Дмитрий Кошко: Как и мои предки, люблю Россию

11 Январь 2020 174
Дмитрий Кошко с вышедшей в Москве книгой прадеда.
Дмитрий Кошко с вышедшей в Москве книгой прадеда.

Каждый приезд в Крым из Парижа французского и российского подданного, председателя французского Координационного совета организаций российских соотечественников, кавалера российского ордена Дружбы Дмитрия Кошко становится событием. Ещё в «украинские» времена он читал лекции студентам факультета журналистики ТНУ имени В. И. Вернадского. На этот раз Дмитрий Борисович и со студентами встретился, и познакомил крымчан с подготовленной им книгой, изданной в Москве, и рассказал в преддверии 100-летия окончания Гражданской войны и русского исхода о связях с родиной предков.

- Дмитрий Борисович, как потомки вашего старинного русского рода, среди которых много известных личностей, оказались на чужбине?

- Род наш действительно старинный. Его родоначальник, если так можно сказать, - комендант Москвы в годы правления Дмитрия Донского Фёдор Кошка. При Иване Грозном моим предкам пришлось бежать от опричнины в Литву, где фамилию трансформировали в Кошко. Во Францию нас забросила первая волна эмиграции из России в годы Гражданской войны. Здесь я, правнук знаменитого сыщика, стал де Кошко. Думаю, крымчанам будет интересно прочитать книгу «Воспоминания русского Шерлока Холмса», которая недавно издана в Москве. Аркадий Францевич заслуживает того, чтобы его имя вышло из забвения.

- Тогда давайте расскажем, чем прославился ваш предок.

- Аркадий Францевич вышел из дворянской среды, в которой профессия полицейского не котировалась. Когда он бросил военную карьеру и перешёл в простые сыщики, вся семья порвала с ним отношения, кроме его старшего брата Ивана Францевича, ставшего потом губернатором Пензы и Перми. Аркадий Францевич довольно быстро из рядовых сыщиков стал начальником рижской полиции, и в 1908 году его перевели в Москву. Столичная полиция находилась в плачевном состоянии, а через пять лет при новом начальнике была признана в Женеве на мировом конгрессе криминалистики лучшей по раскрываемости преступлений. Аркадий Францевич был и криминалистом-теоретиком, и сыщиком-практиком, что бывает довольно редко. Он преподавал в университетах Москвы и Петербурга, в работе использовал все новейшие технологии того времени, и сам многие изобрёл. Именно он организовал полицию на всех уровнях по специальностям, с внутренним «контролем над контролем». Творчески использовал антропометрию, ввёл систему классификации дактилоскопии, сделав её доступной и легко применяемой. Его систему взяла на вооружение лондонская полиция Скотланд-Ярд. К сожалению, чаще всего «пророков» ищут не в своём оте­честве. А в России были и есть образцовые профессионалы. О них нельзя забывать, на их примере надо учить молодёжь. Один из таких - мой прадед. Он был настоящим, а не выдуманным, литературным Шерлоком Холмсом.

- Что привело вашего предка во Францию?

- Аркадий Францевич ушёл в отставку начальником уголовного розыска России, когда к власти пришло временное правительство. Узнав о грозящем расстреле, он уехал из Москвы, поскитался по нескольким городам, и оказался в Севастополе, где прожил с семьёй шесть месяцев до исхода армии Врангеля, и возглавлял крымскую полицию. А потом вместе с остатками белой армии семья бежала в Турцию. Там прадед по лицензии англичан возглавил детективное агентство. Прошёл слух, что президент Турецкой республики Кемаль-паша собирается выдать Советам русских эмигрантов. Аркадий Францевич понимал, что, несмотря на все заслуги перед Россией, его там расстреляют. И семья отправилась во Францию, где обосновались дальние родственники, которые в своё время строили Транссибирскую магистраль. Предложение англичан принять гражданство и работать в Скотланд-Ярде он не принял, заявив, что служил русскому царю, а английскому королю служить не собирается. Средства на жизнь ему пришлось зарабатывать в меховом магазине. А по вечерам писал мемуары. Говорили, что он долго надеялся на возвращение в России старого строя, и тогда его попросят вернуться на Родину. Увы…Скончался Аркадий Францевич в Париже 24 декабря 1928 года, прожив всего лишь 61 год, похоронен на кладбище Сент-Уэн. Я родился через 23 года.

- Его воспоминания до сих пор не публиковались?

- Публиковались, но далеко не все. Эмигрантские журналы опасались обнародовать некоторые тексты по разным соображениям, в том числе из-за критики царского режима. Аркадий Францевич успел написать три тома воспоминаний в форме коротких и динамичных рассказов.
В них он подробно описал наиболее громкие расследования. Первый том увидел свет ещё при жизни автора, в 1926 году, и снискал ему громкую известность в русских эмигрантских кругах. В 1929 году, после смерти автора, вышли ещё два тома. Все три книги имеют общее название: «Очерки уголовного мира царской России. Воспоминания бывшего начальника Московской сыскной полиции и заведующего всем уголовным розыском Империи».

- О каких громких расследованиях впервые опубликовано в книге, с которой вы знакомите российских читателей?

- Их довольно много. Например, громкое дело Бейлиса, которого обвинили в якобы ритуальном убийстве в 1911 году 12-летнего ученика подготовительного класса Киево-Софийского духовного училища Андрея Ющинского. Общество разделилось на консервативный, чиновничий слой, который считал рабочего Бейлиса виновным, и на либеральные и еврейские слои, вставшие на его защиту. Аркадий Францевич докопался до истины, доказав невиновность Менделя Бейлиса, и суд присяжных оправдал его. Тогда и окрестили сыщика Кошко «русским Шерлоком Холмсом». Кстати, именно его подчинённые обнаружили тело убиенного Григория Распутина, которое долгое время не могли найти.

 - Вы считаете себя французом или русским? Прекрасно говорите по-русски, а на каком языке думаете, пишете?

- Непростой вопрос. Русские считают меня французом, а французы - русским. Я называю себя русским французом. Воспитание у меня русское, эмоционально ощущаю себя русским. Но образование - французское. Как журналист пользуюсь больше французским языком. На определённые темы, я сказал бы, душевные, думаю на русском языке. Интеллектуальные размышления - скорее, на французском. Таких, как я, называют Français plus - то есть француз и вдобавок кто-то ещё.

- Что, кроме корней, связывает правнука «русского Шерлока Холмса» с Россией?

- Любовь к исторической Родине. С начала девяностых годов провожу довольно много акций во Франции. Координационный совет, которым руковожу, работает на укрепление франко-русских отношений в тесном контакте со всеми российскими представительствами - посольством, консульством, культурным центром, торгпредством, отделениями крупных российских фирм. Помогаем в проведении выставок, концертов, в осуществлении программ преподавания русского языка для взрослых. Нашу диаспору, сложившуюся из разных «волн», объединяют общие интересы, язык и культура. Разумеется, нам, les Russes de France, небезразличны российско-французские отношения. Во Франции более 160 общественных ассоциаций, связывающих наши страны. Я - один из инициаторов и организаторов премии «Русофония», которая ежегодно вручается за лучший литературный перевод с русского на французский. Русский язык - общее наследие разных народов, народностей. Это язык - мост, так же, как и французский, английский. Языки разных народов представляют определённую культуру. Самое главное для каждого народа - не терять свою историю. А это во всех странах происходит. Идентичность надо сохранять. Знание истории помогает понимать современный мир и строить будущее.

Досье

Французский журналист, писатель, общественный деятель, потомок эмигрантов первой волны Дмит­рий Кошко родился в 1951 году в Париже. Окончил филологический факультет Сорбонны и Институт политических наук. Более 30 лет работал в агентстве France-Presse, был собкором в Пакистане, Югославии, Ливане. Его прадед генерал Аркадий Францевич Кошко, руководивший Московским сыском и полицией Империи, вошёл в историю как «русский Шерлок Холмс».

Людмила ОБУХОВСКАЯ.