«Остров Русский. Сиваши»

17 Март 2020 642

«Остров Русский. Сиваши,/ Топи да вода./ Хоть спеши, хоть не спеши - взрыв и - не следа./<> Остров Русский. Даль болот/ На виду страны./ Передышка и оплот/ Посреди войны <> Ах, как вёсны хороши! Но случись беде -/ Остров Русский, Сиваши,/ Вспомним о тебе./ Первым выйдешь ты на смерть/ Средь кровавых сеч./ Победить ли, умереть/ Переправой лечь». Эти строчки написал Владимир Павлович Терехов, крымский поэт и писатель, инициатор создания в 1993-м Русской общины. Он - дитя войны, родился 5 сентября 1937-го в селе Катерлез (Войково) под Керчью. Увы, нам неизвестно ни о фронтовых дорогах родных нашего земляка, ни о его военном детстве. Возможно, пережил оккупацию на полуострове и стихотворение «Керчь», «на лицах улиц, выбеленных мелом, чужих сапог кровавые следы» - воспоминания увиденного. Но уверены, что эти крымчане по-настоящему любили Родину. Уже в наши дни Владимир Павлович делал всё для возвращения Крыма в Россию. Стихотворение об острове русский автор посвятил товарищу - поэту, нашему коллеге Александру Лесину (Лисину). Александр Андреевич - фронтовик, родился 7 января 1921-го, добровольцем с институтской скамьи ушёл оборонять Москву. Потом вместе со 146-й стрелковой дивизией (полное наименование Островская Краснознамённая орденов Суворова и Кутузова) красноармеец, корреспондент газеты «За Победу» прошёл до Берлина, ранен, контужен, награждён орденом Красной Звезды, двумя - Отечественной войны. Путь дивизии через Сиваш не проходил, вообще на полуострове Александр Лесин оказался через два года после Победы. Но, возможно, он один из тех, благодаря кому полвека назад появился на севере Крыма мемориал на братской могиле почти 300 воинов 12-й штурмовой инженерно-сапёрной бригады, 346-й Дебальцевской стрелковой, 216-й стрелковой дивизий, остальных частей 10-го стрелкового корпуса 51-й армии 4-го Украинского фронта, павших с ноября 1943-го по апрель 1944-го. Одни из тех, кто приближал Великую Победу. «Крымская правда», «Красный Крым», не прекращавший выходить в годы Великой Отечественной, продолжает отсчёт дней до 75-летия Победы. Вместе с вами, уважаемые читатели, мы вспомним события, имена, подвиги. Ждём ваши письма.

Остров Русский на Сиваше - место, через которое проходил знаменитый мост на полуостров: по нему шли, чтобы начать освобождение Крыма. Сиваш - залив опасный, вода то отступает, обнажая глинистое дно, то набегает обильно, а топких ям, затягивающих людей, там хватает: немало погибло и в Гражданскую, когда впервые форсировали, и в Великую Отечественную. На Сиваше, среди «топи и воды», в ноябре 1943-го наши солдаты построили мост - 2,7 километра. 2 километра по заливу от Херсонского побережья до острова Русский, там - плацдарм, крымская «малая земля, пятачок», 18 километров по фронту, 14 - в глубину, а потом ещё 700 метров до Крыма. Из рельсов узкоколейки сварили квадратную основу, обшили снизу и сверху толстыми досками, положили на дно залива, а уж на эту основу крепили сваи и опоры, покрытые деревянным настилом. Причём мост проходил ниже уровня воды, чтобы фашисты с воздуха не могли увидеть.
И строили его по грудь в ледяной воде. Один из тех, кто строил мост в Крым, - Азат Артёмович Григорян, тогда 17-летний (родился 5 декабря 1925-го) боец 12-й инженерно-штурмовой сапёрной бригады Петра Павлова. В неё он попал после госпиталя, ранения в боях за Донбасс.
- Каждый взвод поочерёдно заходил в воду, за очерёдностью следил комроты Ярошевский. В холодной воде, 7-8 градусов, работали минут 30. Как только нас меняли, бежали в землянку, вырытую у кромки воды. Там стояла железная бочка, докрасна нагретая соляркой - сушили обмундирование, успевали поспать, - рассказывает фронтовик. - Немцы бомбили стройку каждый день: только туман рассеивался, 9-18 бомбардировщиков появлялись. Наши зенитчики по паре точно в день сбивали. Бомбили фугасными и осколочными бомбами и нас, и мост, и дамбу, что в нескольких километрах от нас строили: тысячи людей тачками землю возили. Иногда прямым попаданием разрушали несколько пролётов, около 15 метров готового моста, но как ни старались немцы, 17 ноября 1943-го через Сивашский мост, построенный штурмовиками 12-й отдельной штурмовой инженерно-сапёрной бригады резерва главного командования, и переданный 7-й инженерно-сапёрной бригаде для эксплуатации, было открыто движение, пошла 51-я армия. Через дамбу прошли танки и самоходки. Наши войска стали закрепляться на другом берегу Сиваша, готовясь к наступлению. Фашисты же ещё с большей ожесточённостью начали бомбить мост, выводя из строя несколько опор, мы помогали 7-й бригаде в ремонте. Почти до марта не вылезали из ледяной воды, устраняя ещё и последствия февральского шторма, когда потоки воды с Азова очень многое разрушили. Немецкая авиация обычно совершала налёты в полдень, мы к тому времени уже заканчивали работу, но как-то в декабре прилетели раньше. Все понимали: бросят бомбы на середину моста, где мы находимся, а пробежать километр по мосту до блиндажей не успеем. Наш комвзвода Пётр Костовский крикнул: «Рассредоточиться, ложись». Но под чей-то крик «Спасай командира!», весь взвод, 35 человек, бросился на него, повалили, накрыли собой - таков был неписаный солдатский закон на фронте. Несколько бомб разорвались неподалёку, но у нас только двое ранены, упали в воду - вытащили, всё обошлось.
Решение о начале Крымской наступательной операции ставка Верховного Главно­командования во главе с Иосифом Сталиным приняла 16 марта 1944-го. Кстати, ровно через 75 лет на полуострове в этот день был референдум о возвращении в Россию - вот такая историческая параллель. Главный удар с Сиваша (вспомогательный - с Перекопа) должны были нанести воины 4-го Украинского фронта под командованием Фёдора Толбухина (в его составе была и крымская 51-я армия Якова Крейзера и 19-й танковый корпус Ивана Васильева), их направление - Джанкой и Симферополь. Отдельная Приморская армия Андрея Ерёменко, прорывая оборону на Керченском полуострове, должна была двинуться на Симферополь, Севастополь и вдоль Южного берега. Перевозки через Керченский пролив обеспечивала Азовская военная флотилия Сергея Горшкова, а Черноморский флот Филиппа Октябрьского должен был уничтожать морские коммуникации фашистов. С воздуха поддерживали 1250 самолётов 4-й (Константина Вершинина) и 8-й (Тимофея Хрюкина) воздушных армий. Партизанам и подпольщикам полуострова надо было громить врага в тылу, не давать ему уничтожать напоследок города и сёла. Но наступление пришлось отложить на 9 дней - погода вмешалась.
- Накануне наступления, 27 марта, мы должны были начать разминирование своего переднего края, а ночью - переднего края противника, сделать проходы для танков в проволочных заграждениях немцев, - продолжает Азат Артёмович. - Но ночью 26 марта выпал снег, сантиметров 30. Мы с другом Юрием Поплавским проснулись от сильного холода - нам повезло: окоп был выстлан сухим бурьяном, помимо шинелей, плащ-палатка на двоих. А часть солдат не проснулась совсем - замёрзли в окопах.
От холода в ту ночь бойцы в окопах погибали не только на Сиваше, но и на Перекопе, на Керченском полуострове. А ещё 27 марта 1944-го был сильнейший шторм в Керченском проливе, разбиты многие катера, несколько десятков человек погибли.
- Мы стали очищать всё от снега, на передовой метрах в 150 от нас, фашисты тоже очищали. Мы видели друг друга, но пока работали - никто не стрелял. Ещё один неписаный закон войны.
К 6 апреля снег растаял, земля просохла, и мы смогли выполнить задание, тем более, разбирая снежные завалы, фашисты демаскировали свои позиции. Ползли со щупами, работали. Увы, при подготовке к наступлению у нас в бригаде 10 человек погибли - но приказ выполнили. Конечно, можно было бы и без разминирования, наверное, обойтись, ведь наша артиллерия перед наступ­лением готовилась накрыть всё плотным многочасовым огнём, все мины и заграждения бы убрали. Но «а вдруг» - рисковать было нельзя, всё проверяли, что называется, в ручном режиме. А потом пришло 8 апреля, освободительное наступление, которого полуостров ждал почти 900 дней. Знаете, похожее чувство было у меня в «Крымскую весну», 6 лет назад, когда снова все вместе, как на фронте, за родную землю. Люди разных национальностей плечом к плечу, до Победы.
Её фронтовик, ещё раз раненный в боях за Крым, позже награждённый медалью «За отвагу», встретил в Австрии. Как радовались тогда победители, как грустили о тех, кто не дожил… Давайте вспомним о них, земляки! Ждём ваши рассказы, фотографии своих героев Великой Отечественной. До Победы, до её 75-летнего юбилея, осталось 53 дня.

Александр Андреевич Лесин.

Азат Артёмович Григорян.

Наталья БОЯРИНЦЕВА.
Фото из открытых источников.