались обморожения, ранения. Но жива память, жива, благодаря их подвигам, Родина, на чью защиту патрио­ты без колебания поднялись. Дочь Клавдии Александровны, Антонина Ивановна, просто гордится родителями: папой, защищавшим Москву, мамой, что 18-летней девчонкой стала связной, устраивала диверсии. А 7 ноября 1943-го помогала землякам помнить о празднике Великой Октябрьской социалистической революции, знать, что Родина не забыла тех, кто временно в оккупации, освобождение идёт.
Клавдия Александровна родом из села Агиб-Эли (Луговое) Ленинского района. Многодетная семья колхозных тружеников. Вспоминала, что жили в комнатушке барака, разделённой печью. Бедно, но дружно и весело.
- У мамы девушки, Александры Митрофановны, был чудесный сильный голос, который легко можно было узнать в хоре женщин, возвращавшихся вечером с работы, - рассказывает Ирина Роменская. - Дети тоже любили петь, часто, чтобы не думать о еде, устраивали концерты. А у главы семьи, Александра Калиновича, были золотые руки - всё у него спорилось, всё умел. Увы, родителей рано не стало, дети сами росли, Клава после шестилетки работала в колхозе, убирала хлопок, была учётчицей в тракторной бригаде.
Первые полтора месяца фашистской оккупации Ленинского района полуострова - отчаяние и смятение
быстро сменились осознанием, что надо бороться. Радость Керченско-Феодосийского десанта, принёсшего освобождение, боль, что не смогли свободу удержать, не развил, как планировалось, наступление Крымский фронт. Когда он пал в мае 1942-го, Клава Васильева пыталась с частями Красной Армии переправиться на Кубань - мечтала бить врага на фронте. Но не удалось, осталась в Мариентале у родни, а потом стала подпольщицей.
- Общее руководство Марфовско-Мариентальским подпольем осуществлял комитет «За Родину» - Александр Касьянов, подпольная кличка «Цыган», Василий Мотузов, Андрей Наголов, ветврач Наум Гришанович, Александр Чуб, бежавший из плена, - продолжает краевед. - Боевой актив нашей «Молодой гвардии» составляли Анна Белоненко, врач, мама двоих детей, Александра Плотникова (Бауэр), медсестра. А ещё Тоня Загорко, Василий Савченко, Дмитрий и Леонид Бугаенко, Анна Мамсова, Иван Хиляев, Анатолий Машин, Анатолий Подпорин, Михаил Бойчев, Михаил Секов, Дмитрий Чебышев, Дмитрий Резниченко. И две Марии - Авраменко и Марченко, Клавдия Васильева (Хмельницкая), её сестра Ольга и брат Василий, Иван Слободской, Трифон и Николай Москатовы, Михаил и Валентина Нешевы, Василий Карпухин, Григорий Клинчев, Андрей Узунов-Перонко, Фёдор Бутвенко, Юля Чичерова, Лида Влачуга. Патриоты устраивали диверсии, доставали оружие, выводили из строя технику, распространяли лис­товки, помогали продуктами и медикаментами партизанам Багеровских катакомб, снабжали фиктивными документами беглых военнопленных.

Несломленные

Клава была связной между Мариентальской и Марфовской организациями. Приближалась 26-я годовщина Великой Октябрьской социалистической революции. В ночь на 7 ноября 1943-го девушка вместе с Аней Мамсовой и Иваном Слободским прикрепили проволокой к столбам и деревьям вдоль дороги плакаты и листовки - «Смерть немецким захватчикам», «Берегите молодёжь от угона в Германию», «Победа будет за нами» и другие. А над зданием комендатуры марфовские патриоты установили красное знамя, под ним табличку «Заминировано». Фашисты расстреливали флаг, но снять не решались - сапёра не было. Начались облавы: 8 ноября Клавдию и ещё нескольких подпольщиков арестовали. Пытали, но они молчали, не выдали товарищей.
- И Клава молчала под жестокими пытками, - продолжает наша читательница. - Из Мариенталя подпольщиков перевезли в Семь Колодезей, где размещалась тайная полевая полиция вермахта. Втолкнули в сарай, вновь продолжались допросы, пытки. Клава отдала свой жакет Анне Мамсовой - по нему потом, после освобождения Ленинского района, при раскопках братских могил, и узнала, где казнили подругу. Из сарая патриоты надумали бежать, сделали подкоп. Несколько человек выбрались, а вот Анна Мамсова, Марии, Авраменко и Марченко, не решились. Клавдия Александровна тяжело вздыхала, вспоминая, как погибли подруги, «зверски замучены». Выбравшиеся подпольщики, разделившись по двое, пошли полем. Ослабевшие Клава и Иван Слободской шли вместе, они поняли, что с рассветом на открытой местности их могут заметить, решили окопаться. «Разрыли подмёрзшую землю, - вспоминала Клавдия Александровна, - закопали себя, оставив только лица, присыпанные землёй. Днём слышали, как по дороге ездили немецкие мотоциклисты, с ужасом ждали своей участи. Но повезло, что у фашистов не было собак, не обнаружили нас». Пролежали подпольщики до ночи, потом продолжили путь. «Отлёжка» сказалась позже: Иван Слободской заболел и вскоре умер, а у Клавдии Васильевой всю жизнь болели ноги. Пришли в Мариенталь, где Клаву приютила семья Тимченко, вскоре вернулись и другие бежавшие.
И вновь борьба - как воодушевились патриоты, узнав о Керченско-Эльтигенском десанте. Но и фашисты активизировались: вновь аресты, пытки, казни. Нескольким подпольщикам, в том числе Клавдии и Ольге Васильевым удалось уйти из села, скрывались несколько месяцев.
А брат Василий погиб, теперь в Луговом его имя носит улица.
- Лишь спустя 14 лет предатели, погубившие нашу «Молодую гвардию», были осуждены. Клавдия Александровна на том судебном процессе была свидетелем. Четверых приговорили к высшей мере, двоих - к 25 годам строгого режима, - продолжает краевед-библиотекарь. -
А наша героиня к тому времени уже работала библиотекарем в школе имени Горького посёлка Ленино. После освобождения Крыма она устроилась секретарём в прокуратуру села Ленинское, окончила вечернюю школу. И любовь встретила.
В минувшем году Ивану Игнатьевичу Хмельницкому исполнилось бы 100 лет, он из Краснодарского края. Перед войной красноармейца стрелкового полка направили на учёбу в пехотное училище. Ускоренный выпуск младших командиров, и на фронт - в миномётный дивизион 26-й отдельной стрелковой бригады. Оборона Москвы, бои за Великие Луки. В феврале 1943-го под Новосокольниками Псковской области был тяжело ранен - год в госпитале, ампутация ноги. Но выдержал парень всё, в 1946-м окончил Ростовскую юридическую школу, спустя шесть лет - заочно Харьковский юридический институт, более 30 лет проработал судьёй в Ленинском районе. На двоих с любимой Клавдией Александровной у них три ордена Отечественной войны, немало медалей, благодарностей. Обычные патриоты, которые ради Родины, будущего не жалели себя.

Клавдия Васильева (Хмельницкая).

Наталья БОЯРИНЦЕВА.