Не умирать, а жить!

7 Май 2020 1380

Слова погибшего поэта Евгения Березницкого произносили, помнили, сердцем кричали все, кто познал Великую Отечественную. Жить в памяти друзей, родных, потомков, страны. В каждом рассвете и закате, в красном маке и колосе хлеба, в отблесках Вечного огня…

Те, кто шли на смерть, верили в Победу, приближали её каждым шагом, вздохом, часто - последним. Кровью, болью, подвигом. Рисковали, погибали, не думали о личном. Рвались в атаку, ползли на высоты, щерившиеся из дзотов дулами фашистских пулемётов, бросались под танки с гранатой, шли на огненный таран, не сгибались перед наставленным в сердце стволом автомата… Понимали: «жизнь - не так уж важно, а важно то, что сзади, за тобой…». Эти строки Виктор Третьяков напишет позже, но в них - мысли, чаянья, жизнь вставших на защиту Отчизны. Не дрогнувших, «собой прикрывши Родину свою». Наверное, теперь бы не смогли. Страна вновь в опасности, вновь передовая, медицинская, снова, увы, потери, чья-то жизнь, боль. Кто-то понимает, а кто-то… Всё же хорошо, что тогда, в сороковые-роковые, последних было мало. Иначе не было бы Победы. Страны бы не было, нас. Не умирать, а жить! Во имя Родины, того, «что за тобой». Во имя будущего поднялись советские люди. Выстояли, кровью, слезами вписали в историю - «Победа!». Не умирать, а жить!
«Чтоб Родина любимая жила!» - слова погибшего (за Севастополь!) поэта Татула Гуряна. 22 июня 1941-го каждый в СССР выбирал: «Я или Родина!» Та, что, по словам Роберта Рождественского, «тихо сказала: «Вставайте, на помощь!» <> Вой­ну мы должны сокрушить. <> Ведь, кроме желания выжить, есть ещё мужество - жить!» Для большинства очевидно - Родина! Что растила, общая мама. Земля предков, не жалевших себя во имя потомков. И те, кто 79 лет назад поднялись на защиту, не жалели. Когда поднимается каждый, встаёт страна. Это разными словами говорили Фёдор Шакшуев, Екатерина Селищева, Василий Чепик, Мария Цебренко-Кравченко, Аркадий Захаров, Ия Тарбинская, Ашот Аматуни (на фото - сверху вниз по часовой стрелке). Фронтовики, с которыми свела судьба. Теперь понимаешь, короткими были мгновения встреч, что-то очень-очень важное не спрошено, нужное не сказано.
«У нас выпускной в школе, но лишь тревога и решительность в разговорах - на фронт, за Родину. Учительница Галина Григорьевна Воронина говорила, что верит в нас, просит всегда помнить о долге защиты Отечества», - у Аркадия Арсентьевича из армянского Хндзореска дрожал голос, когда говорил. Мария Павловна из Ростовской области, Екатерина Васильевна из Джанкойского района переживали: из-за возраста, одной - 16, второй - 17, отказали в военкомате. Студентка-москвичка Ия Николаевна из Александрова рвалась на фронт, но отправили строить авиазавод. Фёдор Михайлович из Читинской области, «по возрасту мал»,
15 всего, трудился в колхозе и готовился сбежать на передовую. 17-летний подпольщик Василий Прокофьевич с Сумщины уже сражался. Его ровесник Ашот Апетович из армянского Гюмри не понимал, «почему в военное училище, а не сразу в бой». Как они боялись не успеть защитить Родину!
Оборона Крыма и битва за Москву, Харьковский котёл и Сталинград, Миус-фронт и бои за Белорусскую ССР, форсирование Днепра и Одера, штурм Берлина… На войне не бывает лёгких дорог, нашим героям выпали одни из самых сложных. Жуткие, фронтовые, с вихрем бомбёжек, сметающим всё; с кровью однополчан, друзей, своей, что не могли порою сдержать даже бинтом, с болью, со смертью. Но это всё им казалось сторонним, ведь важно спасти Родину. Победить! Да, мамы, провожая, просили: «Возвращайся!». Но разве бы поняли они детей, которые могли, но не сделали всё для мамы-Родины? Патриотизм, а личное - потом. Всё для Родины, для Победы! На фронте, в тылу, в оккупации. За каждый дом драться до последнего, за каждую травинку, что омыта кровью своих, за цветок, что срезан осколком снаряда, за каждое живое существо. И за погибших тоже драться - во имя памяти.
«Знаете, на фронте это всё очень важно, дорого. И есть Родина», - говорила Мария Павловна. «Наша отчая земля, кровная», - добавляла Екатерина Васильевна. «Помните, в «Прощании славянки», «Ради знамени, чести и славы не жалей ни себя, ни врагов!», - напевал Фёдор Михайлович. «Мы не жалели, враг на нашу землю пришёл!», - горячился Ашот Апетович. «И себя не жалели, зачем жить, если не спасти Оте­чество, не заслонить дом от беды», - вздыхал Василий Прокофьевич. Желание спасти, память о доме, маме - придавали сил, когда казалось - грань: «не могу, не доползу, не поднимусь, не одолею». Ползли, поднимались, одолевали, выдерживали. «Было отрадно, что и главнокомандующий наш, Иосиф Сталин, работает в Москве, от которой до передовой вначале было всего несколько десятков километров. С его именем в атаку шли: он, партия, Родина - едино было», - у Ии Николаевны тоже срывался голос при этих словах.
Они долго могли рассказывать о подвигах товарищей, а о себе - кратко, «солдатская работа». У стрелка Фёдора Шакшуева за неё - «Золотая Звезда» Героя Советского Союза, у сан­инструктора Екатерины Селищевой - две медали «За боевые заслуги», орден Красной Звезды отдала товарищу. На пиджаке разведчика Василия Чепика три скромные планки Георгиевских лент - орден Славы всех степеней. У санинструктора Марии Цебренко-Кравченко - медаль «За отвагу», у разведчика Аркадия Захарова - орден Красного Знамени, два - Красной Звезды. У военного переводчика Ии Тарбинской - медаль «За боевые заслуги», у танкиста Ашота Аматуни - ордена Красной Звезды и Красного Знамени, «Золотая Звезда» Героя Советского Сою­за. И за оборону, освобождение, взятие городов медали и орден Отечественной войны, у кого-то даже два. «Солдатская работа» во имя Родины, родных, что тоже воевали, трудились.
У Марии Павловны сражался муж Василий Карпович Кравченко, брат Иван погиб в Прибалтике, отец и брат Дмитрий за Крым погибли.
У Екатерины Васильевны брат Пётр Норенко погиб на Перекопе. Муж Ии Николаевны Алексей Пантелеймонович Шокун - партизан. Елена Григорьевна Захарова, Клавдия Иосифовна Чепик, Зинаида Андреевна Шакшуева, Нинель Варосовна Аматуни - тоже поколение победителей. Вдруг понимаю, что не знаю, как звали мам моих фронтовиков. Не называли они имена - просто «мама, мамочка, родная». Низкий поклон матерям, что воспитали таких детей, героев, не дрогнувших в трудную минуту. Как они молились за них, как верили, ждали…
И наша Победа не только завоёванная, выстраданная, но и вымоленная такими вот мамами, чьи имена и не сохранились. Это они воевали и трудились наравне с детьми, мужьями, родными, со страной. Им всем, выжившим и погибшим, выстоявшим, не сломленным, наградой стала спасённая Родина. Спасибо, наши герои, что спасли её. Не умирать, а жить!

Наталья БОЯРИНЦЕВА.