Анатолий Журавлёв: О сцене мечтал с детства

26 Апрель 2020 157

Полюбившийся зрителям по многим ролям Анатолий Журавлёв был среди именитых гостей третьего евпаторийского кинофестиваля детского и семейного кино «Солнечный остров». С особым удовольствием общался с молодёжью, откровенно рассказывая о себе.

- Первое, что всегда интересует, особенно тех, кто мечтает о сцене и кино, как сделать путь к ним коротким?
- Этот вопрос - не ко мне: у меня он коротким не был. Хотя всегда знал, что своего добьюсь, и артистом стану. Но вначале стал педагогом. Преподавал русский язык и литературу деревенским ребятишкам. И не считаю это время потерянным. Актёру нужен жизненный опыт.
А где, как не в глубинке, получить его?
- А почему сразу не поступали в театральный?
- Попытка была: после окончания школы подал документы в несколько московских вузов, но во всех провалился на первом же туре. Даже поработав, отслужив в армии, лишь со второго раза поступил в Ленинградский государственный институт театра и кино. Сейчас понимаю: филологическое образование, которое получил до армии, - надёжная ступенька к актёрской профессии. Она и знания дала, и жизненный опыт.
- Что ещё из доактёрской жизни пригодилось?
- Да всё практически, чем в деревенском детстве занимался. Учился я в деревне Чаровка, недалеко от Нижнего Тагила, где жил с бабушкой. Пацаном научился перебирать аккорды на гитаре. Первая песня, которую выучил, - из кинофильма «12 стульев» «Где среди пампасов бегают бизоны,/ А над баобабами закаты, словно кровь,/ Жил пират угрюмый в дебрях Амазонки,/ Жил пират, не верящий в любовь». Мы с ребятами её каждый вечер на лестничной площадке пели. Потом разучил песню Уральского народного хора, которая звучала по радио утром после гимна Советского Союза: «Урал, Урал, твои просторы волнуют сердце мне всегда,/ Твои леса, озёра, горы я не забуду никогда…». Именно с пения для меня актёрство и началось. В восьмом классе мы с ребятами организовали вокально-инструментальный ансамбль «Белая черёмушка». Вся деревня танцевала под нашу музыку. А исполняли мы эстрадные песни, которые слышали по телевизору. Ребята запоминали слова, а я отвечал за мотив, и это было хорошим развитием слуха.
С тех самых пор одна из моих любимых исполнительниц - Клавдия Ивановна Шульженко.
- Ансамбль отнимал всё свободное от уроков время?
- Меня на многое хватало. После уроков бежал в кружок кройки и шитья. Я там один был мальчик среди девчонок. Пацаны смеялись, но я не обращал внимания, мне очень нравилось. Следующий кружок - художественной самодеятельности. С агитбригадой выступал - высмеивали лодырей и пьяниц. В духовом оркестре трубу освоил. Я брал инструмент домой, по дороге играл, было приятно, что на меня обращают внимание. Первую похвалу от бабушки услышал, и она меня так подстегнула, что на крыльях летал. Потом меня взяли во взрослый оркестр. На торжественных собраниях играли гимн, туши, марши. На похоронах играли, и за это мне уже платили денежку. Так что с пятого класса начал зарабатывать. Рубль получал. Рубль в то время - серьёзные деньги: штук пять дорогих пачек мороженого можно было купить или полкило конфет. Бабушку и ребят угощал. Следующий кружок был хоровой. Опять один среди женского пола. Три года пел в народном хоре русские народные песни. Очень нравилось!
- А как с успеваемостью при такой загрузке творчеством?
- Ох, сами понимаете… Многое прошло мимо ушей из того ценного, что учителя давали. Только в 8 классе спохватился. Первую пятёрку за все годы получил за пушкинское стихотворение: «Я вас любил, любовь ещё быть может…». Когда первый раз услышал, так захотелось выучить! Слова мне прямо в душу вошли.
С этого началась дружба с литературой, которая продолжилась в пединституте, да и сейчас продолжается. Как и с музыкой. В студенчестве я даже всю первую часть «Лунной сонаты» наизусть научился играть с помощью однокурсницы Оли, которая мне очень нравилась. По три-четыре ноты одолевал каждый день. Надеялся на взаимное чувство, но Оля меня не полюбила, у неё был молодой человек.
- Нравилось преподавать?
- Нравится, не нравится, а надо было. И не только русский и литературу. В деревне Медведево, куда меня распределили, было всего два человека - я и директор школы. Остальные молодые специалисты в августе приехали и тут же сбежали под разными предлогами. Директор Валентина Григорьевна была по образованию биологом, и взяла на себя все точные предметы. А все гуманитарные достались мне, а вдобавок ещё пение и труд. Всего семь предметов. Вёл по 7-8 уроков каждый день. Получал 350 рублей - в то время, в 1985 году, не каждый профессор московского университета имел такую зарплату. За три месяца молодой специалист в деревне зарабатывал на машину.
А через полгода можно было купить кооперативную квартиру. Можно было жить безбедно и не ехать ни в какой театральный институт.
- При такой загруженности впору было забыть то, что было приобретено в художественных кружках…
- Это если не заниматься. А я же хитрый: упросил по вечерам играть любимую «Лунную сонату» в детском саду, где был единственный на всю деревню рояль. В школе на уроках пения мы ставили пластинку и по ней разучивали что-нибудь. А в детском саду я допоздна музицировал. За что поплатился: упросили играть и петь на утренниках.
- Призыв в армию огорчил?
- В армию сельских учителей не призывали. Я добровольно пошёл служить, очень хотелось в десант. Не взяли: слишком много весил - аж
100 кг. А можно было иметь всего 75-80. И отправили меня во внутренние войска. Такие вот жизненные переплёты до сцены и кино.
- К широкому, что называется, зрителю вас привело кино?
- Так уж случилось. Серьёзных ролей в театре не было. Они появились в антреп-
ризе, но это позже. Сыграл в постановках «Вендетта-Бабетта, или Любовный капкан», «Джексон моей жены», «Зубастая няня», «Четверо в Петербурге», «Чужая жена», «Три грустных мужа и один весёлый», «Сафари любви» и многих других. Среди лучших, думаю, роли в спектаклях «Покровские ворота» - Савва Игнатьич и «Любовь и голуби» - Вася.
- В кино вы с начала девяностых годов. Сразу всё сложилось?
- Не совсем. Сначала мне доставались роли небольшие, причём довольно однотипные - бандитов и охранников. Первую главную роль сыграл в картине Дмитрия Астрахана «Всё будет хорошо!» - простого парня десантника Колю, вернувшегося из армии.
А в 99-м вышел нашумевший сериал Анатолия Матешко «День рождения Буржуя». Кажется, все его смотрели. После роли друга и охранника Буржуя по кличке Толстый меня стали узнавать на улице.
- Вы так освоились, что стали играть и в комедиях, и в лирических историях.
А какие роли считаете наиболее интересными?
- Попробовать себя в разных по жанру ролях всегда интересно. С удовольствием играл в семейной комедии «Папа на все руки», в мелодраме Алексея Колмогорова «Иностранцы», в телесериалах «Террористка Иванова», «Икорный барон», «Марш Турецкого», «Сармат», «Палач»… да, собственно, во всех.
С каждой ролью приходит опыт.
- Выполнив беглый обзор, делаешь вывод, что отрицательных героев у вас больше. Это ваш выбор или режиссёров?
- Сначала выбирает режиссёр, потом актёр соглашается на роль или нет. Я соглашаюсь, если мне интересна история, и в ней отведено моему герою достойное место. Ну и, конечно, персонаж должен, что называется, «зацепить».

Досье

Актёр театра и кино Анатолий Анатольевич Журавлёв родился 20 марта 1964 года в Свердловской области. Окончил филологический факультет Нижнетагильского педагогического института в 1986 году. Преподавал русский язык и литературу. Занимался восточными единоборствами. В 1991 году стал последним чемпионом СССР по тхэквондо. После службы в армии окончил ЛГИТМиК им. Черкасова. Работал в Ленинградском театре комедии имени
Н. Акимова, в Московском театре-студии Олега Табакова. Первый большой успех актёру принесла роль бывшего десантника Коли в мелодраме Дмитрия Астрахана «Всё будет хорошо!», а широкую известность - роль Толстого в сериале «День рождения Буржуя». С 2007 года работает в Московском теат-ре киноактёра. Написал пьесу о Владимире Маяковском. Поставил спектакль-концерт «Клава» о жизни и творчестве Клавдии Шульженко.

 

Людмила ОБУХОВСКАЯ.
Фото автора.