Ленинград. Великое мужество

28 Январь 2020 520
 Памятник «Разорванное кольцо блокады» на Ладожском озере, в начале «Дороги жизни».
Памятник «Разорванное кольцо блокады» на Ладожском озере, в начале «Дороги жизни».

В эти дни он снова Ленинград. Город-герой! Промёрзший, изголодавшийся. Непокорённый! С замаскированными, выкрашенными серым, куполами Исаакиевского собора и надписями на фасадах, что «эта сторона улицы наиболее опасна при артобстрелах». С леденящим душу пульсом метронома - сигналом о фашистском авианалёте и «Ленинградской» симфонией Дмитрия Шостаковича, что усиливала веру в Победу. С сильным голосом радиодиктора Ольги Берггольц и со страшными строками на крохотных листках дневника 12-летней Тани Савичевой. С граммами блокадного хлеба и солнечными лучиками - дольками мандаринов, что маленьким ленинградцам в декабре 1941-го привёз на полуторке Максим Твердохлеб по ладожской «Дороге жизни». Город мужества: выстоявший, победивший - ценой миллионов жизней.

Не забыть!

Это его январь, ленинградский. Месяц памяти. О страшных, до 40 градусов, морозах и голоде в 1942-м, после которых по весне открывались на улицах жуткие сцены последних минут жизни вмёрзших в снег обессиленных ленинградцев.
О надежде, что окрепла в
1943-м, когда бойцы Ленинградского и Волховского фронтов в операции «Искра» прорвали блокаду. О 24 салютных залпах из 324 орудий, что расцветили небо над городом
27 января 1944-го - блокада снята!
Те, кто чудом выжил тогда, никогда не смогут забыть тяжелейшие 872 дня блокады. И город, какое бы имя он ни носил, тоже никогда не забудет боль и смерть, голод и страх, мужество, труд, подвиг. Ежедневные длительные артобстрелы: к примеру, 17 августа 1943-го за более чем 13 часов фашисты выпустили по городу около 2500 снарядов. Авиа­удары, которые враз стирали дома и людей. За всю блокаду на город сброшено более 107 тысяч бомб. Но каждый налёт жители самоотверженно выходили на крыши, чтобы тушить падающие «зажигалки».
В памяти красивейшего города живо спасение его шедевров: могучих коней Клодта с Аничкова моста закопали в дворцовом саду, Медного всадника, памятник Петру I, укрыли бревнами и мешками с песком. Сокровища Эрмитажа удалось эвакуировать, а экспонаты из других музеев спрятали за толстыми стенами Исаакиевского собора. Там же, в подвале, оборудованном лишь печкой-буржуйкой, находились музейщики. Из 60 человек 20 не пережили первую голодную и студёную зиму. Не забыть городу, как в одночасье исчезли животные и птицы, и случаи каннибализма тоже навсегда в памяти голодавшего блокадного Ленинграда. Бадаевские склады, где хранился запас продуктов, сгорели ещё в сентябре 1941-го. Не забыть, как 28 сотрудников Всесоюзного института растениеводства умерли от голода, но не тронули даже крошки из уникальной коллекции образцов зерновых, что спасли после войны сельское хозяйство. В памяти и то, как измождённые жители шли сдавать кровь для фронта - 144 тонны (!) её от ленинградцев спасли сотни тысяч раненых. А под обстрелами, на передовую приезжали маленькие танцоры - 70 ребятишек из ансамбля командира агитвзвода 55-й армии Аркадия Обранта. Он собрал своих ребят из довоенного Ансамбля пионеров (многих, увы, к тому времени уже не было), измождённых, ослабленных, но готовых хоть своим творчеством приближать Победу - 3 тысячи концертов фронту!
И как рыли окопы, как работали заводы, выпускавшие снаряды, самолёты, танки, как не закрывались фабрики, где шили шинели. Изголодавшиеся люди, от мала до велика, трудились для Победы. Октябрь 1942-го: первую тысячу метров ткани выпустила ситценабивная фабрика имени Веры Слуцкой, а сварщик металлического завода Арсений Коршунов выполнил за смену 32 нормы. По дну Ладожского озера проложили подводный трубопровод и кабель, чтобы в город пошли топливо и энергия Волховской ГЭС. Город не собирался сдаваться врагу - он жил, боролся, творил. В мае 1942-го рабочие Ленинграда и воины фронта играли в футбол на стадионе «Динамо», в декабре 1943-го на лёд вышли хоккеисты. Измождённые люди доказывали миру, что Ленинград жив! В августе 1942-го доказали это и оставшиеся в живых музыканты Ленинградского симфонического оркестра Карла Элиасберга, исполнившие в городской филармонии великую «Ленинградскую» симфонию. Блокада не сломила дух города.

За город павшие

Щелчки метронома, сигнал воздушной тревоги, раздались над Ленинградом на второй день Великой Отечественной. Ещё через сутки в небо поднялись 656 аэростатов, прикрывавших небо над городом.
8 сентября гитлеровцы захватили Петрокрепость (Шлиссельбург), а с севера город блокировали финны. Кольцо блокады вокруг Ленинграда, которого, по мнению Гитлера, не должно быть на земле, замкнулось на почти 900 дней. Первая попытка прорыва уже через несколько дней: под ожесточённым обстрелом три полка, форсировав Неву, заняли и удерживали Невский «пятачок» - крохотный участок у Невской Дубровки. Наш земляк Борис Ткаченко рассказывал, что потери были огромны: к примеру, из 11 тысяч воинов его 45-й Гвардейской ордена Ленина Краснознамённой стрелковой дивизии выжили на плацдарме всего 160 человек. «Средний срок жизни - 4 дня, а кого на «пятачке» смерть минула, второй раз рождён». Через полтора года плацдарм стал одним из тех, откуда началась операция «Искра» по прорыву блокады.
18 января 1943-го войска Ленинградского и Волховского фронтов, форсировав Неву, освободили Шлиссельбург и ещё десяток населённых пунктов, соединившись после недели боёв, смогли прорвать блокаду. До полного снятия оставалось чуть больше года. Но по узенькому освобождённому коридору побережья Ладожского озера проложили железнодорожные рельсы -
7 февраля 1943-го в город пришёл поезд с продуктами. Тот путь назвали «Дорога Победы». А ещё с сентября 1941-го по март 1943-го была у Ленинграда «Дорога жизни», военно-автомобильная дорога №101 - по Ладожскому озеру. Летом - на баржах по воде, зимой - по тонкому льду на конных обозах и грузовиках-полуторках везли в город продовольствие, увозили из него обессиленных в эвакуацию. Обе дороги - под постоянными обстрелами и бомбёжками. Сколько погибло там - не скажет никто.
Вообще, сколько погибло за дни блокады в Ленинграде - точно неизвестно до сих пор. Весной 1945-го комиссия Ленинградского горисполкома подготовила для Нюрнбергского суда над фашистами данные о том, что блокада забрала 649 тысяч человек - 632253 погибли от голода, 16747 - от бомбёжек и обстрелов. Но это только те, чьи имена известны, кто погиб в черте города.
А ведь были и массы неопознанных - погибавших на месте от артобстрелов, бомбёжек, упавшие от истощения, замёрзшие на улицах. Были те, кто погиб уже по пути в эвакуацию - под бомбёжками на Ладоге; те, кто в начале войны бежал в Ленинград из соседних регионов - их имена не учитывались в списках потерь. По самым скромным подсчётам, уже более полутора миллиона. И ещё около миллиона бойцов Красной Армии и Балтийского флота, добровольцев, ополченцев, что встали на защиту, спасение города. Их тоже ведь не учитывали в том списке потерь.
И крымчан там осталось немало, в бою павших, от голода умерших. Лишь несколько имён известны: симферопольские воины Густаф Гернер, Григорий Листопадов, Владимир Скорняк, красноармейцы из Феодосии Сейлиман Абдуллаев, Сергей Галкин, из Алушты - Бейдула Чалыков, учёный Арсений Маркевич, художник Григорий Калмыков… Чьи-то места захоронения неизвестны, кто-то покоится в братских могилах на Пискарёвском кладбище - самом большом, блокадном. Или на Смоленском, Волковском, Серафимовском… Кому-то последним приютом стали карьеры, рвы города - останки многих павших на улицах, тех, у кого уже не осталось родни, сжигали в крематории, которым стал тогда завод №1 (территория нынешнего парка Победы на Московском проспекте), потом на вагонетках вывозили в карьеры. Светлая память павшим.
Но эти жизни, более двух миллионов, цена любви, величия, спасения Ленинграда, по праву города-героя. 27 января 1944-го войска 2-го Прибалтийского, Ленинградского и Волховского фронтов, Красно­знамённого Балтийского флота, Ладожской военной флотилии смогли отбросить фашистов на 300 километров. Блокада была снята окончательно. Город выстоял, победил. Непокорённый Ленинград.

Блокадная норма

В день для бойцов на передовой - 500 граммов, для рабочих - 250, для служащих, иждивенцев и детей - до 125 граммов хлеба, где капля муки, а остальное - жмых и отруби. И продуктовые карточки (20 граммов крупы, 13 - мяса - на 10 дней), утрата которых становилась настоящей трагедией.

Наталья БОЯРИНЦЕВА.
Фото с сайта spbpmk.ru